Грань — 9

Неизвестность пугает – мысль банальная, но от этого не становящаяся менее верной. Элис была готова последними словами ругать себя, своего эльфа, отца Реджинальда и леди Альвеву, которая все это затеяла. Если бы только еще от ругани проблемы решались сами собой… А ожидание было проблемой, может быть, даже более серьезной, чем то, что готовил отец Реджинальд. Хотя нет. Он, человек примечательный, наверняка готовил что-то грандиозное. Не зря же с памятного ужина прошло столько времени.
Элис чувствовала, что разум постепенно ей отказывает. Она была готова видеть опасность в каждом прохожем, она чуть Эмму не заподозрила в том, что та шпионка Реджинальда. Она придумывала бесчисленные планы обороны и безболезненного отступления – бесполезные, потому что противник все не наносил первый удар и даже не позволял догадаться, какой он будет. Горожане относились к ней все враждебнее и враждебнее, но она представить не могла, во что это все выльется.
Так что когда Альвева позвала Элис к себе, та даже обрадовалась. Если не заняться хоть каким-то делом, она определенно сойдет с ума.
Альвева ждала ее в малой гостиной – не там, где она принимала подруг и важных гостей, но и не там, где леди снисходила до простонародья. Во время этих визитов Элис особенно ярко чувствовала свое положение, и сейчас это заставило ее волноваться еще больше. Она была полезна Альвеве, но в случае чего ей бы пожертвовали без лишних сомнений. Не то чтобы у Элис раньше на этот счет были какие-то иллюзии, но сейчас она особенно остро ощутила свою уязвимость. А еще Амеди… Она по-настоящему привязалась к нему, но следовало признать, что он не только послужил причиной всего, но и сейчас сильно ограничивал ее в действиях. Когда Элис выполняла поручения Альвевы, ей пару раз пришлось сбегать через окно, но она не представляла окно, через которое можно сбежать, когда у тебя через плечо перекинут еще кто-то.
Она так увлеклась составлением очередного плана побега, что чуть не пропустила мимо ушей все, что ей говорила Альвева. А та сидела, расправив юбки, пила чай, соблюдая все правила столичного этикета, и говорила так мило, что в смысл ее слов трудно было поверить.
– И я вам как лучшей подруге по большому секрету рассказываю о плачевном состоянии дел моего супруга. Деньги тетушки Идении бы все исправили, но мой дорогой кузен так добродетелен, так строг, так непреклонен… Даже с такой чудесной молодой женщиной как вы у него вышла небольшая размолвка. Не подумайте обо мне ничего дурного, я не желаю ему зла. Лишь отчаяние заставляет меня иногда думать о том, как все удачно сложилось, если бы его не существовало.
И все. Альвева никогда не отдавала прямых приказаний. Может быть, боялась, что ее кто-нибудь подслушивает, может, не хотела выходить из образа добродетельной и чувствительной леди. Но систему ее намеков Элис давно научилась понимать.
Итак, ей «заказали» отца Реджинальда. «Идеально! – захлебнулась от восторга капризная девчонка. – Решить свою проблему так, чтобы за это еще заплатили!» А еще это будет едва ли не самое грязное из всех ее поручений. Нет никаких возможностей выполнить его, никого не убивая. Но заслужил ли отец Реджинальд смерти? Он не самый хороший человек... Как, впрочем, и она. Она уже думала, что дело может и до этого дойти, но в действительно безвыходной ситуации. А убить его ради… Профилактики – это другое. Да еще и деньги за это взять. Или не деньги?
– Но как было бы грустно, если бы он на самом деле пропал, – Элис выпрямилась и посмотрела на Альвеву очень честными глазами. – Такой достойный человек… И из-за нашей небольшой размолвки обо мне могли бы пойти разные слухи. И не только обо мне, но и о моем рабе, вашем чудном подарке, миледи, а я бы так не хотела потерять знак нашей дружбы. Вот если бы существовала возможность переправить его в безопасное место, пока все не закончится… Говорят, наш добрый король как раз дал малому народцу бывшую шахринскую землю.
Альвева в ответ уставилась на нее возмущенно. Да, дорого. Но вы, миледи, можете себе это позволить даже с учетом убытков лорда Гуго. А она, Элис, и пальцем не пошевелит, пока Амеди не будет в безопасности.
– Милая Алисия! – Альвева взяла себя в руке и улыбнулась еще шире, чем улыбалась до этого. – Вы так очаровательно добры к своему рабу! Как же я рада, что вы цените мой подарок! А мальчику и правда не помешает повидаться с сородичами. Я могу даже помочь вам в этом, мы же подруги!

