Оазис 9

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Во время обеда я узнал, что уезжаю в Аэрту. Точнее узнал это Коль, и поспешил обрадовать меня. Есть мне сразу расхотелось, но пришлось держать лицо и невозмутимо ковыряться в тарелке, потому что правильно воспитанные драконы должны быть примером для неправильных, а сегодня мне очень хотелось быть правильно воспитанным драконом, хотя бы напоследок...
Коль сгорал от нетерпения, понимая, что в столовой поговорить не получится. Но он успешно наверстал упущенное по дороге в мою башню. Наставницы ко мне в столовой не приставали и я рассудил, что пока свободен, и когда буду нужен, принцесса сама меня найдет. Но вещи перебрать следовало...
- Лель, объясни, наконец, как так получилось? Я уже второй день от тебя ничего добиться не могу.
- О! Очень романтично! Я встречался с принцессой ночью в моей башне!
Вот ради этой реакции это стоило сказать. Коль изменился в лице и жестах. Сбился с шага и потерял дар речи.
- Нет, Коль, успокойся. Ничего между нами не было... Мы заключили взаимовыгодное соглашение.
- Ну, ты даешь! Тихоня! - с негодованием ворчал Коль, пыхтя мне в спину, пока мы поднимались по лестнице наверх. - Женщин в башню водит по ночам. Знали бы наставницы...
- Они уже не узнают. Я уезжаю.
- В Аэрту! А насколько я помню, твоя цель Харитта...
- Да, и я сделаю все, чтобы туда попасть.
- А принцесса?
- Она знает.
- Тогда я вообще ничего не понимаю...
Мы вошли в мою гостиную. Коль опустился на кушетку. А я прошел к балкону и уставился вдаль.
- А ничего и не надо понимать. Я сделал выбор, она тоже. А дальше будет видно.
- Знаешь, я от тебя чего-то такого и ждал. Ты же все время был неугомонный, тебе обязательно надо, чтобы не все как у людей.
- Коль, ну почему ты так категоричен? Наоборот, все получилось в духе твоих романтических бредней. Она залезла ко мне на балкон, между нами вспыхнули чувства и...
- Вот если бы они и правда вспыхнули, я бы радовался, а так, опять у тебя ни якоря, ни ориентира. Харитта, Харитта... Заладил. Можно подумать ты там был, что настолько уверен, что там хорошо.
Я бы после этих слов даже на него обиделся, если бы не понимал, что Коль переживает за меня. Кто нам еще скажет правду, кроме друзей.
- Нет, я ни в чем не уверен. Но думаю, что если не буду стремиться к своей мечте, то судьба вряд ли когда-нибудь еще даст мне шанс. Я готов рискнуть, хоть и страшно.
Я сел на кушетку рядом с ним. Коль похлопал меня по плечу.
- Ладно, я же так, для того, чтобы ты не увлекался. Можно я тебе совет дам?
- Конечно!
- Присмотрись к принцессе, Харитта никуда не денется. А у этой девочки и характер есть. И ты знаешь, ее сегодня наши сокурсники хвалили. Многие даже тебе завидуют.
- Ты же знаешь, что для меня это не аргумент.
- Ну, все равно. Подумай. Она симпатичная, умная, раз тебя выбрала, смелая, раз рискнула к тебе залезть, не взирая на запреты... Она - принцесса! Просто подумай. Обещаешь?
И тут живой картинкой к его словам вошла Арье.

АРЬЕ:
Лельмаалат был хмур. Увидев меня на пороге комнаты, он соскочил с кушетки и стал деловито перекладывать с места на место какие-то вещи, то ли пытаясь убраться, то ли собрать их в дорогу. Я, получив одобрение от наставниц, пришла сюда сразу после оформления бумаг, нагруженная этими самыми бумагами. Нам с Лельмаалатом нужно было обсудить наш отъезд.
Он был не один. Его друг напротив был улыбчив и дружелюбен. Освободил на столике место, куда я и сложила свою ношу.
- Лельмаалат! Я только что от наставниц. Вот все твои бумаги. У тебя в Оазисе есть какие-то незавершенные дела?
