Сила воли — Глава 1

Маленькая шустрая сквирка* распласталась вниз головой на влажном от росы стволе и с любопытством посверкивала глазками. У корней весь в ветках и пучках травы затаился здоровенный мужчина, бросивший на зверюшку всего один острый взгляд исподлобья, от которого она вздрогнула и уже было хотела сердито застрекотать, но почему-то раздумала. Человек слегка расслабился: он не обнаружил чужого влияния на разум беспокойного лесного обитателя, а если лежать неподвижно, то зверёк не станет поднимать тревогу. Предвкушение боя горячило кровь, но замирать он умел в совершенстве, как и многое другое, необходимое для настоящего воина. Сквозь шелест густой листвы где-то за спиной он слышал пару воркующих у нового гнезда данхов*. Немного правее звонко ругались сквирки. Его знакомая успела спуститься почти до земли, но на вопли товарок полыхнула огненно-рыжим хвостом по тёмно-зелёному фону и помчалась к сородичам.
Полностью отсыревшая за три предутренних поворота одежда неприятно холодила, но мужчина продолжал зорко следить за происходящим вокруг, основное внимание сосредоточив на своей цели: домишке, скособочившемся на дне горной лощины, залитой густым предрассветным туманом. Воин всмотрелся через дальнозор* арбалета в занавешенные ветхими тряпками окошки. За ними не угадывалось движения – колыхания теней от слабого света огарка не могли его обмануть. Ему показалось странным, что вокруг всё замерло и даже птицы притихли, но причину внезапных изменений в природе он так и не обнаружил.
Его группу, состоящую из четырёх оборотней-побратимов и ведьмы, забросили порталом в ближайший район за два оборота до намеченного для нападения времени. Они разделились, до места каждый добирался сам по себе. По одному прокрались к цели и в разных местах залегли несколько поворотов* назад, дожидаясь ведьму, которая не умела ходить по горам так же хорошо, как и мужчины. По данным, полученным от осведомителей, именно здесь держала важных заложников местная банда. Воин ещё раз глянул в дальнозор – тишина и покой. По мысленной связи прозвучало: «Рыж, мы готовы».
Его губы дрогнули в усмешке. Когда-то он надеялся, что вырастет и никому не позволит называть себя глупым детским прозвищем. Но его торчащие, как иглы корзага*, огненно рыжие, в красноту волосы, полностью блокировали фантазию окружающих. Поэтому для своих он сделал исключение, а чужие, после близкого знакомства с его кулаками, значительно обогащали словарный запас.
Рыж по собственной воле стал воином и любил свою работу. То, что большая часть заданий последнее время проходила в предгорьях Пиков Ларры, ему нравилось. Он любил ночевать в горах, где звёзды были будто ближе, а воздух чище, чем в низинах. Уничтожение гадов, своим присутствием искажающих картину его идеального мира, доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие. Особенно заводил процесс выслеживания и охоты. Сейчас он чувствовал себя хищником перед прыжком, и ему казалось, что от нервного напряжения от него валит пар – было бы неудивительно при такой-то влажности.
Во время заданий Рыж чувствовал себя настоящим воином, а не мало на что способным ведьмаком. За последние циклы он стал отличным зельеваром, овладел магией разума, но использование любых других заклинаний вызывало сильнейшую головную боль, что было причиной бесконечного сомнения в собственных силах. А здесь от действий группы часто зависела жизнь людей и для него было важно чувствовать себя нужным. Кроме того, в предгорьях Пиков Ларры почему-то особенно остро ощущалась связь с побратимами и дерзкой ведьмой, которая в последнее время изо всех сил пыталась лишить его свободы. Азарт битвы, будоражащий кровь, и вовсе можно было сравнить только с вершиной любовных игр, в чём он ни за что не признался бы своей женщине. Воин нахмурился, вспоминая, как внимательно хитрая бестия следила за его настроением и не позволяла слишком увлечься ни ещё чьей-то любовью, ни битвами.
За три цикла охоты Рыж с ребятами заработали среди своих жертв репутацию беспощадных палачей: они постоянно заявлялись незваными гостями к бандитам и не оставляли никого из них в живых. За умение пробраться через, казалось бы, самые непроходимые места, их прозвали «Призраками» и боялись сильнее, чем монстров, водившихся в аномальных зонах предгорий. Четверо из группы были чистокровными оборотнями: два волка, снежный барс и ястреб, сам Рыж полукровкой, а их единственная женщина - ведьмой. И каждый из них имел способности, которые в предгорьях по большей части были бесполезны: в здешних аномальных зонах магические потоки блокировались либо непредсказуемо искажались.