* * *

Элис боялась двух вещей: что Амеди ни за что не согласится уезжать и что он согласится уехать без всякого сожаления. Ничего из этого не случилось даже тогда, когда она объяснила, что не собирается его продавать, что он будет жить среди других рунга и что она обязательно заберет его обратно. Если он захочет. Амеди помедлил и сказал, что хочет. Элис оставалось надеяться, что не от страха. И что он не передумает, когда почувствует поддержку своего народа. Ну что ж, тогда получится, что она спасла не своего раба, а абсолютно чужого человека… Эльфа, которого она больше никогда не увидит. Если какие-то высшие силы существуют, пусть они ей это зачтут.
Этой ночью, их последней – нет, конечно нет, у них будет еще много ночей, последней до его возвращения – она ласкала его непривычно нежно. Пусть вспоминает ее такой… И что делать с дурными предчувствиями?
На следующий день она подписала ему вольную, которая вступала в силу, если она не явится за ним в течение трех месяцев. Проверила, как он собрался. Проводила до попутного каравана, там все уточнила еще десять раз. Амеди казался одновременно потерянным и предвкушающим новую встречу со своим народом. Все, уехал.
А теперь, чтобы увидеть его снова, ей нужно работать.
Она написала отцу Реджинальду письмо, в котором сообщала, что осознала свою ошибку, избавилась от строптивого раба и теперь хочет помириться. И должна встретиться с ним втайне ото всех, в заброшенном доме на краю города. Не самый благополучный квартал, так что можно будет сымитировать убийство с ограблением. «Может, его и так кто-нибудь пристукнет», – тут же обрадовалась капризная девчонка.
Она попытается его соблазнить… Точнее, это у него должно возникнуть такое ощущение еще из письма. Придет ли он поддаться соблазну или с негодованием ее отвергнуть и отчитать, но придет точно. А уж сделать то или другое он уже не успеет.
Перед тем как пойти на встречу, она одевалась особенно тщательно. Удобно и одновременно с этим обычно. Нельзя, чтобы в ней опознали ту самую дворянку на службе лорда Гуго, которая так любит мужские костюмы, несмотря на то, что полная опасностей жизнь на границе сильно повлияла и на женскую моду. И, когда они будут бороться, отец Реджинальд не должен схватить ее за какую-нибудь тесемку, случайно выбившуюся прядь… Да, они будут бороться. Леди Альвева предполагала, что Элис просто вонзит кинжал ему прямо в сердце, но у самой Элис были немного другие планы. Свою работу она выполнит, но сначала им надо поговорить. Просто поговорить. «Ты знаешь, сколько злодеев погибло из-за этих разговоров?» – тут же осведомилась капризная девчонка. «Я не злодейка. Наверное».

