Кэрол — 7

Кэрол:
Он хорошо отследил момент моего оргазма. Движения стали мягче, нежнее, как будто успокаивая, замедляясь. Ласковое такое вылизывание. По телу растекались горячие волны, в пальчиках чувствовался пульс. Кай поправил на мне трусики и, очень аккуратно вернув мои ноги в тапки, поставил их обратно на пол.
Я расслаблено анализировала свои ощущения. Охренительный оргазм! Не знала, что так можно сделать языком. Ну, в смысле, знала, конечно, что вообще такое бывает, но всегда думала, что это не про меня. Как-то за тридцать пять лет жизни такие мастера мне не попадались.
Подтянув ноги, я, наконец, перевернулась, вытянувшись поперёк кровати. Потянулась и принялась разглядывать моего дивного мужчину.
Он так и сидел на коленях, прямо возле кровати, низко опустив голову, так что практически завесился волосами и почти не шевелился. Да, поза ожидания: то, что я просила, он выполнил, и больше приказов не поступало. Красивый, умелый и послушный. Возможно, это действительно классно именно в этом букете.
Я потянулась и, хулигански подцепив пальчиками его подбородок, заставила поднять голову. Спокойный, покорный взгляд. Завораживающий своей безропотностью. «Как пожелаете, госпожа». Хотя не совсем спокойный, дыхание немного сбито. Чёрт! У меня дух перехватывает от его взгляда. У него, оказывается, глаза зелёные… Я до этого не приглядывалась как-то. Я улыбнулась, облизываясь:
- Ты волшебник, Кай. Моя самая удачная покупка за последние лет пять! Не обижайся.
И губы у него красные. Такие завораживающие, развратные… Я прикоснулась к ним, обводя по самой кромке пальчиком. Пошло-красные! И трогая их, я, наверное, тоже заливалась румянцем. Хотя… чёрт, как же он притягателен!
Я уселась на кровати и притянула его к себе, целуя в эти самые губы. Они ещё и чертовски вкусные. Да, мне очень не хватало этого поцелуя.
Отвечал он мне довольно робко. Видимо, я опять не дала чётких инструкций, как в таких ситуациях нужно поступать. Сейчас это не напрягало. Наоборот. Его податливость и эта испуганная настороженность… это было к месту.
Я заставила себя оторваться от этих губ. Парень быстро опустил какой-то совсем испуганный взгляд. Да, наверное, я очень непонятная госпожа. Ну что поделать!
Я погладила его по слегка колючей щеке, по шее, чувствуя под пальцами горячую кожу и ускоренный пульс. Спокоен он только внешне. Положила ладони на его плечи. Обалденные плечи! Восхитительное тело. Взгляд упал ниже. Да, спокойствие его – только маска. Член стоит, как каменный.
Я потянулась, касаясь пальчиками головки, увлекаясь, обводя по чувствительному венчику, с любопытством следя за реакцией. Я начинаю привыкать, что они, эти реакции, у него не как у всех. Сейчас на мои прикосновения Кай вскинулся на меня каким-то совсем испуганным взглядом. А что я?! Я ничего страшного, между прочим, не делаю!
- В таком виде он у тебя восхитителен, – я смелее накрыла столь шикарный орган всей ладонью. Кай закусил губу.
А меня, наконец, осенила ещё одна мысль. Кончает-то он тоже только по разрешению, и я ему такого разрешения не давала. Ой, чёрт! Интересно, я если я буду продолжать, он всё выдержит? Хотя я, конечно, экспериментировать не буду. Если не выдержит, вроде как приказ нарушит, при том что я сама заставила – подло. А если выдержит – я и так не особо высокого мнения о своих способностях в постели. Так что:
- Кстати, когда мы вдвоём, кончать ты можешь тоже, когда сам считаешь нужным, главное, после меня.

Кай:
Ожидая, пока госпожа придет в себя после оргазма, я прикрыл глаза. Последние действия достаточно сильно возбудили меня, и всё, о чем я мог сейчас думать, это молитвы Матери Всего Сущего, что женщина оценит мои умения положительно и позволит получить разрядку. Пусть даже и не при ней.
Но когда госпожа, наконец, приподнялась, то вместо такого желанного приказа, она решила продолжить игру. Судя по горящим глазам женщины, надеяться на быструю развязку мне не стоило. И я даже не знаю, хорошо это или плохо. А судьба снова и снова решила выбивать меня из колеи. Госпожа похвалила меня, но похвалила таааак… разве так хвалят рабов? Но и тут, опять, домучить своих ручных тараканов, что вновь подняли свои головы в моей голове, мне не дали. Губы госпожи соприкоснулись с моими, и я чуть было не отпрыгнул назад. Хорошо, что госпожа не видела выражения моего лица первые секунд пять, она, наверное, очень бы удивилась глазам навыкате. Но, припомнив, что этот мир – сумасшедший, я даже слегка дернул губами и языком, изображая ответ. Хотя за такой «ответ» было откровенно стыдно, на миг почувствовал себя мальком нецелованным, но реальность вовремя дала о себе знать, напоминая, что передо мной госпожа, а не нижний из гарема.