- Мне уйти? - спросил его друг.
- Останься, - с нажимом сказал Лельмаалат, - Принцесса, это мой друг Кольдранаак.
Дракон мне поклонился.
- Очень приятно. Нам нужно решить, что мы берем с собой.
- Это, - Лельмаалат ткнул пальцем в кипу бумаг, - я брать не хочу.
- Подожди, как так, это же касается тебя, тут вся твоя жизнь...
- Вот именно, задокументированная и пристально изученная. А самое главное та, которая закончилась... Или нет?! - И Лельмаалат выжидательно посмотрел на меня.
- Подождите, - сказал Кольдранаак, - там есть то, что именно необходимо?
Я растерянно просмотрела документы.
- Ну, договор об отъезде из Оазиса и... тубус. Правда, я не знаю что в нем.
- Лельмаалат знает. Тубус надо брать. А все остальное вам нужно, Принцесса?
Когда Кольдранаак спросил вот таким вкрадчивым голосом, мне уже ничего не было нужно. И я решилась.
- Хорошо, у вас есть печка?
Парни недоуменно переглянулись. Наконец Лельмаалат сказал.
- Есть камин, но мы им не пользуемся, в Оазисе почти всегда жарко.
- Отлично, подойдет! - хорошо, что магическая зажигалка леди Каллины всегда при мне.
Кольдранаак взял со стола бумаги, а Лельмаалат указал на камин.
- Ого! Лель, смотри, здесь твоя характеристика.
- Даже смотреть не буду.
- Принцесса, хотите почитать?
- Нет, спасибо! - Я любопытна, но не настолько, чтобы дразнить своего личного дракона.
- А я бы почитал...
- Коль!
- Да все!
Мы с Кольдранааком переглянулись, он пожал плечами, а я в свою очередь ткнула пальцем в камин. И он сгрузил туда бумаги. Лельмаалат наблюдал, как будто не понимая, что происходит. Я провела рукой по зажигалке, прошлое быстро занялось и весело горело. Мы трое смотрели на огонь.
Мне было немного жалко, хотя я понимала желание Лельмаалата начать жизнь с чистого листа. А желания должны сбываться, хотя бы такие.
- Принцесса, - обратился ко мне Кольдранаак, - когда вы планируете уехать?
- Думаю, что завтра с утра.
- Хорошо, - сказал Лельмаалат таким тоном, что я вообще передумала, что-либо с ним обсуждать, - я буду готов.
Пусть. Пусть берет чего хочет. Разберемся. Мне надо подумать о своих вещах.
- Кольдранаак, а ты хочешь красивый платок?
Он если и удивился, то виду не подал.
- Любой мужчина рад подарку... - и он стрельнул глазами на Лельмаалата. Но тот проигнорировал взгляд, а я намек.
- А ты не знаешь, кто-нибудь еще хочет?

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Удивительно, но Принцессе, похоже, удалось подружиться с Кольдранааком. Во всяком случае, вчера вечером они долго разговаривали на моем балконе, а потом пошли выбирать ему платок из коллекции Принцессы. Пока я собирал вещи, они раздали остальные платки нашим сокурсникам. А мне она так ничего и не предложила, и я совсем перестал ее понимать.
Большую часть своего гардероба я оставил в Оазисе. В пользу воспитанников из среднего и второго среднего секторов. Взял только несколько обтягивающих брюк, и рубашек. Из обуви приготовил себе мягкие кожаные сапоги. По песку идти долго, мне будет удобно.
Наутро перед воротами, когда мы с Принцессой уже готовы были выйти, к нам подошла Наставница Каваат. Я был рад, что прислали именно ее. Они с Принцессой тепло поклонились друг другу. Меня это несколько удивило. Каваат приблизилась ко мне, крепко обняла меня и сказала тихо:
- Удачи тебе, мой мальчик! Я горжусь тобой и очень за вас рада! Это такая девушка! Жаль, что ты не видел ее танца! Ну да ничего, все у вас еще впереди.
