Сила воли — Глава 18

Рыж проснулся на рассвете злобный, как голодный цепной кобель. Ночной разговор с Макси умиротворения душе не принёс. Симуран слишком настойчиво выпытывала подробности его эротических снов с участием таинственной незнакомки, которые он время от времени видел на протяжении последних нескольких циклов. Потом попыталась «перебить» его впечатления сексом. Рыж поддался ей: напряжение никуда не ушло и его надо было как-то сбросить, но особого удовлетворения не получил – почему-то ощущал неправильность происходящего.
Теперь его начало угнетать наличие общей метки с симуран. Она ему, конечно, очень нравилась, но связывать жизнь с жёсткой требовательной женщиной-целителем он не планировал. Он вообще почти никогда не задумывался о своём будущем и семье, а ведь если у него теперь есть пара, то и дом должен быть. Получается, что ему совершенно нечего предложить женщине, которая по воле каких-то высших сил вдруг сделалась его парой. Воин тяжело вздохнул, потянулся и огляделся по сторонам.
Рассвет ещё не наступил, но небо уже слегка порозовело и пора было заканчивать терзаться тем, что изменить нельзя. Серая хмарь застилала поверхность озера, поднимаясь почти к верхнему краю островка, на котором ночевали беглецы. Рыжу на каплю показалось, что он плывёт среди туманов вечности, а этот клочок суши, поднявший его над суетой земли – единственная нить, связывающая его с прошлой жизнью. Она будто пропала, растворилась в сером мареве и ещё пытается достать его, лизнуть влажным языком, оплести ноги и затянуть в беспросветную тоску. Воин вздрогнул и перевёл взгляд на начинающее золотиться в первых лучах Интисоль небо. Подул лёгкий ветерок, разгоняя мрак и придавая предметам чёткость, делая будущее ясным. Ему пора двигаться вперёд. С женщинами будет разбираться по пути.
Пока хмурый воин предавался размышлениям, Макси проснулась, молча собрала вещи и перекинулась. Похоже, что её ночь тоже не порадовала. Рыж забрался на спину крылатой собаки, нежно погладил белые перья на загривке, почесал шею. Воин с интересом рассматривал длинные белые перья, которые покрывали крылья и загривок, но постепенно переходили в густой мех на теле, шее и голове симуран. В ответ на его ласку от зверя пришла волна удовольствия, Рыж ощутил под собой лёгкую вибрацию, а потом услышал довольное урчание.
Он хмыкнул и устроился поудобнее на мощной спине, сжал ноги, подаваясь бёдрами вперёд, будто он верхом на лошади. Симуран раздражённо фыркнула и прыгнула с обрыва. В лицо седоку ударил ветер, сердце от резкого падения ухнуло куда-то вниз и он едва успел вцепиться в длинные перья, чтобы не упасть. У самой воды симуран выправилась, нарочно задев поверхность озера лапами и, поднимая тучи брызг, окативших и так не слишком довольного Рыжа с ног до головы. Напоследок она облетела вокруг ветроворота и направилась на северо-запад.
От Плато Ветров до Ожерелья Богов они долетели всего за два оборота. Раньше в этом портовом городе ни Рыж, ни Макси не бывали, поэтому с одинаковым интересом рассматривали результат прихотливой фантазии неведомого архитектора. Симуран долго парила в небе, любуясь открывшимся видом. Толстенные древние стены с огромными башнями и правда были похожи на ожерелье, покоящееся на груди исполинского каменного великана. Извивающиеся по скалам улочки причудливо соединяли дома горожан, площади, несколько храмов и дворцы знати. Будто отполированные, крыши сверкали в лучах Интисоль, витражные окна играли цветными бликами, белокаменные стены и яркая зелень маленьких садиков добавляли городу нарядности.
Воин жадно втянул ноздрями тёплый солёный воздух. Зангарское море одно из самых опасных для путешествий, но сезон штормов уже миновал и можно было надеяться достигнуть Северных земель в кратчайшие сроки. Рванувший к горлу желудок вернул Рыжа в реальный мир. Макси решила поиздеваться напоследок: вместо плавного снижения она камнем упала на скалы неподалёку от городских ворот Ожерелья. Воину понадобилась вся его сила воли, чтобы не расстаться с завтраком на глазах у неторопливо одевающейся Макси. Он поймал насмешку во взгляде ярко-голубых глаз, но, возможно, это ему только показалось.