Как только женщина немного отстранилась, быстро спрятал все ещё недоумевающий взгляд. И куда делся мой годами тренированный пофигизм!? Но, одно дело, когда изо дня в день повторяется примерно одно и то же, те же приказы, те же наказания, те же развлечения… А тут… Сейчас я был даже в следующей секунде не уверен, и это действительно выбивало из колеи.
Госпожа продолжила свои ласковые издевательства, а я все больше осознавал, что еще немного, и моя выдержка полетит ко всем чертям.
А уж когда прекрасная мучительница опустила руки ТУДА…. Тляяяяя, был бы я на Венге, я бы уже с точностью мог сказать, что будет дальше! Ведь это столь распространенный сценарий: довести раба до пика показной нежностью, чтобы кончил без разрешения, а потом наказать за неповиновение. Чего же ТЫ хочешь, моя госпожа?
Очередная похвала прошла по краю сознания, особенно на фоне движения руки разыгравшейся госпожи.
- Кстати, когда мы вдвоём, кончать ты можешь тоже, когда сам считаешь нужным, главное после меня…
М-матерь Всего Сущего! Я готов был ко многому, но ты как всегда решила поиздеваться над своим ничтожным созданием!
Иногда мне так хочется быть простым безмозглым мальцом, но нет, в мою голову лезет столько мыслей. Хотя по-другому я до тридцати бы в доме и не продержался. Глаза госпожи все ещё горят. Она хочет еще поиграть? Или этот блеск означает что-то другое? Только её рука все еще там, мысли становятся беспорядочными и уже не помогают отвлечься. Особенно понимая, что, формально, мне вроде как разрешили… Эта разрядка стала для меня падением в бездну!
Отходил я недолго, всё-таки жизнь в гареме приучает быстрее приходить в себя, какой бы оргазм ты ни испытал. Так что, как только сладкие волны во всём теле немного понизили интенсивность, я уже вполне нормально соображал, хоть и не показывал этого. Ведь так хотелось еще немного понаслаждаться моментом. Что бы я ни говорил по поводу испуга, но кончить при довольной госпоже, да ещё и от её рук… многие наложники тайно мечтают об этом. А вот у меня сейчас всё далеко не в мечтах происходит, хоть я этого не просил. Неисповедимы пути Матери Всего Сущего.
- Кончаешь ты тоже красиво, – раздался голос госпожи сверху. Я тяжело вздохнул про себя. Ну не может быть всё так хорошо, наверно, я чего-то не знаю. Может, это такой способ ломки? Да ну, не смешно даже. Так хочется поверить во что-то светлое и доброе, что всё будет хорошо и радужно. Но для мужчины-раба не может быть всё радужно. А кому-то кажется наоборот, тот ещё из малькового возраста не вышел, ну или не слишком силен умом.
Госпожа наклонилась, коснувшись губами моей макушки, а потом встала, поправляя халат:
- Так, давай-ка приводи себя в порядок и пойдём позавтракаем, – она усмехнулась. Взгляд её, кажется, излучал удовлетворение. – Попробую уговорить Берила отдежурить до обеда, хоть покажу тебе всё.

Герда:
Минеджа оглушала и ошеломляла. Она была огромна! Минут пять я просто стояла у умопомрачительно гигантского окна в здании космопорта и не могла вымолвить ни слова. Огромнейшая площадь, заставленная… нет, просто забитая машинами всевозможных моделей и размеров, они постоянно приземлялись и взлетали. Как рой пчёл! Редкие, голые, без единого листика деревья. И потоки… реки… просто океаны людей, закутанных в бесформенные куртки и шапки. Мимо меня тоже тёк такой поток. Чемоданы, тележки, погрузчики, роботы-уборщики. Вся эта масса повсюду, куда хватало глаз, непрерывно шевелилась, перемещалась, куда-то двигалась. Слева словно змеилась огромная стеклянная труба аэропоезда, по всей поверхности которой яркими пятнами рябила реклама. Справа возносилось до облаков здание, кажется, гостиницы: неправильной формы многогранник, усыпанный, словно бисером, ровными рядами круглых окон-иллюминаторов. И над всем этим было низкое серое, свинцовое небо, с которого, кружась, падали большие пушистые хлопья снега.