Она поцеловала меня на прощанье и распахнула перед нами створки ворот.
С Кольдранааком, который вышел нас проводить, я попрощался скомкано. Он несколько раз сказал, весело поблескивая глазами, что рад за меня. Видимо, опять его мечты вылезли на первый план. Я за него был спокоен. С его приспособляемостью и воспитанием он в любом гареме добьется многого. Конечно, в самый последний момент и расставаться было страшно и уезжать не хотелось. Но я тешил себя надеждой, что вернусь. Вернусь из Харитты. Свободным и богатым. И увезу Кольдранаака, если к тому времени какая-нибудь воительница не возьмет на себя ответственность за его судьбу. Хотя я его знаю, он не уедет. Тоже хочет сам решать. Пусть его счастье будет уже не за барханом.
Напоследок он меня обнял за плечи и шепнул на ухо:
- Прилетай!
Не факт.
Передо мной наконец-то лежал весь мир.

АРЬЕ:
Интересно, что Лельмаалат тепло попрощался с Каваат. Я и не знала, что в этом Оазисе воспитанники дружат с наставницами. А он при прощании с ней даже убрал холод из глаз. Потом сказал несколько слов своему другу-дракону и мы покинули Оазис.
Первым делом я пошла разыскивать по магической метке башню, чтобы задать направление нашему путешествию. Отца сюда не вызовешь, местные женщины явно будут против, да и не хотелось бы ему напоминать о той части его жизни, особенно после правды об Оазисе, которую я узнала.
Башня нашлась быстро. И мы потопали по песку, держа курс на Аэрту. Лельмаалат шагал молча и уверенно. И сам нес свой мешок. Для меня было несколько удивительно, что мешок был небольшим и что он не отдал его мне. Когда мы встретились я протянула к мешку руку, но он ее проигнорировал. Настаивать я не стала. Хочет, пусть тащит. Тем более что не тяжело.
Было раннее утро. Я рассудила, что перед дорогой надо выспаться, а в пустыню все равно когда соваться, потому как дневки не избежать, в Оазис-то я шла больше двух суток. Может, сказать Лельмаалату, что мучится недолго? Что до Аэрты мы пешком не пойдем? Он ведь ничего не спросил на эту тему. Хотя я не ожидала, что он вот так беспрекословно пойдет углубляться в пески и даже не попытается намекнуть, что хотелось бы все-таки путешествовать с комфортом. А он шел легко и не оглядывался. Я любовалась.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
На первом же привале принцесса, деловито покопавшись в своей сумке, торжественно произнесла:
- Лельмаалат! Ты оказал мне высокую честь, согласившись стать моим спутником, но я чувствую некоторую вину за то, что я не отнеслась к тебе с подобающими почестями, и поэтому хочу по возможности ее загладить. Уже сейчас я понимаю, сколькими достоинствами ты обладаешь и, что любая женщина будет готова бросить весь мир к твоим ногам. И я не исключение. Но... все же я не стала дарить тебе подарок в Оазисе, потому что он несколько отходит от ээээ.... общепринятых канонов, а я не могу идти вразрез с велениями своей души. - Принцесса сделала паузу, чтобы немного собраться с силами, а я решил ее подбодрить и ответил как можно более учтиво. Что бы она там не подарила.
- Благодарю, принцесса. Оказанное внимание - большая честь для меня. Я с удовольствием приму твой подарок!
- Хорошо, потому что мне бы не хотелось, чтобы он вызвал у тебя отрицательные эмоции. Но я после посещения Оазиса поняла для себя одну вещь. Я не могу преподносить тем людям, которые мне нравятся те подарки, которые мне не нравятся. Лельмаалат, держи, это от чистого сердца!
Ответить по этикету я принцессе не смог. На протянутых ко мне руках Арье лежал кинжал.

АРЬЕ:
Трудно было понять его реакцию. Наверное, я все-таки сделала что-то не то. Неправы все. Отец, который познакомил меня с мужским воспитанием, Леди Лилит, которая давала мне возможность неограниченно думать в разные стороны и принимать решения по велению сердца, Леди Утли, которая учила быть самой собой, потому что так проще удержать возле себя мужчину. И, наконец, неправа была я, считавшая, что самое сложное уже позади. И ведь ничего не спросишь, потому что ясно, каким будет ответ. И я промолчала.
