Сила воли — Глава 20

Щекотно. Рыж открыл глаза. Утро началось с пепельной дымки чужих волос, рассыпанных по его лицу. Он лежал на спине, а почти на нём спала Максирина, обняв руками и ногами. Харрш! Вставший раньше него член упирался в лобок девушки. Рыж осторожно убрал с лица длинные пряди. Не проснулась… Во сне черты Макси стали немножко детскими и от красоты у него захватывало дух. Рыж любовалась бровями, раскинутыми как крылья гордой птицы, тёмной густой бахромой ресниц, нежной линией подбородка, прямым носом, полными, чётко очерченными губами, кремовой кожей. Хороша! Сам не заметил как, поднял руку и легонько провёл пальцем по бровям, носу, спустился к губам девушки. Она открыла глаза, и он пропал в их синеве.
– Макси, – беспомощно произнёс, – Макси....
– Я здесь, с тобой.
Она придвинулась ещё ближе, их первый поцелуй был нежным, почти невинным. Максирина откинулась назад и пристально посмотрела ему в глаза:
– Я люблю тебя, Варваник, люблю с первого взгляда. А может быть, и ещё раньше, по рассказам ведьмака о тебе. Не пугайся, – она нежно улыбнулась, – я ничего не буду требовать, только позволь быть рядом.
Рыж зарылся руками в тёплый шёлк её волос. Вдохнул её аромат. Так пахнет весенний ветер, первая гроза, листва, умытая дождём. Притянул её голову к себе и поцеловал уже уверенно, словно ставя печать на договоре, просовывая язык к ней в рот, разрешая ей и себе насладиться близостью, соприкосновением тел, сплетением рук и ног.
Макси нетерпеливо отпихнула в сторону одеяло, провела тёплыми руками вдоль его тела, покрыла поцелуями шею, опускаясь ниже, по ключицам, груди, животу. Легонько поцеловала подрагивающую плоть. Втянула в рот и стала медленно посасывать член, урча от удовольствия и блуждая руками по телу. Рыж зарычал, руки зарылись в её волосах, то пропуская шёлковые пряди через пальцы, то крепко сжимая их в ладонях, притягивая голову ещё ближе к паху. Кровь в их жилах превратилась в жидкий огонь. Харрш! Как же хорошо! Он погладил симуран по спине, опустил руки ниже, приласкал ягодицы, сжал их, затем провёл по ним ногтями. Макси вздрогнула, оторвалась от него, простонала:
– Ещё…
Он провёл по упругой попке ногтями чуть сильнее.
– Да, вот так, Рыжуля! Именно так!
– Твой запах сводит меня с ума, – она поудобнее устроилась между его бёдер и снова наклонилась к лобку, -– такой манящий…
Ощущение рук, мягко массирующих его зад, её горячего тяжёлого дыхания у оголённой головки члена, волос, ласкающих бёдра, заставляли быстрее биться пульс, стонать на низкой, животной ноте, судорожно сжимать мышцы в предвкушении новых прикосновений. Её щека коснулась внутренней стороны бедра и разметавшиеся по ногам волосы пощекотали чувствительную кожу. Он задохнулся от прилива вожделения.
– Макси, – простонал он, – Корзаг тебя уколи! Не мучай...
Договорить Рыж не успел. Горячее дыхание коснулось оголённой головки одновременно с влажным чуть шершавым языком, вырвав сдержанный стон из его горла. Он дёрнулся всем телом, но Максирина держала крепко, не давая двигаться. Она припала к члену губами, целуя так же жадно, как до этого губы, язык снова и снова проводил по самым чувствительным местам. Рыж уже совсем не владел собой. Руки комкали простыни, бёдра конвульсивно вздрагивали. Словно в бреду он слышал собственный голос, повторяющий:
– О Боги! Да! Макси, да! Только не останавливайся!
С каждым движением её губ и языка наслаждение становилось сильнее, поднимая его на недостижимую высоту. На пике он обрушился в пучину, рассыпаясь мириадами брызг, ощущая звенящую пустоту внутри. Очнулся в объятиях Макси. Она выпустила его ягодицы, легла сверху. Поцеловала влажный от проступившей испарины лоб.
– Рыжуля, посмотри на меня, – проворковала она, – я хочу видеть твои глаза.
Воин с трудом сфокусировал на ней взгляд.
– Вот так, – от едва сдерживаемой страсти её голос был так низок, что отозвался вибрацией где-то у него в грудине, – смотри на меня.