Снегопад укутывал все пространство белой пеленой, снег скапливался шапками на одежде людей и их чемоданах, на крышах машин и ветках голых деревьев. Он падал на землю и сминаемый людским потоком превращался в грязное месиво под ногами толпы.
Мой Ойлейн тоже был под глубоким впечатлением. Он замер, как и я, у стекла и с восхищением следил, как падают снежинки, даже не замечая, что я уже готова двигаться дальше. Не умеют мужчины скрывать эмоции: в глазах детский восторг, даже рот слегка приоткрыт. Хотя, конечно, почувствовав мой взгляд, он смутился, словно я застала его на месте преступления, и поспешно достал из чемодана наши теплые куртки. Зима на Венге короткая, но довольно холодная, поэтому морозов, которыми так любят пугать путешественников в сети, я не боялась.
Мы спустились в зал прибытия, и тут я немного растерялась. Космопорт на Минедже оказался настолько больше венговского, что некоторые вопросы мне даже в голову не пришло изучить заранее. Где тут выход? Как его искать? Люди были везде. Они двигались в разном направлении, быстро, все сразу. Там сверху из-за стекла казалось, что внизу по залу текут реки, и нужно только влиться в поток. Тут внизу я не видела направления. Разве можно что-то разобрать в такой суматохе? Но я же подготовилась! Схватив Ойлейна за рукав, чтобы не потерялся, я просто двинулась вперёд. Просто вперёд! Правильное решение! Уже через несколько метров я будто попала в тот самый поток, а указатели лишь приветливо информировали меня, что всё верно, и мой путь выведет меня к аэропоезду. Это самый быстрый и дешевый способ добраться до центра города. Я читала. Ещё можно на такси, но это значительно дороже.
Правда, видимо, то, что аэропоезд – самый дешевый транспорт, знала не я одна, потому что вагон забился до отказа. Мест для сидения не хватило и половине набившихся в вагон людей. Да что там для сидения! Люди просто втискивались в немаленькое пространство вагона, и ещё, и ещё. Я целых полчаса стояла, прижавшись к самой стенке в углу, отгородившись от всей этой толпы Ойлейном.
Из вагона поток подхватил нас дальше, понёс с крытого перрона, через здание вокзала, ловко обворачивая совсем крохотные магазинчики и лестницы. Уф, жарко. Я вся взмокла в куртке в этом проклятом поезде. И зачем только послушалась глупых советов в сети и оделась так тепло? Надо было брать куртку полегче, и осенней бы вполне хватило. Мне нужен перерыв!
- Ойлейн, давай направо. Зайдем в кафе. Мне нужна чашечка тайшу. Как только местные жители мирятся с этим жутким транспортом?! Мне нужно прийти в себя.
Продолжая прикрывать меня от толпы и тащить два наших огромных чемодана, Ойлейн довольно быстро вывел нас из потока. Кафе здесь было предостаточно. Самых-самых разных. Я уверенно двинула к тому, у которого на вывеске дымилась чашка тайшу.
Всего двадцать минут, и мир вокруг уже не казался мне таким сумасшедшим. Из окна кафе, вдыхая пьянящий аромат местного тайшу, толпа уже не выглядела так безумно. Просто очень много очень разных людей.
Ойлейн тоже мой приказ снова сесть на стул напротив воспринял уже спокойнее. И хотя периодически поглядывал на меня из-под чёлки, жевал свой пирожок с явным аппетитом.
Так, что у нас дальше? План, созданный при моей подготовке, говорил, что теперь нам нужно вместе со всем этим потоком выйти из здания вокзала, а через двести метров спуститься в метро. Это такие быстрые поезда, которые ходят по тоннелям под землёй. Там, у меня тоже всё записано, проехать четыре станции, перейти на зелёную ветку, а через пять остановок снова перейти, но уже на окружную, через три станции перебраться на периферийную красную ветку и проехать еще четыре остановки. Затем подняться на поверхность. Сориентироваться по зданию старинного собора, оно должно быть справа. И восемьсот метров прямо на север. У меня даже карта распечатана. В принципе, ничего сложного. Я решительно встала. Думаю, совсем скоро я здесь освоюсь.
Первое, что я увидела, когда мы вышли из гигантского тела вокзала на улицу – это стена снега. Тот самый снег! Он так и продолжал валить огромными хлопьями, и отсюда снизу это тоже было нереально красиво. А потом вокруг меня взметнулся город. Огромный многомилионный город со всем своим разнообразием зданий. Высоченные небоскребы, верхушки которых терялись где-то в этом снегопаде. Они извивались какими-то немыслимыми спиралями, изгибались под невозможными углами, соединялись небесными переходами, которые, в принципе, не могли существовать по законам природы. А ещё все они, вся их поверхность, обязательно светились, переливались или мерцали. Яркий свет подсвечивал падающий снег, отчего контуры небоскребов выглядели слегка размытыми, словно их окутывала таинственная дымка.