Остановились они довольно далеко от порта в хорошей отдыхальне верхнего города с запахами вкусной еды и сладкой сдобы из кухни и приличной публикой в просторном зале. Воина мутило после резкого снижения, в душу будто кошки нагадили, но от предложения целительницы облегчить его состояние Рыж отказался. Ему хотелось, чтобы Макси стало стыдно, ведь именно она виновница его недомогания. Но Макси муки совести были неведомы, и она почти вприпрыжку отправилась в порт искать корабль до Медвежьего Клыка.
Комната с удобной широкой кроватью и окном, выходящим на соседнюю крышу, Рыжу понравилась: добротная мебель, свежее бельё, полевые цветы в яркой крынке, умывальня с горячей водой и отхожим местом в закутке с дверкой – видно, что владелец заботится о репутации заведения и старается поддерживать высокий уровень. Воин повесил охранные заклинания на дверь и окно, скинул на табурет одежду и нагишом зашёл в крошечную умывальню. Выходил оттуда довольный, мокрый, вытряхивая мизинцем воду из уха, да так и застыл изогнувшись и ошалело уставившись на кровать.
На салатовом как первая травка покрывале возлежала незнакомка из его снов. «Корзага мне в душу, а наяву она ещё прекрасней!» – подумал Рыж, пожирая глазами гибкое тело. Девушка лежала на боку соблазнительно выгнув бедро. Узкое лицо с чуть улыбающимся большим ртом, прямой нос, высокий лоб, немного заострённые на кончиках ушки, причёска из переплетённых между собой золотых и серебряных косичек, изучающий взгляд сияющих золотом глаз – всё это воин отметил за долю капли. В комнате теперь даже пахло иначе: летним ветром и луговыми цветами.
– Как?
Это единственное, что смог из себя выдавить ошалевший от привалившего счастья Рыж. Его организм недвусмысленно демонстрировал радость от встречи, указывая точно на её причину.
– Я устала опаздывать и жить во сне. Сначала твоя Ника, теперь Макси… – девушка печально вздохнула. – Ты не бываешь один.
Рыж быстро совладал с охватившим его волнением и насмешливо приподнял бровь, устраиваясь в ногах у красотки. Руки по собственной воле принялись массировать узкие ступни, уделяя внимание каждому маленькому вытянутому пальчику с аккуратным серебряным коготком. Девушка слегка сместилась, чтобы воину было удобнее.
– Раз уж ты здесь, скажешь, как тебя зовут?
Он очень старался произнести фразу небрежно, но дрогнувшие на золотистой ножке пальцы выдали волнение мужчины. Красавица чуть прищурила высоко поднятые к вискам раскосые глаза и недоверчиво хмыкнула. Её зрачок вытянулся, прорезая чёрной узкой щелью расплавленное золото.
– Уверен, что мы незнакомы?
От осознания у Рыжа перехватило дыхание. Замерев с прижатой к груди ножкой, он неверяще уставился на уже открыто смеющуюся красавицу.
– Ты Айсаннат?
– Разве Повелительница Бури тебе не сказала? – девушка лукаво прищурилась и томно потянулась, шевельнув зажатой в сильных ладонях ножкой.
– Она знала? – Рыж машинально продолжил массировать её ступню.
– Конечно, мы ОЧЕНЬ давно знакомы.
– Харрш…
Девушка засмеялась мягким, напоминающим шорох осенних листьев смехом, и осторожно высвободила ногу. Одним слитным движением из расслабленно лежащей позы она перетекла ближе к Рыжу, села на пятки и нежно коснулась волос мужчины. У него душа замерла от этой невинной ласки, губы пересохли, а чуть подрагивающие руки потянулись к тонкой фигурке. Он только теперь обратил внимание, что она закутана во что-то несусветно воздушное, лёгким облаком скрывающее от него струящееся золото ткани, обтягивающей тело. Почему-то ему казалось невероятно важным немедленно избавиться от всего, что мешает получше разглядеть оживший сон.
– Сердце моё… – всё ещё не веря своему счастью, он провёл кончиками пальцев по маняще приоткрывшимся им навстречу губам.