Симуран сдвинулась вниз и со стоном одним движением опустилась на член, обхватывая его лоном так плотно, что стало почти больно. Глаза закатились от непереносимого удовольствия на грани помешательства.
– Нет, – как кнутом щёлкнул её окрик, – не смей закрывать глаза! Смотри на меня! – она руками сжала его голову. – Смотри! Я хочу видеть наслаждение в твоих глазах.
Макси начала двигаться, не отрывая от него взгляд, и шепча о том, что она чувствует в данный момент, как ей нравится наполняться им, ощущать, как его тело вздрагивает от наслаждения под ней. Руки мужчины гладили спину и ягодицы «наездницы». Пальцы конвульсивно сжимались, временами впиваясь ногтями в кожу. Рычание рвалось из его глотки, сливаясь с её тихим урчанием в единую песню страсти. И вдруг внутреннее напряжение приблизилось к критической отметке и больше не было сил терпеть размеренный ритм.
Они оба потеряли выдержку и терпение. Стремясь слиться друг с другом, забыли о нежности, о мягкости и лёгких касаниях: потребность в немедленном единении подстёгивала их, заставляя двигаться быстрее, резче. Он исступлённо царапал её спину и ягодицы, она сжимала его бока бёдрами, впиваясь в грудь ногтями и оставляя на ней багровеющие следы. Толчок, ещё, ещё – и наслаждение разрывается закрученным вихрем. Макси выгибает спину, вскидывает голову, её урчание переходит в крик, смешиваясь с рычанием Рыжа, в воздухе трещат электрические разряды.
Воин пришёл в себя, под безвольным телом симуран. Она лежала на нём неподвижно, и лишь судорожное дыхание говорило о том, что девушка жива. Рыж приподнял руку и ласково погладил её по плечу. Она пошевелилась, с трудом приподняла голову. Посмотрела любимому в лицо всё ещё затуманенным страстью взглядом, затем уперлась в него лоб в лоб.
– Что это было? – она легонько поцеловал его в нос.
– Это было что-то!
– Что-то? – довольно рассмеялась Макси. – Это всё, что ты можешь сказать?
Рыж погладил её по щеке.
– Это было восхитительно! Волшебно! Феерично! Макси, ты хищница! Всего меня на ленточки порвала.
Она встревоженно вскинулась, попытавшись встать с него. Он сжал руки, останавливая.
– Не дёргайся, – воин довольно улыбнулся. – Всё просто великолепно!
– Прости! – симуран поцеловала его грудь. – Надеюсь, тебе не слишком больно?
– Мне хорошо. Так хорошо, что я готов кричать об этом на весь мир!
– По-моему, мир и так уже знает об этом. Наши вопли слышали, наверное, во всём Ожерелье. Я не удивлюсь, если соседи вызвали стражу, думая, что здесь кого-то медленно убивают.
Они одновременно рассмеялись. Макси провела кончиками пальцев по его губам и подбородку и вдруг тихо добавила:
– Я первый раз слышу твой смех и вижу улыбку…
Они лежали на кровати, посреди изорванных простыней, кое-где испачканных кровью из его царапин, и хохотали до слёз. И что-то дрогнуло в душе оборотня. То, что, как он думал, погибло вместе со смертью ребят и Ники. Оно прорастало вновь, разгоняя собой темноту в его душе, пряча её в самые дальние и потайные уголки. Теперь воин точно знал, что готов ехать в Северные земли. Ему нужно время для подготовки: восстановить свою физическую форму, собрать сведения, проанализировать их и нанести один-единственный точный удар.
Первые лучи Интисоль уже позолотили крыши за окном. Они подхватили свои сумки, на кухне получили заранее заказанный короб с продуктами для завтрака, куда исполнительные поварята упаковали даже большой заварник со взваром. Открытая повозка от отдыхальни доставила их к порту за двадцать сдвигов. И Рыж успел полюбоваться на каменные дома в основном белые, с разноцветными крышами и множеством цветочных ящиков перед окнами и просто на стенах – горожане старались украсить свои жилища, соревнуясь друг с другом в разнообразии цветочных сортов.