В центре площади стояла экзотриокубическая конструкция, размером с венговский дом, которая, как я вычитала в сети, символизировала собою новогоднюю елку. Символ праздника перемены дат, который по всему Галактическому союзу справляется одновременно. Елка сверкала кислотными цветами, щетинилась во все стороны устрашающими трубами-отростками, а с их концов время от времени выстреливали мини салюты. Ну не знаю, кто это придумал… но взгляд, конечно, притягивает.
Вокруг этой сумасшедшей конструкции в воздухе скапливались машины, заходящие на посадку. Но садиться им было некуда, так как всю площадь занимали припаркованные аэромобили или те, которые принимали пассажиров или наоборот высаживали. Рой гудящих, рокочущих машин. Сигналящих и снующих! Между ними на земле, как тараканы, непрестанно сновали люди с чемоданами и объемными сумками. Сумасшедший рой!
Я знала, что увижу нечто подобное. Но одно дело разглядывать фотографии в сети и совсем другое – оказаться в самом центре этого технологического безумия. После упорядоченной тихой Венги, Минеджа выглядела как настоящий котёл хаоса. Красивый, кричащий, манящий огнями и безумный.
Я бы, наверное, еще долго стояла с открытым ртом, вбирая эти ощущения. Вернул меня к реальности ощутимый толчок в бок.
- Эй, что встали? Города не видели?
Я завертела головой. Кто это сказал, так и не поняла, зато обнаружила, что мы с Ойлейном оказались в гуще человеческого потока, который огибал нас и несся дальше. Муж смотрел на меня перепуганными глазами, одной рукой вцепившись в ручки обоих наших чемоданов, а другой – в полу моей куртки. Он слабо улыбнулся в ответ на мою ободряющую улыбку. Я постаралась мобилизоваться:
- Нам нужен знак метро. Это такая жёлтая буква S в зелёном ромбе. Видишь?
С каждым шагом я, казалось, привыкала к этому городу. Меня переполнял энтузиазм первооткрывателя, и я бодро зашагала в указанном Ойлейном направлении, с ним самим на буксире. Я крутила головой. Я впитывала эти формы, шпили, спирали. В этих бесконечных стёклах, отражающих снег.
- Ойлейн, ты видел? – восторженно воскликнула я, когда мы спустились под землю на автоматической лестнице. – Потрясающе! Фантастика! Я без проблем напишу здесь просто восхитительный диплом. Тут всё настолько по-другому!
В метро опять было жарко. Толпа опять текла потоком, втискивалась в вагоны подземного поезда, шевелилась, растекалась на отдельные рукава на переходах. Я старалась не разглядывать всё вокруг слишком долго. Стоит поторопиться. Неизвестно, сколько времени мы пробудем в нотариальной конторе. В теории, дать мне адрес покупательницы – дело десяти минут, даже с ожиданием. Гостиница у меня забронирована. Но вдруг ещё какие-то подводные камни встретятся.
Где-то часа через полтора я проклинала толпу, духоту, запутанные переходы с одной ветки на другую, невнятные указатели и того больного на голову архитектора, который придумал этот изврат под названием «метро». Наверняка это дело рук местных мужчин, женщина бы такого ни за что не допустила. Никогда бы не подумала, что такую ясную и понятную схему, какую я видела в сети, можно настолько бездарно воплотить в реальности. Несмотря на то, что я постоянно сверялась с картой, мы с Ойлейном умудрились два раза проехать нужную станцию, трижды свернуть не в тот тоннель, а при переходе на окружную линию потоком людей нас увлекло в противоположную сторону. В результате, я потеряла в два раза больше времени, чем планировала, пока добралась до станции назначения. На поверхность я выползла измученной, злой и мокрой от пота.
С неба все так же падал снег. Я запрокинула голову, подставляя разгоряченное лицо холодным снежинкам. Матерь Всего Сущего, до чего же красиво! Как этот город может совмещать в себе столь несовместимые вещи? Вот здорово было бы упасть сейчас на спину и смотреть, как сверху медленно и величественно спускаются пушистые хлопья.
Закрыла глаза.
Вдох-выдох.