– Ш-ш-ш… Нам с тобой не нужны слова…
Она прижалась щекой к его груди и тихонько вздохнула. Нежность захлёстывала Рыжа, сбивала дыхание и вызывала головокружение. Такого он не испытывал ещё ни к одной женщине. Воину бы испугаться неожиданного шквала эмоций, с перебоями колотящегося о рёбра сердца, но ему было наплевать. Ничто не имело значения, кроме одного – она здесь в его руках. Единственное, чего Рыж боялся, так это внезапного исчезновения вдруг обретённого счастья. Но оно уже обводило контур его рта, ощутимо вело когтями по рёбрам, подбираясь к паху. Воин даже не вспомнил, что обнажён, но ткань, скрывающая от него тело Айсаннат, вдруг стала врагом. Однако, она сдалась без боя – лёгкое движение девушки и мягкое золото платья стекло вниз, обнажая невероятно прекрасную грудь.
Тяжёлые полушария накрыли шершавые мужские ладони и на каплю замерли, чтобы потом бесконечно нежно сжать их, приласкать напряжённые соски. Он касался чуть светящейся золотистой кожи с лёгким трепетом, изнывая от желания, но не смея торопиться. Хотелось продлить восхитительные ощущения первых настоящих взаимных прикосновений. На вид тонкое и хрупкое, её тело оказалось ещё и невероятно гибким.
Айсаннат оплетала его, как боевая лиана магов природы, полностью лишая разума и самоконтроля. Всё, что он видел – это её глаза, с каждой каплей ярче сияющие золотом. Всё, что ощущал – шелковистую нежность кожи. Слух заполнял нарастающий ритм бьющихся в унисон сердец, а ноздри трепетали от сладкого запаха её желания. Лёжа на спине она вдруг вывернулась невероятным образом, прижимаясь к его паху ягодицами, закинув одну ножку на плечо и гостеприимно открыв ему навстречу нежные лепестки.
Рыж толкнулся вперёд, погрузился самую малость и будто утонул в водовороте захватывающих ощущений. Он чуть не потерял равновесие, пошатнувшись и почти выйдя из манящей глубины. Острые серебряные коготки впились в мускулистые плечи, возвращая мужчину в реальность. Золото её глаз кипело и плавилось, зрачок пульсировал. Воин с рыком вонзил в неё готовый взорваться семенем член до упора, яички мягко шлёпнулись о её напряжённые ягодицы. Рыж подался вперёд, заставляя гибкое тело вывернуться сильнее и напрячь мышцы, неся ему небывалое наслаждение. С трудом раскачался, ловя ритм, вызывающий в женском теле особый ответный трепет, каждый раз проникая внутрь до отказа, а потом почти выходя наружу. Глаза возлюбленной закатились, ресницы мелко дрожали, руки конвульсивно сжимались на его плечах, оставляя глубокие царапины.
Дракона попыталась перевернуться на живот, но Рыж не позволил, крепко прижав одной рукой её плечо к кровати, а второй лаская вершинки грудей. Она дёрнулась, наподдала ему пятками, требуя ускорить движения, громко застонала. Воин рычал, растворяясь в бешеном ритме собственных движений, но лишая партнёршу возможности самостоятельно двигаться. Её чувственный рот приоткрылся, обнажая острые зубы, голова запрокинулась, тонкие косички метались из стороны в сторону вместе с бьющимся в оргазме телом.
Мужчина впитывал в себя образ мечущейся в экстазе драконы, ничего больше не видя вокруг. Золотая вспышка ослепила его, когда струя семени ударила в жаркую плоть, выдаивающую мужчину до последней капли. Айсаннат довольно заурчала, ногой прижала его ягодицы, чтоб не смел покидать жадное до его члена лоно. Он усмехнулся, осторожно опустился рядом, прижимаясь к любимой. Рука по собственной воле принялась вырисовывать узоры на мерцающем золотыми искорками бедре.
Воин купался в тёплых волнах ауры, в ответ окутал её своей – непривычно тяжёлой и плотной. Что-то происходило с ним прямо сейчас на глубинном уровне. Он чувствовал, что в его организме идут незнакомые процессы, наполняя силой, меняя внутреннюю сущность. Айсаннат довольно улыбалась, нежась в объятиях мужчины. Вид у неё был такой, будто всё по плану и никак иначе. Рыж для надёжности намотал на руки длинные тонкие косички, сжал кулаки и уплыл в сон – даже спящим он хотел контролировать свою женщину.

Опубликовано: 08.04.2016

Автор: MeGera

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 7 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*