У причалов оказалось пришвартовано не так уж много кораблей, и принадлежащий клану золотосеребряных ледодав «Убийца тварей» будущие пассажиры узнали сразу – хищный силуэт его металлического корпуса разительно отличался от неповоротливых деревянных торговых посудин, к виду которых привык Рыж. На баке «Убийцы» притаилась зачехлённая конструкция, в которой опытный взгляд воина опознал двуствольную гарпунную пушку. Про такое оружие он только слышал и видел на картинках, а применять его разрешалось исключительно в Ледяной Пучине против её тварей. Теперь стало понятно название ледодава – для военного корабля оно вполне подходило.
Наклонные борта рубки («ходовой», как потом ему объяснила дракона) придавали облику «Убийцы» стремительности и были украшены эмблемой клана: два дракона как живые кружили в вечном танце, хватая друг друга за кончик хвоста. Единственная мачта, издали похожая на металлическое кружево, служила для размещения артефактов – паруса на ледодавах не использовали. Рыж в своё время прослушал дополнительный курс, на котором им рассказывали об особенностях оружия разных рас, и кое-что знал о кораблях, бороздящих северные моря.
Даже стоящий у причальной стенки, «Убийца Тварей» выглядел так, будто стоит только обрубить сдерживающие его швартовые концы, и он рванёт в открытое море. Хищные очертания и скрытая мощь так впечатлили Рыжа, что он на пару капель замер, любуясь. За что заслужил от Макси ощутимого тычка под рёбра, но всё равно не смог сразу оторваться от разглядывания этого чуда техники. На дальнем конце первого яруса надстройки, которая тянулась почти до самого юта, Рыж разглядел еще одну площадку с такой же «двуствольной» установкой, как и на баке.
Палуба в районе шкафута практически сравнялась с пирсом, и Рыж хотел было прыгнуть на неё прямо с причальной стенки, однако, наткнулся на стальной взгляд моряка, замершего со шваброй в загорелых руках. Тот едва заметно покачал головой: «Даже не думай», и в той же суровой манере указал в сторону юта, где на берег были брошены сходни, благо идти до них оставалось недолго. Там их уже поджидала дракона.
– Вижу, ты хорошо постарался над улучшением настроения нашей ревнивой сучки, – Айсаннат игриво прикусила его за мочку уха. – Не беспокойся, она не услышит. Я не стану злить её лишний раз.
Рыж благодарно взглянул на Золотую, нежно поцеловал её. Тут же сгрёб в охапку враз помрачневшую Макси, чмокнув и её, и бодро провозгласил, что немедленно желает насладиться завтраком в обществе любимых женщин. Он не хотел начинать первый день новой жизни с раздоров. Симуран и дракона это почувствовали по общей связи и постарались поддержать своего мужчину, за что он искренне был им благодарен. Пока они опустошали короб с запасами провианта, «Убийца Тварей» успел выйти в открытое море и сразу после еды Рыж ушёл на верхнюю палубу, чтобы раскрыться навстречу своей удаче. В том, что будет именно так, он не сомневался ни капли.
***
Ледодав – корабль, который можно использовать в суровых условиях севера.
Бак – вся передняя часть палубы.
Рубка — помещение на корабле, являющееся главным постом управления судном.
Ходовая – специальное помещение в корабельной надстройке, из которого осуществляется управление кораблем на ходу.
Швартовый конец — растительный или стальной трос (иногда цепь), с помощью которого судно закрепляется у причала.
Надстройка — закрытое сооружение на верхней палубе судна, расположенное от борта до борта.
Ют — кормовая часть верхней палубы судна или кормовая надстройка на судне.
Шкафут — часть верхней палубы.
Причальная стенка — стационарный причал, сооружаемый в морских портах для защиты берега или набережной от размывания волной и прибоем, а также для швартовки кораблей (судов).


Продолжение на ПродоМане (бесплатно)

Опубликовано: 10.04.2016

Автор: MeGera

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 8 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*