Знала ли я, что будет трудно? Да, знала. Была ли готова к этим трудностям? Ну, сказать по правде, готовилась я к масштабным, гигантским, прямо-таки непреодолимым трудностям, а суматоха и плохая организация транспорта это немного не то. Но при этом, эти мелочи ощутимо выбили меня из колеи. Вроде как-то мелко для настоящих трудностей, но раздражают жутко. Ладно, прорвемся. Осталось всего каких-то несчастных восемьсот метров до цели. С направлением определилась, да! Туда!
Почувствовала чье-то прикосновение и открыла глаза. Ойлейн торопливо застегнул мою куртку, вынул из кармашка чемодана шапку и аккуратно надел мне на голову, а в довершение замотал длинным полосатым шарфом. Видно, что ему самому сильно не по себе от всей этой дороги, но он всё равно старается выполнять свои обязанности.
- Ойлейн, не усердствуй ты так! – рассмеялась я.
- Госпожа, если вы простудитесь, ваша матушка меня до смерти запорет, – очень серьезно ответил муж, смахивая с моего плеча снежинки.
Сам он тоже был уже весь в снегу и смотрелся… здорово. Рыжие волосы почти полностью скрыты под белой снежной шапкой, снежинки на длинных ресницах, капельки воды над губой – таким Ойлейна я еще никогда не видела. Мммм! Интересно, Кай так же шикарно выглядит под этими снегопадами?
Ушли мы недалеко. Буквально через несколько минут, прямо за поворотом, передо мной появилось то, что на карте было обозначено как «дорога». Н-да, похоже, сумасшедших строителей на этой планете было два, – один метро придумывал, а второй – карты составлял. Потому что громадину, огороженную высокими заборами, с запутанными эстакадами, змеившимися в разных направлениях, и ещё какой-то дырой под землю, куда заныривал бесконечный поток транспорта, назвать простым и понятным словом «дорога» было, по крайней мере, издевательством. И как это безобразие перейти? Ведь, судя по карте, мне надо попасть на другую сторону.
Признаков перехода поблизости не наблюдалось. Я даже послала Ойлейна пройтись на пару сотен метров в сторону, поискать, но безрезультатно. Да ещё и место оказалось безлюдным. Вот только что народа было не протолкнуться, и на тебе, никого. И указателей нет. Кто мог придумать такой ужас? То ли дело Венгсити! Даже в самых глухих районах на всех зданиях висят таблички с указанием квартала, улицы и номером дома, через каждые пятьсот метров – терминал для вызова аэрошки. А тут… странные дома без окон, трубы, уродливые бетонные заборы. Гадость, одним словом.
Делать нечего, я махнула Ойлейну, призывая идти за мной вдоль этой «дороги», искать переход. Мы шли и шли, и шли вдоль бесконечного забора, за которым что-то рычало, гудело, шумело, завывало и странно светилось. С другой стороны тоже был забор, он окружал длинное унылое темное здание, а когда оно заканчивалось, то сразу же начиналось другое. На этой планете архитекторы, явно, питают нездоровую страсть к заборам. Матерь Всего Сущего!
Через час меня начало охватывать беспокойство. Уж больно эти темные странные здания не вязались с тем буйством красок, которое царило в центре у вокзала. Завывание дороги с одной стороны и полная темнота с другой. Может, мы зашли в необитаемый район города? А что, если это – запретная зона, и сейчас приедет полиция и арестует меня? Но лучше уж полиция, чем банда преступников, которая обязательно водится в подобных трущобах. А на Минедже, говорят, много преступников.
Спокойно, Гейда, спокойно, все будет хорошо. В конце концов, ты на цивилизованной планете. Вроде… Закоченевшими пальцами я достала карту. Сигнала сети не было. Плохо. Матерь, до чего же холодно. Полностью застёгнутая куртка и натянутая на уши шапка уже не спасали. Кажется, мороз пробирал до самых костей. Меня потряхивало мелкой дрожью, а зубы потихоньку постукивали. Ледяные ступни невыносимо ломило, каждый шаг давался с трудом.
Я уже плохо понимала, где я и куда иду, и начало казаться, что эти заборы будут всегда, до самой моей смерти. Хорошо хотя бы снег прекратился. Когда ноги в слякоти утопают, о красоте природных явлений как-то не задумываешься. Идиотская планета – либо невозможная жара, либо убийственный холод. Как здесь люди выживают?
Я оглянулась на мужа. Как он там? Ойлейн шмыгал красным носом. Куртку давно застегнул и капюшон плотнее надвинул. А ведь на нем только одна футболка, свитер так и не догадался одеть! Заболеет, не ровен час, что мне с ним тогда делать? И я хороша, расслабилась, не проследила. А ещё он, явно, уже устал тащить наши чемоданы.
