Планки — 14

Экзамен по медицине начался достаточно обыденно. Кроме меня, в аудитории насчитала ещё трёх сдающих. Двое были явно друзьями, и думали над вопросами совместно, обмениваясь записками и шпаргалками. Экзаменатор же делал вид, что не замечает, увлечённо переворачивая страницы чьих-то работ. Иногда он полностью перечёркивал целые абзацы, что-то подписывая на полях. А иногда только смотрел на фамилию и ставил сразу отметку. Огромные часы в углу со звуком отсчитывали время до первого ответа.
Я встала и подошла к преподавателю, отдавая черновик, украшенный интересной вязью по краям. Мужичок с чёрной бородой стал вчитываться в мой ответ, иногда хмуря толстые, почти сросшиеся, брови. Ещё он чуть прищуривал глаза, хотя мой почерк и не должен был вызывать и малейшего затруднения в чтении.
- Хорошо. - Сказал он, дочитав до конца мой ответ и откладывая черновик в сторонку. - Теперь ответьте, почему вы не привели в качестве необходимого заклинания разработки Дердея или Атбора?
Я монотонно стала рассказывать о расходе сил, векторах, воздействии и совместимости. Преподаватель не перебивал, лишь иногда делая заметки на чистом листе. Когда я закончила, он кивнул, хотя больше это движение походило на качание головой болванчика. Сделал в последний раз пометку и встал, открывая небольшую кушетку за ширмой.
- Перейдём к практике.
Манекенов здесь не использовали, практиковаться студентам, исключая самих медиков, на живых людях запрещалось. И тогда был найден выход - работа напрямую с мозгом. Специальное заклинание и прибор посылают сигналы, формируя на основе воспоминаний, снов, фантазий человека виртуальный мир. Никто не знает, что он будет из себя представлять, можно только задать основные параметры картинки. Например, больного человека. Остальное остаётся на восприятии экзаменуемого, больше этой реальности никто не увидит, кроме него. Только информация о выздоровлении больного и выйдет за пределы мозга. Если таковой не найдётся, то задание не засчитывается.
Я села на кушетку, положив руки на камки, вставленные в ручки мебели. Преподаватель стал настраивать прибор, а затем разрешил начать испытание. Я закрыла глаза, погружаясь в себя.
Передо мной раскрылась чёрная воронка. Пугающая, отталкивающая и манящая. Весь мир вокруг был чёрной тканью с мириадами ярких разноцветных пятен, но воронка являлась самым тёмным пятном. Вздохнув, я шагнула вперёд.
И первое, что я увидела, заставило меня отшатнуться, ударившись спиной о стенку. Мне рассказывала Заря, что ей удалось побывать на поле боя, где она оказывала помощь раненому солдату с обезумевшими от боли глазами. Другие бывали в госпиталях, тюрьмах, даже рабских торгах. Мне же выпала странная карта — спасение самой себя.
Я сразу узнала коридор тёти Инги. Тёмно-зелёные обои с выступающими узорами, бордовый телефонный аппарат на специальной полочке, шкаф из крепкого дерева и зеркало во весь рост. Очнувшись, я подбежала к своему телу, вглядываясь жадно в знакомые черты лица. Мои руки действовали сами, останавливая кровопотерю, убирая всё вредоносное из раны, зашивая её, восстанавливая кровь. Потом я подошла к тёте Инге, которая всё же слабо, но дышала. Что-то было с сердцем, я не знала, что и как лечить. В основном курсе этого не было, поэтому я делилась своей энергией, предоставляя чужому организму возможность самому разобраться с проблемой. Он подстраивался, впитывая силу и используя её на нужды. Вскоре я поняла, что женщина выживет, и перекрыла поток.
Меня тянуло обратно в новый мир, задание было выполнено: оба пациента успешно спасены, но я упиралась, пытаясь задержаться ещё на минутку. Упав на колени рядом со своим телом я проводила пальцами по когда-то своему лицу. Тело, которое я не раз рассматривала в зеркале, лежало передо мной, бессильное, молчаливое. Не было уже власти над ним, как и над прошлой жизнью. Я попыталась выйти из квартиры, чтобы увидеть своих родных, хотя бы на минутку. Тут недалеко! Но покинуть коридор не могла. У меня была почти что истерика, хотя сознание говорило, что это лишь иллюзия.
И я через минуту успокоилась. Иллюзия. Глупое подсознание, почему именно это место? Я смотрела на себя, смотрела на тётю Ингу, на телефон и шкаф, рассматривала часы на запястье, подавшие сигнал об опасности. Мой мир. Сжав зубы, я вернулась на кушетку в аудитории Академии.
- Госпожа А`Лэй, с вами всё в порядке?