Лельмаалат тем временем уселся на песке, положил кинжал на колени и бережно его придерживая за рукоять, рассматривал. Да, красота оружия завораживает. Может, мне удалось его удивить? Хотя, по-моему, я только этим и занимаюсь.
Место для дневки мы выбрали между двух огромных камней. Мне удалось расположить на них плащ так, что получилось нечто вроде навеса, под которым мы вдвоем вполне помещались.
С едой проблем не было. В Оазисе я набрала вяленого мяса и сухофруктов. Вода была. А еще была проблема с общением. Вся моя смелость и наглость, которая так хорошо проявила себя при нашей первой встрече с драконом, теперь, видимо, вышла погулять или заснула в глубине моего подсознания. Я пыталась вести себя естественно, и от этого получалось еще хуже. Пыталась создать какую-то видимость деятельности, но делать было решительно нечего. Плащ развесила, подарок подарила, еду достала. Лельмаалату хорошо, вон с кинжалом медитирует. Но общаться как-то надо...
- Спасибо огромное, принцесса, - наконец-то выдал он. - Я даже не мечтал...И вот так...
- Ээм... Лельмаалат...
- Ты можешь звать меня Лель.
- Хорошо, Лель. Иди под навес. Сейчас уже жарко и до вечера лучше не будет. Места, конечно, немного, но здесь даже будет прохладно.
- Не беспокойся, я хорошо переношу жару, я здесь вырос.
Но он все-таки залез под навес, улегся на бок лицом к камню и, прижав к себе кинжал, притворился спящим. Вот и поговорили.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Мои мысли метались. Принцесса одним своим поступком сломала дверь в мою душу, и я теперь пытался привести в порядок чувства. Детство и отец стояли перед глазами. Клинок, лежащий сейчас в моих руках стал первым символом надвигающейся свободы, но было странно от того, что единственным человеком, которым мог меня ее лишить, оставалась она. Может, это провокация? Но вряд ли... Принцесса слишком прямолинейна. Она бы не стала выдумывать настолько хитрые планы... Я не знал, как себя с ней вести. Наше общение изначально было непонятным. Ни в ее поступках, ни в моих реакциях не было ничего похожего на то, чему нас учили. Я был готов к обольщению, к приказам, к силе, к грубости, к снисхождению, но совершенно не был готов к искренности и заботе...
Я лежал под навесом и думал. Пришлось отвернуться от Арье, чтобы не провоцировать ее на разговоры. Поскольку получаемая мной информация была слишком противоречивой, я не мог поддерживать светскую болтовню. Хотелось пить и есть. Но я терпел, для того, чтобы прочувствовать момент. Чтобы хотя бы таким образом понять для себя, насколько я был готов к отъезду из Оазиса, что даже не спросил ее, как именно мы будем пересекать пустыню Аззо. Я ей настолько доверился? Или мне все равно, что будет со мной? Или же я просто наивный дурачок, который не знает жизни и не отличается предусмотрительностью, а значит, наставницы были правы? Заснуть так и не удалось. Хорошо хоть под плащом было не жарко. Хоть я и сказал, что жару переношу хорошо, но даже самый глупый из воспитанников Оазиса вряд ли рискнул высунуться днем за его пределы, даже если бы там обосновался базар с самыми модными и дешевыми шароварами.
Принцесса долго ворочалась рядом и, наконец, несмело позвала:
- Лель... Ты спишь?
- Нет.
- Пить хочешь?
- Да. - Я полуобернулся к ней. Она протягивала мне флагу и приветливо улыбалась.
- Там неограниченный запас. Пей смело.
- Спасибо. - Удивила. У нее есть магические штучки. Не проста. Прав был Коль. И я тоже ей улыбнулся.