Незримо накатывала паника. А какие есть варианты? Вернуться к метро? Поискать оттуда какой-то транспорт? Честно, я не очень уверена, что на обратной дороге мы не заблудимся. Эта странная дорога много раз уходила в стороны мостами и насыпями. Я могу не вспомнить, как мы шли. Тогда что? И тут… в заборе, что огораживал дорогу, открылась дверь, и оттуда вышел человек. Мужчина.
- Стойте! – взвизгнула я и бегом рванула к нему.
Зверек остановился и недовольно уставился на меня.
- Стойте, – я подбежала и для надежности схватила его за рукав куртки. – Куда ведет эта дверь?
- Это переход на другую сторону автострады, – он назвал ещё район, который находится на той стороне, и ближайшие станции метро, но я уже не слушала. Переход! Мы же, наверное, с сотню этих дверей прошли, и хоть бы на одной было написано, что она и есть переход! Да здесь не два, а целая планета сумасшедших строителей!
На другой стороне автострады (я запомнила, как называется этот выкидыш местной инженерной мысли) оказался снова красивый район. Жилые небоскребы – не такие высоченные, как в центре, но тоже интересных форм, цветов и орнаментов. Я автоматически отмечала про себя интересные здания и отдельные элементы. Тонконогая башня с приплюснутой тарелкой на верху, гигантская буква «О», конус в окружении перекрученных колец. А этому сооружению я и названия-то подобрать не могу, нечто такое все изогнутое и угловатое. Но смотрится красиво. Такого на Венге не увидишь.
Рядом с небоскребами приземистые магазинчики и кафе смотрелись мелкими букашками, распластанными по земле. Стройные офисные здания рябили рекламой. Прямо на них, на огромных экранах мелькали видеосюжеты. Ухоженный немолодой зверёк открывал дверцу дорогого аэромобиля. Юная госпожа зачем-то подмигивала ему.
А еще здесь, на этих улицах, было много-много аэромобилей, припаркованных где и как придется. На домах нашлись указатели, а ещё появилась сеть, так что, хотя мне до сих пор было очень холодно, шагала я теперь с точным осознанием, где я и куда иду. А уж когда мы, наконец, добрели до нотариальной конторы, я в полной мере поняла, что такое счастье. Да! Я сделала это!
Мне повезло, я успела за полчаса до закрытия. В приемной было восхитительно тепло, хотелось просто упасть на стул, закрыть глаза и провести в этом блаженном состоянии хотя бы пару часов. Но я, конечно, не стала вести себя так по-детски. Вежливо поздоровалась, сняла куртку, попросила о приёме у госпожи нотариуса. Её помощник – невзрачный, щуплый зверек в добротном, но как-то несуразно сидящем на нём костюме – доложил обо мне и буквально через минуту пригласил в кабинет.
Женщина-нотариус встретила меня приветливо, предложила горячего чаю, за что я тут же воспылала к ней вселенской любовью. Ойлейн бесшумной тенью скользнул следом за мной и пристроился на коленях чуть позади и сбоку от моего кресла. Нотариус на мгновение удивленно подняла брови, но тут же спохватилась:
- Вы, верно, с Венги?
Она внимательно выслушала мою просьбу поделиться сведениями о новой хозяйке Кая. Даже задала пару уточняющих вопросов. По-моему, всё было просто. Но она… с милой улыбочкой категорически мне отказала. Мол, у них есть некий закон о неприкосновенности частной жизни, и он не позволяет разглашать сведения такого характера. Дать мне эти данные без судебного постановления для неё будет стоить лишением лицензии и выплатой огромных штрафов.
Если честно, у меня даже сил расстроиться не было. А может, я начинаю привыкать к постоянным отказам в этом деле? На Венге отказали, почему тут должно быть просто? Тем более на Венге я нашла выход – найду и тут. Странно, конечно, что нотариус не прониклась сочувствием к моей душещипательной истории о безумной любви к Каю. Мне всегда казалось, что инопланетницы более мягкосердечны. Но подкупить ее или соблазнить – даже не стану пытаться. Этот её ответ с законом звучал так искренне. Надо попробовать с какой-то другой стороны.
Вот, например, помощник нотариуса был весьма очарован моим заинтересованным взглядом, брошенным из-под ресниц. Он принес чай на подносе и вовсю старался как можно эротичнее переставить приборы на журнальный столик. Выглядело это настолько комично! Я едва сдержалась, чтобы не расхохотаться. Даже начинающий венговский малек дал бы ему сто очков форы. Это посмешище пыталось привлечь моё внимание, интересуясь, сколько сахара положить, и предпочитаю я лимон или мед. Самое смешное, что время от времени он ещё и бросал взгляды полные самодовольного превосходства на стоящего рядом со мной на коленях Ойлейна. Вот тут я, вообще, теряюсь в догадках.