Побратимы вышли на позиции, пока командир наблюдал за обстановкой. Он с помощью сети магии разума, которая всё-таки действовала в этих непростых условиях, сосредоточенно проверял наличие живых существ в окрестностях, постепенно приближая её к развалюхе. Обычно в таких постройках ночевали пастухи или охотники, случайно забредшие в опасную зону. В сознании Рыжа возникли мерцающие силуэты находящихся внутри строения разумных. Уже через сдвиг бойцы получили по связи подробный отчёт: «Чувствую троих у правой стены. Двое, похоже, спят, один сидит за столом. Ещё трое в левом дальнем углу. Скорее всего, это заложники – сбились в кучу».
Он недовольно поморщился, не отводя взгляда от цели, когда услышал влажное чваканье почвы под ногами любовницы. Ника скользнула к нему, коснулась локтя, привлекая внимание. Харрш, раньше она себе такого не позволяла. Прав был их куратор, когда говорил, что не надо связываться с женщиной, если она состоит в твоей группе: слишком быстро Ника стала переводить служебные отношения в личные. Над головой возмущённо застрекотала сквирка, оповещая всю округу о появлении врагов. Рыж сжал зубы свирепея. При возможности использовать мыслеречь корзагова ведьма решила продемонстрировать всем свою близость с командиром. Хорошо хоть молчала, сделала жест «Держи окна», а всем остальным «Пошли». Кому здесь нужны её команды?
Рыж обернулся, позволил себе на каплю* погрузиться в глубину манящего взгляда Ники. Воспоминания о последней ночи теплотой отдались в груди. Но для себя он уже решил, что эти отношения надо прекращать. Не захочет по-хорошему, договорится о её переводе в другую группу. Девушка светло улыбнулась, послала ему воздушный поцелуй, скрыла лицо за маской и, пригнувшись, начала спускаться к дому. Ни один камешек не выскользнул из-под маленькой ножки, обутой в мягкие сапоги. Молодец! Когда-то для неё было большой проблемой научиться ходить тихо. Хотя бесшумно, как у оборотня, так и не получилось. Рыж «включил» способности на полную, чтобы как можно ярче ощущать едва различимые в предрассветном сумраке тени, крадущиеся вниз.
Серый и Миха прижались к стене хижины по обе стороны от двери, Женёк и Игнар затаились под окнами. Ника чуть приподнялась, чтобы одним прыжком оказаться за дверью, раскидывая блокирующую сеть. Действовать издали тут нельзя, большинство бандитов были оборотнями и обладали огромной силой и ловкостью. Рыж снова сосредоточился на доме. Харрш, как-то странно – сквирка верещала, будто у неё отняли жёлудь, а у обитателей развалюхи никакой реакции. Предчувствие беды буквально затопило Рыжа. «Сто-о-о-оп!!!» Его вопль в сознании бойцов должен был оглушить, заставить их замереть хоть на каплю, но нет. Серый прыгнул, вышибая плечом дверь, а следом за ним Ника с Михой. Рыж, леденея от ужаса, сорвался с места, в который раз жалея, что не может перекидываться и из-за этого всегда вынужден оставаться в стороне.
Кровь оборотней ягуаров давала ему ловкость, повышенную регенерацию и способности следопыта, но её количества не хватало для полноценного оборота. Мать-ведьма всё «испортила», наделив сына только слабой магией разума и способностью к зельеварению. И теперь он будто прорывался сквозь желе, сражаясь с неумолимо утекающим временем. Рыж кинул все силы на то, чтобы прорваться и успеть их остановить. Он ещё что-то орал, разрывая лёгкие, надсаживая горло, пытаясь снова и снова докричаться до друзей, но они его не слышали. Пламя раскрылось на месте домика бледным цветком, волна сжатого воздуха ударила в грудь, разрывая тело на куски. Он начал падать в это белое грохочущее безмолвие…