Преподаватель стоял надо мной, обеспокоенно заглядывая в глаза. На его лбу образовались морщинки, а рот искривился в непонятной гримасе, явно выдававшей всё то же волнение. Наверное, я слишком долго пробыла в виртуальном мире, а это вредно.
- Всё хорошо, только слабость, господин преподаватель.
Он кивнул, а затем покинул аудиторию. Все оставшиеся в ней студенты стали ещё активнее и откровеннее списывать, но бросая регулярно в мою сторону задумчивые, непонимающие взгляды. Так продолжалось минут пять, пока преподаватель вновь не вернулся с бутылочкой прозрачного раствора, это явно не вода и не алкоголь. Налив жидкость в стоящий на его столе стакан, он отдал его мне. Я послушно сделала несколько глотков, стало лучше. Значит, какой-то энергетик.
Преподаватель, ещё раз осмотрев меня, подошёл к невысокой стопке зачёток. В моей уже красовалась высшая оценка и его размашистая подпись.
- Спасибо, господин преподаватель.
Тот опять кивнул, а я, прихватив свои вещи, отправилась к выходу. За дверью меня ждал Лекс.
Дорога пронеслась незамеченной мной. Я и не помню, был ли это портал или машина, был ли с нами Эмин, сдававший сегодня другой предмет. Я не помню. Мне было всё равно, куда и зачем ехать. Даже пробудь всю оставшуюся жизнь в пути, я бы не огорчилась. Было всё равно. Чёрная дыра разъедала душу, даря пренебрежение жизнью и этим миром.
Те воспоминания, которые я скрыла глубоко в себе, всплыли наружу. Они были яркими, светлыми, наполненными энергией, что всегда плескалась вокруг меня в прошлой жизни. Семья, самая любимая и близкая, в которой всегда было место уюту. Друзья, с которыми и ссорились, и мирились по сотне раз. Знакомые, разделявшие со мной хобби. Изученная, когда-то ещё в детстве понравившаяся мне набережная в моём городе. Институт с неугомонными сокурсниками, которые всегда могли найти повод либо выпить, либо куда-то выбраться. Начальник, весёлый мужчина средних лет, любящий на перерыве сразится с кем-то в пинг-понг. И кто его обыгрывал, мог уйти на час раньше с работы. Пока это была лишь Светочка, милая девушка-бухгалтер, чьё детство прошло в детских лагерях.
Слишком светлые воспоминания, чтобы откинуть их прочь. В них нет боли, страха, проблем, которые бы нельзя было вспомнить после разрешения с улыбкой. Хотя неприятности случались, но когда рядом такое окружение, они проходят вскользь, не оставляя следов в голове. Вроде и были, но где и когда? И со мной ли?
И я тянулась к прошлому, желая вновь ощутить объятия и поцелуи родных, услышать их голоса, съездить с ними вместе на отпуск или просто посидеть за столом в Новый Год.
А в комнате я была одна. И, уткнувшись в подушку, тихо всхлипывала, потому что пережить всё заново молча не могла. Меня учили, что плакать глупо. Что это позволено лишь в самых крайних случаях. Но умереть заново, смотреть в бездушные глаза своего тела — это ли не крайний случай? Завернувшись в кокон одеяла, я дрожала от мороза, которого даже зимой здесь не будет.
К ужину всё же смогла привести себя в порядок и спуститься вовремя. Лекс, как всегда, сидел рядом. Сегодня его поцелуи были слишком нежны. И на одно из немногих утешений, которые было позволено дарить рабу, я отвечала лаской.
На следующий день я вновь сдавала экзамен, здесь, к счастью, обошлось без практики. Право принимала строгая женщина в деловом костюме, явно состоящая на государственной службе. Ей не надо было задавать мне даже дополнительных вопросов, чтобы поставить оценку. Свою роль сыграла фамилия. Дочь таких родителей просто не может не знать этот предмет. Я пожала плечами, действительно, не может. Когда тебя с детства готовят занять место своих родителей, трудно всё игнорировать и заниматься тем, чем хочется на самом деле. Хотя родителям я за знания благодарна. Давно убедилась, что бесполезных знаний не бывает.
Расы принимал гном, он сразу улыбнулся с порога студентам. Одному из сдающих попался счастливый билет. Остальные всё списали с прикрытых только для проформы конспектов. Гном был равнодушен к количеству информации, оставленному в наших головах. Когда несколько раз он вёл у нас пары, то говорил:
- У гномов - около тысячи табу, у дроу - двадцать восемь томов с ритуалами и обычаями, эльфы к своему совершеннолетию знают наизусть пятитысячный свод законов. Орки живут по Словам предков, решая самостоятельно, какой поступок не запятнает их честь. Кроме названных, существуют ещё минимум полсотни разумных. Нам дали тридцать часов, чтобы со всеми познакомиться. Начнём.