Нотариус тоже заметила неумелые попытки понравиться со стороны своего помощника. И слегка напряглась. Я, конечно, реагировала как можно холоднее на чужую не предложенную мне собственность. Но, когда он оказался между мной и нотариусом, улучила момент и незаметно послала ему весьма многообещающий взгляд. Чтобы найти в книгах своей госпожи нужные сведения особого ума не надо, так что в качестве источника информации вполне сгодится. Для большего я его использовать не собираюсь. Быстрая улыбка зверька в ответ, видимо, означала, что он меня понял.
Уходить из конторы я не спешила. Отдельно попросила большую чашку чая для Ойлейна. «Ему нужно согреться». И это даже соответствует правде. Немного расспросила женщину о городе. Ещё раз попыталась рассказать, как сложно и тяжело я сюда добиралась. Ещё раз получила вежливый, но непреклонный отказ.
После третьей чашки чая мне недвусмысленно дали понять, что контора закрывается. Выдав очередную порцию огорчения от полученного отказа, пришлось распрощаться с нотариусом и выйти в приемную. Она проследовала за мной, как-то явно опасаясь за своего зверька. Было бы что охранять! На фоне моего шикарного, даже мокрого и замёрзшего Ойлейна ее помощник выглядел полным заморышем.
Муж подал мне куртку, сам без напоминаний надел свой свитер. Помог мне застегнуться. Снова подхватил наши вещи. Я с самой очаровательной улыбкой попрощалась с женщиной. А потом, повернувшись к ней спиной, одними губами сказала помощнику: «На улице», и вышла из конторы.
Жуткий холод сразу же пробрал до костей и показался еще более сильным, чем до этого. Прошествовала бодрым шагом, сделав вид, что ухожу, – вдруг нотариус следит в окно, но за углом остановилась.
- Здесь подождем, – сказала я мужу, зябко растирающему руки. – Если я права, зверёк сейчас появится.
Ойлейн в ответ поёжился. Я осторожно выглянула за угол. Никого не было видно. Видимо, нужно подождать. Я попыталась пока трезво оценить состояние своего мужчины. Он явно сильно замёрз, а ещё как-то уже совсем напряжённо тащил наши вещи, норовя при любой передышке поставить их прямо на снег.
– Надо как-то вызвать такси. Еще одну поездку на метро и прогулку нам, наверное, не осилить. Дай мне планшет.
Ойлейн снова поёжился и выразительно чихнул.
И тут заметила, как на крыльце нотариальной конторы появился ожидаемый мною зверек. Я помахала ему из-за угла. Он меня увидел и, не торопясь, словно прогуляться вышел, направился ко мне. Ишь, какой бравый, куртку на плечи накинул, словно и не холодно ему вовсе. Сигарету во рту держит, улыбается так самоуверенно. Прям как герой какой!
Вся бравада мигом слетела, как только он повернул за угол и увидел Ойлейна. И что здесь неожиданного? Он видел ведь, что я пришла с мужем? Или на коленях Олейн ему меньше казался? Взгляд зверька сразу стал колючим и даже каким-то злым. Я чётко проговорила, что щедро награжу за такую простую информацию, как адрес новой хозяйки Кая. Две строчки текста за весьма приличную сумму. Но он цедил через зубы что-то о своих профессиональных обязанностях, а потом и вовсе бросил: «Мы с вами просто не поняли друг друга, дамочка. Простите за беспокойство», и поспешно вернулся обратно в контору.
Что это было? Деньги, значит, его не интересовали? А что интересовало? Секс? Его госпожа использует его только для работы с бумагами? Он хотел, чтобы я позвала его с нами в гостиницу и там отымела чем-нибудь крупным? Чужого зверька? Когда все советы приезжающим просто кишат предупреждениями, не брать для игр чужих мужчин на этой планете! Даже больше: обходиться исключительно профессиональными услугами местных, обязательно крупных, проверенных борделей. Обвинения в изнасиловании, издевательствах, пытках местные власти вешают на Венговских женщин с каким-то маниакальным упорством за самые невинные игры. Да и вообще… даже при общей аккуратности и, кажется, молодости, выглядел этот экземпляр совсем не соблазнительно. Бррр!
Планшет пиликнул, сообщая, что такси прибудет через десять минут. Матерь Всего Сущего, еще целых десять минут на морозе! Я ненавижу эту планету!