АРЬЕ:
Выспаться не удалось. Соседство с Лелем было непривычным. Неужели именно так люди проводят время вместе? И я постоянно буду, ложась с ним рядом в постель, испытывать неловкость? Когда шла в Оазис Курмула, мне казалось, что самое сложное - получить дракона. А теперь получалось, что его еще нужно приручить. Можно заставить подчиняться, можно принудить идти рядом и сидеть у ног, но любить и уважать не заставишь. А в моем случае даже не заставишь общаться. Буду выбирать какие-нибудь общие или безопасные темы. Про природу и погоду. Леди Утли утверждала, главное - разговорить! Или вот о деле можно... Тем более, что я в очередной раз наткнулась в своих вещах на эту штуку.
- Лель, а что за тубус?
- Ключ.
- От твоего сердца что ли? - не удержалась я.
- Нет, от моего волшебства...
- А ты волшебник?
- Я не знаю.
- То есть как?
- А так. Вот ты волшебница?
- Нет. Способностей в магии у меня ноль. Но, говорят, у большинства полукровок так.
- Ну, значит, мы все равно не сможем выяснить волшебник я или нет.
- А что, по-другому выяснить не получится? Обязательно соревноваться, кто круче колдует?
Он снисходительно посмотрел на меня:
- Соревнования ни причем. Просто драконам магию при рождении блокируют, и тебе выдали заклинание-ключ, но поскольку ты не волшебница, то увы... И я тебе дождь не наколдую, даже если захочу.
- Тебе нравится дождь? - Сейчас вот и о погоде поговорим.
- Нет.
- Почему? Мне казалось...
- Я не испытываю чувств к тому, о чем мало знаю.
Сказал, как отрезал. Или это был намек?!

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Когда наступила ночь, мы тронулись в путь. Хотя и не выспались. Это была моя первая ночь в пустыне так далеко от Оазиса. Мы были здесь совсем одни, и мне было даже жутковато, как будто я столкнулся со всей полнотой окружающего мира и осознал свое ничтожество. Луны не было, поэтому белый песок бежал навстречу нашим шагам только в свете волшебного фонарика Арье.
Принцесса не оставляла попыток меня разговорить и была весьма настойчива. С Кольдранааком они бы спелись в умении быстро и верно доводить меня до белого каления. И вопросы были под стать:
- Лель, а какие тебе нравятся книги?
- Что ты имеешь в виду?
- Ну, вы же в Оазисе читали что-то романтическое...
- 'Она ртом полным страсти накрыла его губы долгим поцелуем, а он, утонув в ее душном взоре, снимал с себя последние бастионы своей девственности'? - Я попытался воспроизвести мечту юноши-дракона, как ее себе представляли авторы мужских романов.
- Да нет, - Арье удивленно посмотрела на меня, - я скорее про героическую литературу...
- А чем она принципиально, по-твоему, отличаются от всего.... ммм... ненаучного?
- Ты так говоришь, как будто читал только научные труды.
- Нет, конечно!
- Вот я и интересуюсь, может быть, тебе что-то нравится? Ну, например когда кто-то кого-то спасает, совершает подвиги, приносит себя в жертву, - последнее она зря сказала, но, по-моему, поняла это. А вот я не сдержался.
- Знаешь, всего этого добра и в обычной жизни хватает. Зло гораздо ближе и это никакой не пещерный тролль!
- Ты о чем?
- О том, что иногда спасительницы драконов из башен совсем не положительные героини. - Пора выходить из образа милого дракона, она должна понимать, как я отношусь к нашей жизни в Оазисе и к ее затее в частности.
- Ты про женщин-драконов, которые съедают своих мужей?
- Ну, и про них тоже.
- Лель, ты что, меня боишься?
- Не знаю. Я тебя не знаю, что тебе надо не знаю. Досконально... Я как выяснилось, вообще ничего об этой жизни не знаю. Потому что то, во что я верил в Оазисе, не имеет отношения к действительности. Я пытаюсь тебя понять. И себя понять. Не мешай мне.