* * *

Заброшенный дом оказался именно таким, каким Элис его себе представляла. Начавший ветшать, но еще крепкий. Свободного места там было достаточно, в случае чего ей грозила опасность скорее задохнуться в облаке пыли, чем удариться о какую-нибудь завитушку на мебели. Темно, но Элис прихватила с собой свечи. Их она расставляла особенно тщательно, так, чтобы не устроить случайно пожар и не привлечь внимание случайных прохожих. Бывшие владельцы дома были слишком бедны, чтобы позволить себе сад, и ярко освещенные окна были бы видны каждому.
Элис походила по дому и все тщательно осмотрела. Лучше иметь несколько планов действий, чем застыть в растерянности, если один не сработает. А еще она должна была чем-то занять себя, чтобы не начать думать о том, правильно ли поступает.
Ожидание заставило впасть ее в какой-то транс, потерять бдительность. Она даже вздрогнула, когда дверь приоткрылась и в холл тенью скользнул отец Реджинальд. На мгновение Элис подумала, что недооценила его. Он не только был высоким, физически развитым мужчиной, но и умел двигаться абсолютно бесшумно. Интересно, какие еще таланты у него имеются?
– Алисия?
Увидев ее, он как-то сразу расслабился. Из его движений исчезла настороженность, губы дрогнули в легкой улыбке. Элис даже стало немного стыдно. Он ей доверяет. Какого черта он доверяет женщине, против которой так давно готовил тайную войну?
– Реджинальд! Бог мой, не стойте там, подойдите. Не боитесь же вы меня!
Он пожал плечами и на самом деле подошел. Похоже, правда верил, что она хочет перед ним извиниться. Элис сделала порывистое движение, будто хотела броситься ему на шею. Никаких любимых киношниками ударов чем-нибудь тяжелым по затылку, ломать нос тоже не стоит. Пусть корчится от боли, но потом они должны поговорить. Ее кулак с размаху врезался ему в солнечное сплетение. Наблюдать за тем, как его гармоничные строгие черты искажаются от боли, было по-своему интересно. Будто с каменной стены вдруг начал осыпаться изысканный барельеф.
Удар ребром стопы по голени. Будет дальше сопротивляться – надо бежать. Со статуями ее драться не учили. Нет, отец Реджинальд сделан не из камня. Странно, но хорошо.
Он еще бился в ее захвате, но рефлекторно, дергаясь от боли, а не пытаясь вывернуться и ударить в ответ. Связать его было уже нетрудно.
– Алисия, что происходит?
Реджинальд оправился и смог говорить так быстро, что Элис восхитилась. Но времени выражать восхищение не было. Она пнула его – не сильно, скорее для острастки, и спросила:
– Зачем ты устроил все это?
– Это? – он закашлялся. – Разве не я сейчас… Сижу перед тобой… Связанный?
Его дыхание сбивалось, но сила духа по-прежнему поражала.
– Ты даже не осознаешь, что сделал, да? – Элис широко улыбнулась и подумала, что выглядит типичной злодейкой из кино. Или героиней – в последнее время герои и злодеи стали уж слишком похожи. – Я же сказала, что не бросаю тех, кто от меня зависит. Если ты объявил войну моему рабу, приготовься сражаться со мной.
«Что ты несешь? – возмутилась внутри нее капризная девчонка. – Добей его и иди к Альвеве».
На всякий случай Элис пнула Реджинальда еще раз. Короткий стон – и он сильнее сжал зубы.
– Бедный мальчишка и без того потерял все. Зачем ты пытался отнять его у мен…
Элис запнулась. Темнота ей мешала, и главное, что можно было понять по лицу Реджинальда – ему очень больно, но он никак не показывал, что хоть что-то понимает.
– Ты настраивал против меня горожан. Распускал нелепые слухи.
– Алисия… – она вдруг поняла, что он еле сдерживается. Его голос садился от боли. – Я… Одна проповедь… Она не могла так…
– Одна? Думаешь, это тебе поможет?! – она ударила его еще раз. Кто же задохнется раньше, он от боли или она от злости? – Нет, весь город не будет ненавидеть меня из-за одной проповеди! Кто-то очень долго и старательно подогревал эту ненависть.
Реджинальд заговорил неожиданно спокойно, почти не прерываясь, как будто последний удар придал ему сил:
– Алисия. Вы же сами сказали, что это делал кто-то. Не обязательно я. Подумайте, нет ли у вас врагов. Я вам не враг.
– Да кому еще…
Действительно, кому это все было нужно? Кто в итоге выиграл? Кто, в конце концов, получает все деньги?
– Альвева?
Элис сама себе не поверила. Но она почему-то верила Реджинальду. Жаркая проповедь – вполне в его духе, но вот распускать слухи он вряд ли будет. Да это просто смешно – преподобный Реджинальд, шепчущий гадости соседу на ушко. А Альвеве самой даже делать ничего не придется, стоит ей слово сказать, и ее люди распространят любую сплетню.
– Алисия?
Боже, какая же она дура!
– Алисия!
– Да, преподобный?
Что она сейчас должна делать, извиниться и помочь ему отряхнуть сутану?
– Сюда кто-то идет.
Элис прислушалась. И правда, голоса. К дому подходили люди, судя по звукам, целая толпа людей. Элис взялась за дверную ручку.
– Алисия! Не выходите к ним.
Отец Реджинальд попытался подняться, но безуспешно.
Элис толкнула дверь.
И правда толпа. Перепачканные злые лица, порванная одежда, факелы. Какие-то инструменты, вилы, камни. Рабочие с мануфактуры лорда Гуго, неудачливые искатели приключений, немногочисленные крестьяне. С каждым по отдельности она бы справилась, но против всех вместе была бессильна.
– Ведьма!
– Священник мертвый лежит! Демонов собралась призвать?
– Убийца!
– Хорошо, что миледи ее видела!
– Не уйдешь!
Первый же камень сбил ее с ног. Перекатиться через порог и захлопнуть дверь… Нет. Что-то ударило Элис по голове, и красный свет факелов померк перед глазами.

Опубликовано: 30.07.2015

Автор: Jeziora

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 26 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Непредсказуемо, но от этого только еще интереснее. Спасибо)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Порой разговор с жертвой помогает киллеру…Или нет?!
    Ух и дали удар по нервам!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. М-да надеюсь Алисия сможет выпутаться из этой подставы….спасибо автору , жду продолжения…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • ИМХО, трудно выпутаться из ситуации, когда тебя уже приложили камнем по темечку. =) Но посмотрим…
      А продолжение (эпилог уже) будет со дня на день, только реал немного разгребу.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Ух какие интриги!

    Оцени комментарий: Thumb up 0