***
Кожу на спине неприятно холодила шероховатая каменная поверхность, вытягивая из продрогшего тела остатки тепла. Рыж приоткрыл глаза. Кругом царил полумрак, под сводом затаились колышущиеся тени, будто ждущие момента, чтобы наброситься. Он попытался незаметно осмотреться, двигая глазами вправо, влево. Мрачные каменные стены, увешанные черепами разных животных, отвратительный запах каких-то зелий вызывал тошноту. На мужчину давило силой, ломая волю, требуя подчинения. На всех поверхностях, которые ему удалось рассмотреть, слабо мерцали незнакомые знаки. Харрш, похоже на пещерный храм, только вот чей? Ему стало совсем не по себе, кожа покрылась пупырышками, выдавая возможным наблюдателям, что он очнулся. Воин пошевелил онемевшими конечностями и почувствовал ремни на запястьях и лодыжках. Он на каплю запаниковал, вложил все силы в отчаянный рывок: накатила тошнота, тело взорвалось парализующей сознание болью. Хриплый стон нарушил окружающую тишину и над пленником склонился горбоносый старик со сверкающими чёрными глазами. Лицо, похожее на сморщенную бурую кожуру шоллона*, обрамляли седые лохмы. Тонкие жёсткие губы произнесли: «Очнулся. Хорошо».
Жрец или шаман, Рыж не смог определить по виду, поставил точно над сердцем пленника чашу, рассёк себе левое запястье и молча наблюдал за тягучими тёмными каплями, падающими в ёмкость. Воин шевельнул губами, пытаясь заговорить через боль, терзающую тело, но изо рта вырвалось только сипение. «Молчи», – злобно буркнул старец. Удивительно сильный голос произносил ритмичные фразы на непонятном языке, заполняющие смыслом окружающее пространство. Орнамент на стенках чаши с кровью начал мерцать и ярко вспыхнул. Тело под донышком сосуда пульсировало в такт словам, произносимым стариком. Из непроглядного мрака, сгустившегося над пленником, в чашу с отчётливым «Бульк!» упали три мерцающие красно-фиолетовые капли.
Старец замер, благоговейно уставившись в темноту, потом, будто получив пинка, очнулся, макнул палец в кровь и нарисовал распятому на алтаре воину знаки на лбу, животе, ногах и руках под нарастающий темп заклинания. Узловатые пальцы сомкнулись на чаше, поднесли её к губам жертвы: «Пей»! Мужчина отрицательно качнул головой. Жрец уставился ему в глаза, стараясь силой взгляда и творящихся заклинаний смять волю непокорного, повторил: «Пей»! «Нет», – скорее угадывалось по едва заметному движению растрескавшихся губ. Старик оглянулся и сказал кому-то: «Держи его». Холодные ладони легли на виски непокорного, фиксируя голову в удобном для жреца положении. Тот ловко пропихнул в рот жёсткую трубку и через неё принялся вливать в горло беспомощного Рыжа светящуюся кровь из чаши.
Мужчина конвульсивно сглатывал, всеми фибрами души ненавидя свою беспомощность. Понять, как он оказался в этом месте, не получалось. Рыж помнил свои отчаяние, ужас и вспышку взрыва, больше ничего. Жрец резанул ритуальным ножом по его груди там, где раньше стояла чаша. Забившегося в путах Рыжа ловко придавили обратно к холодной каменной поверхности. Старик выплеснул на открытую рану остатки крови из чаши и выкрикнул несколько отрывистых фраз, завершая заклинание. Тот, кто держал голову, переместился и жертве стало его видно.
Такие же чёрные сверкающие глаза, как и у жреца, тонкий рот, кривящийся в усмешке, блестящие тёмные волосы. Он наклонился и впился в губы связанного воина поцелуем, настойчиво пропихивая ему в рот длинный острый язык. Поток чужой магии хлынул в горло. Рыж рванулся почти теряя сознание от вспыхнувшей с новой силой боли. Неизвестные навалились, не позволяя двигаться, чернявый прижался к нему грудью. «Харрш, женщина»… Облегчение, охватившее воина, позволило сознанию рухнуть в спасительную серую пустоту, где так спокойно, нет звуков, нет боли.
***
Сквирка - зверёк чуть меньше кошки, с очень длинным пушистым хвостом и гладким шёлковым ярким мехом. Скандального нрава с громким стрекочущим голосом.
Данх – крупная птица весом 5 кг.
Дальнозор – оптический прицел.
Поворот – аналог часа.
Корзаг – маленький вонючий зверёк типа дикобраза с ядовитыми иглами.
Капля – аналог секунды.
Шоллон – фрукт со сморщенной бурой шкуркой и сладкой сочной мякотью.
Харрш – многозначное ругательство типа «чёрт побери»

Опубликовано: 22.03.2016

Автор: MeGera

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 19 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. История начала набирать обороты. Остросюжетная линия мне понравилась и заинтриговала.
    И первый в романе поцелуй от колдуньи. Такую вкусность я не мог пропустить. Что может быть более захватывающим, чем ситуация, в которой связанного мужчину целует женщина? ;))) Ну разве что только секс со связанным мужчиной :)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Интересно, что такое творят с Рыжем?

    Оцени комментарий: Thumb up 0