Принцесса после этого надолго замолчала. Тоже думала. Хотелось бы мне знать о чем. Я злился на нее и на себя злился, потому что понимал, что неправ. Она не сделала мне ничего плохого. Даже старается быть любезной и заботливой. Но мне было очень неприятно потому, что я уже не мог относиться к ней как к средству. И уже сомневался, что смогу ее обмануть или предать. Не то, чтобы я собирался так поступить изначально, но мне было гораздо проще, пока я не видел в ней человека. А она постоянно удивляла меня и, кажется, я начинал ее уважать... И из-за этого злился еще сильнее. Меня раздирали противоречия, в душе плескались боль и раздражение, потому что я не знал, что мне делать дальше. Совесть требовала стать для принцессы, по крайней мере, хорошим товарищем на время путешествия. Воспитание - вести себя в соответствии с усвоенными канонами поведения. Эгоизм твердил, что как бы я себя ни вел, принципиально уже все равно ничего не изменится. А умом я понимал, каким я был наивным. Пока я жил в башне я думал о том, как буду жить на свободе, у меня будет какое-нибудь дело, свой маленький домик, друзья. Но эти планы пока отодвигались на неопределенный срок. Перед нами лежала эта негостеприимная пустыня Аззо, а за ней Инграм. Как преодолеть суровые перевалы без теплой одежды и дров, я не представлял. Я вообще о холоде знал мало и никогда не видел гор. Поэтому надеяться приходилось только на принцессу. Я не мог не отметить, что подготовилась она неплохо. Ни с водой, ни с одеждой, ни с едой, ни с освещением у нас забот не было. От меня требовалось только идти. Впрочем, я тоже мог бы ей кое-что предложить...
Но готов ли я провести с ней ночь, чтобы потом быстрее передвигаться?

АРЬЕ:
Ночь удалась. Я вообще всегда предпочитаю обострять ситуацию, чтобы потом она уже куда-нибудь определилась. Поэтому я все время пыталась достучаться до Лельмаалата, пока он не намекнул, что я слишком надоедлива и не даю ему спокойно думать. Впрочем, я понимала, что ему тяжело. Изнеженный дракон, привыкший к роскоши и свежим фруктам, вынужден оставлять след своей жизни на белоснежном песке... А я ничем не могу ему помочь... Мое дело - кормить, поить, развлекать и ждать, пока он ко мне привыкнет. Надо было у папы поинтересоваться, как быстро они с мамой разобрались в своих чувствах. Правда, мне показалось, что тот поцелуй на взаимном выборе что-то пробудил и во мне и в Леле... Но вместе мы уже были почти сутки, а ни одного томного взора, да даже просто заинтересованного взгляда я в свой адрес не заметила. У меня вообще возникало впечатление, что у Леля только два настроения на выбор. Либо хмур, либо зол... Но в ту, первую ночь в башне он мне таким не показался... Наоборот, был энергичен, бодр и разговорчив. Скорее, дело в том, что слишком много перемен. Учтем на будущее, каким он бывает, если в его жизнь вмешиваются сторонние факторы... Раз уж характеристику мы сожгли. Даже жалею. Насколько все было бы проще.
Я думала, что когда уйдем из Оазиса, мне придется много рассказывать и о себе и об отце, который ждет нас где-то неподалеку, и об Аэрте. Но вопросов с его стороны не было. Вот не думала, что гордость будет сильнее любопытства. Он даже про наше путешествие ничего не спросил, как будто ему было все равно, куда мы идем и когда будем на месте. И еще я надеялась, что он не воспринял наши прогулки по пескам, как попытку сблизится. Я где-то читала, что если люди вынужденно общаются друг с другом довольно долго, то даже неприязнь может перерасти в симпатию.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
К полудню следующего дня, когда мы расположились на привал, я дозрел. Начал улыбаться и помогать принцессе. Вместе что-то делать у нас получалось неплохо. А я перенимал опыт походной жизни. Из плаща мы соорудили нечто вроде палатки, так что могли лежать там не испытывая неудобств в виде невозможности повернуться или постоянно спадающей на лицо материи. Неба не было видно, это да. Но было нежарко и спокойно. Мне. Рядом с принцессой.