Мы узнали многое про других разумных, но понимали, что только общие законы для всех рас могут нас спасти от позора. Поэтому и гном только посмеивался, слушая краткий пересказ параграфа «Обряды при рождении ребёнка у троллей». Мне попался билет с вопросом о светлых эльфах, так как я имела возможность наблюдать за ними каждый день и много про них читала, то ответила вполне себе пристойно. Даже улыбка стала у гнома более вялая, видимо, любил слушать анекдоты у студентов.
- Хобби? - спросил он о причине моих познаний.
- Коллекция.
Теория магии и рунная магия оказались теми предметами, где получить только удовлетворительную оценку оказалось сложнее, чем сдавать все предыдущие экзамены одновременно. Термины лились непрерывным потоком, лишь изредка попадались предлоги и союзы. Оба предмета принимали женщины уже пожилого возраста, что для магов очень солидно, - тело стареет безумно медленно. Они могли прервать рассказ на середине и придраться к слову, заставив пояснить все его значения. Я послушно останавливалась, начиная свой новый рассказ. Поэтому через полчаса никто не мог вспомнить сам вопрос. Когда я вышла из кабинете на часах стрелка показывала четыре часа, в кабинет я вошла в два. Хорошо что отвечающих всего два человека, зато понятно, почему нет очереди сдавать этот экзамен заранее. На расах же было человек двадцать.
И всё же я расслабилась на последнем экзамене. Посчитала лёгким. Техника мне всегда давалась на отлично, а после того, что мы с ребятами вытворяли в последние месяцы, было бы глупо переживать.
Шесть человек на скорость чинили машины, склеивали разбитые предметы, разрывали твёрдые материалы. Отчасти это было даже забавно, так как проходило в виде соревнования. Не было критерия, что самый медленный получит незачёт, главное, выполнить задачу.
В общем-то, все были готовы, поэтому сам экзамен от силы длился час. Он проходил на полигоне, нас окружал лес, ярко светило в вышине солнце, дул свежий ветерок, голосили птицы. Мы наслаждались обстановкой после душных и тёмных аудиторий. Спортивные костюмы вместо классики. Зелёная трава вместо стульев.
Я не знаю, как мог возникнуть этот конфликт. После того, как все получили назад свои зачётки, мы убирали полигон. Уборка, восстановление, сбор силы, которую впитал в себя защитный купол. Я, являясь таким же студентом, не отлынивала. Да и мероприятие напоминало субботники, которые я безумно любила.
В очередной раз настроившись на мысленное управление предметами, не заметила на пути человека. Это был невысокий паренёк с очень пышной рыжей шевелюрой. Сработал щит, отталкивая чужака от меня. Его глаза высокомерно осматривали мой простой наряд, хотя он сам сидел сейчас на земле. Через секунду на меня осыпалась целая волна брани. Я не могла ответить, так как удерживала на весу предметы, раскладывая их по местам. Простить оскорбления тоже не могла, поэтому молча кивнула на наглеца Лексу, что плечом подпирал вход на полигон. И телохранитель кулаком указал на ошибочность слов рыжика.
- Я, барон Эрик Тон, требую поединка для разрешения конфликта. Принимать откупные отказываюсь, - высокомерно сказал парень, со злостью буравя мою фигуру.
Здесь поединки проходили только до смерти или до потери сознания. И они почти никогда не проходили между мужчиной и женщиной, это считалось отвратительным тоном. И изучал слабый пол боевые искусства лишь для галочки, так как сама природа больше их подталкивала к тонкой магии. Так что Эрик был уверен заранее в своей победе. А я, кстати, нет. Оценивая свои знания и умения, я не знала, смогут ли они обеспечить победу.
Отказаться нельзя, сама приказала своему телохранителю проучить наглеца. Единственное, что остаётся, держать лицо и принять вызов:
- Мэгги А`Лэй, герцогиня, - с лёгким ехидством добавила я.
Паренёк слегка сбледнул. Он явно не подозревал, что на поединок по такой пустяковой причине вызывает аристократку. Если он меня убьёт, то ближайшие лет десять проведёт в тюрьме. Но отчего-то это знание нисколько не тушит то напряжение, что возникло во мне. На поединки мне выходить не приходилось, по крайней мере магические. И те параметры, что являются обязательными для победы, меня пугают.

Опубликовано: 28.05.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 56 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 2 человека:

  1. Неожиданный поворот.Где он взялся, этот баран?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Ностальгия- это тяжело!

    Те воспоминания, которые я скрыла глубоко в себе, всплыли наружу.

    Оцени комментарий: Thumb up 0