Пока ждали машину, Ойлейн мужественно замерзал, а я, забыв про холод, потихоньку, кажется, приходила в отчаяние. Еще вчера я пыталась найти в сети агентство по продаже рабов «Врата любви», но то ли госпожа Стьюдайр ошиблась, то ли намеренно солгала, но такой конторы на Минедже не существовало. Нотариус была моей единственной зацепкой, а теперь вот нет и ее. И что?!
Такси прибыло через восемь минут. Этакое маленькое утешение в конце неудачного дня. Здесь это единственный адресный транспорт, и то не автоматический, как аэрошки на Венге, а с водителем – зверьком. В машине было тепло, и я сразу поняла, что готова ехать куда и сколько угодно, лишь бы подольше не выходить обратно на мороз. Прикрыла глаза. До чего же я устала! Завтра на свежую голову нужно будет искать новые обходные пути к базе нотариуса или попытаться все-таки уговорить ее помощника. Или… Все, не могу больше думать! Я подумаю об этом завтра.

Опубликовано: 29.07.2016

Автор: Ольга Талан

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 67 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Спасибо за книгу! Читалась на одном дыхании. Очень хочется, чтобы Кай стал полноценной личностью и в дальнейшем проявил себя не только в постели… Воображение рисует «дележку» Кая между Кэрол и Гердой…Осуществления жизненой мечты Кая стать мужем…… Кэрол и обрести почву под ногами. Все-таки «по-земному» хочется, чтобы Кэрол научила Герду равноправной любви и та обратила внимание на мужа. Ну почему заморозили книгу… столько народу ждет проды, книга без сомнения является изюминкой!!! Автору — БРАВО!!!!!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Спасибо огромное — одна из самых прекрасных историй из цикла Верна, как разыгралась фантазия представляя продолжение и развитие отношений — как много интереснейших ситуаций и чувств можно отследить и наслаждаться вашим творчеством! Только что-то совсем не хочется, чтобы концовка была как у Андерсена, разве Снежная Королева совсем не заслуживает счастья,?!, Не говоря уж о Кае… Одна предстоящая сцена рыбалки, когда мужчина на несколько минут забудет о том, что он раб, а женщина подсмотрит, что он человек уже вызывает ТАКОЕ предвкушение! Спасибо, спасибо, спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. красивая прекрасная глава! Спасибо!)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Кай во всех действиях Кэрол видит пытки, соскучился по пыткам? Хотя пытки были бы для него привычнее. В светлое Кай не верит, даже подсознательно. Если бы Кэрол сделала бы ему больно, то он, наверное, обрадовался бы: пазл бы сошелся.
    Не теряю надежды, что Герда в поездке оценит своего мужа. Красоту его уже заметила. Правда, по привычке переключилась на мысли о Кае. Но заметила ведь!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Кай все такой же настороженный. Не может поверить, что вот так вот бывает, что бывают такие хозяйки. Кэрол молодец, что дала и ему разрядиться и сказала что он может всегда. А Каю так хочется верить во что-то светлое. Кэрол сейчас с ним больше проводить время, чаще касаться, целовать, давать понять что он важен для нее и не только для секса, чтобы Кай почувствовал себя хотя бы чуточку наравне с ней, и с другими. И наконец нужно больше близости, чтобы он отвыкал от прежнего образа жизни.
    Гейда ошалела от нового места, суета, люди, туда-сюда и все так непривычно и неожиданно. Муж ее тоже с восторгом наблюдает набираясь новых впечатлений, только кто ж ему даст долго это делать))) В аэропоезде прокатилась, прижатая к стенке и отгороженная от остальных собственным мужем))) В кафе вот с мужем посидела, как нормальная, мужу даже можно было снова сидеть на стуле и лопать пирожок.))) Вышла Гейда в город и обомлела от архитектуры, вот бы где ей свои знания применять и еще и поучиться. Гейда тут вообще напоминает деревенскую девушку, которая впервые в столицу выбралась))) О, теперь МЕТРО! Ужас-ужас))) О как же мне нравится муж Гейды, Ойлейн! Такая лапушка! Даже Гейда заметила что он выглядит очень красиво, но тут же представила Кая.((( Бедная Гейда, совсем запуталась куда чего и перлись они с мужем незнамо сколько. Нет, сразу бы спросить))) Нотариус отказалась дать информацию. Зато ее помощничек, решил, что может воспользоваться молодой и юной, только дурень не учел, что в случае чего пользовали бы его чем-то большим и крупным))) Ладно, пока облом у Гейды. Зато может появиться время без спешки и спокойно посмотреть город. А мужа ее я все-таки обожаю)))
    Спасибо за главу!!!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  6. Чем-то мне Гейда напоминает Адель.

    Оцени комментарий: Thumb up 0