Похоже, выбранная стратегия поведения оказалась полезной для нас обоих. Принцесса тоже перестала нервничать, и не пыталась общаться со мной во что бы то ни стало. Мы просто лежали рядом. И мне вдруг стало так легко от того, что есть человек, с которым я могу пересечь эту огромную, как весь мой мир, пустыню. Человек, который помогает мне становиться самим собой, потому что ничего от меня не ждет и не требует. И я испытал чувство благодарности. За то, что она пришла за мной.
Мы заснули рядом. И снилось мне только хорошее. Даже проснувшись, я ощущал некую притягательную пустоту в душе. Весь груз моих мыслей отступил на второй план, и я даже решил продолжить с Арье разговор о литературе.
- А какие книги нравятся тебе?
- Не знаю, наверное, таких не очень много. Потому что в большинстве из них главный герой, который сначала повествования еще что-то из себя представляет как человек, к концу становится совершенно невменяемым и якобы из-за любви совершает массу идиотских поступков.
- Может быть, он просто пытается соответствовать героине?
- О, да! - рассмеялась принцесса. - Они определенно достойны друг друга.
- Мой друг Коль сказал бы, что ради любви люди готовы на многое, как мужчины, так и женщины.
- Может быть, - не стала спорить Арье, - но любовь еще поди найди. А геройствовать требуется постоянно. Постоянно всем доказывать, что ты лучше, чем есть на самом деле...
- Так может, степень готовности к геройству и есть степень возможной любви?
Принцесса не ответила, но посмотрела на меня странно. Как будто что-то вспоминала или переосмысливала...

АРЬЕ:
Вторая ночь была значительно лучше первой. Мы отдохнули, а меня еще грела мысль, что еще чуть-чуть и будем дома. Оазис уже давно скрылся из виду, но почему-то именно сейчас я себя почувствовала от него свободной. Несмотря на все его очарование и необычность мне хотелось поскорее забыть об этом приключении. Слишком глубоко я в него погрузилась.
Неожиданно стало легко общаться с Лелем. Если бы не походные неудобства я уже была готова продлить нашу прогулку. Он оказался интересным собеседником. И хорошо воспитанным, когда то, о чем мы говорили, не касалось его напрямую. Но я не провоцировала. Мне было все равно, о чем говорить. Хотя я не раз и не два проклинала эту дурацкую систему воспитания в Оазисе, когда будущим супругам не дают даже возможности нормально узнать друг друга.
Он так мило сам начал разговор, что я с удовольствием его продолжила. И даже не дожидаясь вопросов с его стороны, решила проявить несколько большую заботу, нежели простая любезность главного проводника.
- Лель, а ты не устал?
- Да нет, - он непринужденно пожал плечами.
Звезды в пустыне были яркими, и его фигура с черным покрывалом волос в белой походной одежде была на удивление органична. Я в какой-то момент даже засомневалась, что этот мужчина идет именно со мной и ко мне. Потому что он был нереальным. Гибким и красивым, и благородно естественным.
- Я думаю, завтра мы уже будем на месте. Направление мы выдержали, значит до точки встречи меньше суток.
Лель, не сбавляя шага, бросил на меня странный взгляд, как будто пытался понять, какой из пришедших в голову вопросов, задать первым.
- А что за встреча?
- Нас ждет мой отец. - Я невольно улыбнулась, представляя реакцию папы на Лельмаалата. - Он сопроводит нас во дворец.
- Он дракон?
- Да! И самый лучший.
- В этом-то я не сомневаюсь. Мой отец тоже был самым лучшим драконом. - Конец фразы вышел тихим. Лель поправил на плече мешок и зашагал быстрее. Я решила не заострять на этом внимание.
- Так что, через Инграм перелетим.
- А где он нас ждет?
- У края магической завесы. Он как и ты не питает особой любви к Оазису, поэтому решил его не навещать, - может, после этой фразы Лель поймет, что у нас очень много общего, ну или хотя бы у папы очень много общего с ним, а через папу со мной. Как же все сложно!
- Неужели завеса простирается так далеко? - удивился Лель.
- Да, отец мне тоже говорил, что по расстоянию меньше суток, но на деле получается больше. Но ничего, направление мы держим правильное, от той башни... Так что скоро будем на месте...
- Мы идем не туда. - Неожиданно заявил Лельмаалат.
- Почему? Путь в Аэрту только через Инграм, странно, что...
- Да, понятно. Просто ты говорила про направление и башню.
- Ну да, я пришла к одной из башен Оазиса, и от нее же мы тронулись в путь, так что все правильно.
- Нет! Не правильно!
- Это еще почему?
- Потому что та башня, у которой ты заснула, там, у Оазиса... В общем...Это не та башня, у которой ты проснулась.
- Что ты имеешь в виду?
- Понимаешь, ммм... Арье, пока ты спала, я тебя переместил.
Я удивилась. Сильно.
- Зачем? Да и как?
- Ну, я услышал, что ты там под моим окном устраиваешься, и мне стало как-то неуютно, мало ли, какие у тебя намерения, - Лель говорил как-то нервно, как будто боялся ночующих под окном женщин. - Поэтому я тебя перенес в другое место.
- Сам?
- Нет! Позвал пятнадцать наставниц, и они, по очереди меняясь, несли твои носилки, а я рядом с опахалом отгонял песчаных мух. Конечно сам!
- Эээ... спасибо за трогательную заботу, жаль, что ты меня не разбудил, чтобы я, так сказать, смогла оценить ее в полном объеме. А вообще не знала, что я так крепко сплю. Но если вдруг надумаешь меня еще куда-нибудь перемещать, то хотя бы своевременно ставь в известность. Во избежание... эээ.... заблуждений. - И мы с ним синхронно оглядели окружающий нас пейзаж.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Да, пришлось несколько развернуться в правильную сторону. Кто же знал, что она именно так направление выбирает. Впрочем, нам главное за завесу выйти, а там нас должен ждать дракон. Последний дракон-мужчина, которого я видел, был мой отец, когда он катал меня на спине. Мне тогда было четыре года. Но я до сих пор помню, как касался подушечками пальцев бархатистой кожи с металлическим отливом. Я даже лица отца так не помнил, как этих касаний. Хорошо, если Арье воспитывал дракон... Может быть у нас есть что-то общее?! Но не будем углубляться в мечтания. Сейчас у принцессы есть веский довод, чтобы на меня разозлится.
Но Арье не злилась, она была просто сосредоточена. Привыкала к мысли, что мы не туда шли? Производила в уме сложные расчеты? Или... Придумывала новую тему для беседы...
- Лель, смотри какие звезды.
- Ага, вижу.
- Нет, ты посмотри, какая красота. А ты никогда не представлял, как летишь к ним навстречу? Купаешься в их холодном свете? Как будто во вселенной не существует больше ничего, только они и ты? - Арье даже остановилась. Как будто только что прочувствовала, что сказала и теперь пыталась в себя впитать их свет.
- Нет, - отрезал я.
- Я так понимаю, о звездах ты разговаривать не хочешь?
- Слушай, Арье! - меня это уже начало раздражать. - Оазис Курмула находится в той части света, где практически круглый год жарко. Дожди у нас идут редко. Поэтому небо над нашей головой преимущественно чистое. Каждый день на протяжении многих лет я по ночам выходил на балкон своей башни и смотрел на звезды. Ты думаешь, что для меня еще существует какая-то романтика связанная с ночным небом?
- Да, в таком ракурсе, я как-то на это не смотрела, - несколько смешалась принцесса, - А ты всю жизнь провел в Оазисе?
- Почти.
- А какие у тебя были мечты в детстве?
- Вот только еще о моих мечтах не хватало разговоров! Пойдем быстрее! Я уже даже хочу в Аэрту! - Вот зря я, наверное, это сказал...

Опубликовано: 31.10.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 11 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 3 человека:

  1. Дождалась! Началось хоть что-то!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. путешествие по пустыне скучновато, добавьте чуть-чуть интриги.

    Оцени комментарий: Thumb up 0