Оазис 2

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Отца своего я помнил хорошо. Несмотря на то, что видел его в последний раз в день моего четырехлетия. Я потом понял, что он на коленях умолял мою мать дождаться этого главного для него праздника. Ей в принципе было все равно, поэтому она не отказала.

Целый день мы с отцом провели вместе. Носились по лужайке во фруктовом саду, пытались подражать голосам птиц. Потом вместе пытались залезть на дерево, я, смеясь, соскальзывал, а отец ловил меня и старался подсадить повыше, но мне очень нравилась эта игра, поэтому я продолжал захлебываясь приступами хохота падать ему на руки.
Еду нам принесли в беседку у пруда, потому что после обеда было жарко. Я лежал на дощатом полу беседки, вглядываясь в прозрачную воду и наблюдая за хаотичными метаниями рыбок, а отец сидел со мной рядом и гладил меня по голове.
- Лель, сынок, ты счастлив?
Тому чем для меня было счастье я тогда еще не дал определения, но если отец меня спрашивал о нашей с ним дружбе и единении, то я искренне мог ответить:
- Да!
- Я знаю, что ты у меня еще маленький, еще такой хрупкий и ранимый, но я тебя прошу, постарайся запомнить эти ощущения, минуты, когда тебе хорошо. Чтобы жизнь твоя была наполнена яркими красками. Чтобы у тебя в груди горел огонь, чтобы у тебя были мечты. Тогда ты сможешь стать счастливым!
- Папа, а ты счастлив?
Отец прижал мою голову к себе, торопливо целуя в макушку, и сказал правду:
- Сейчас да!
Я опять отвлекся на рыбок, а он поднялся и отошел, а потом окликнул меня:
- Лель, смотри!
Я поднялся и подбежал к отцу. На его ладони лежал кинжал из голубоватой стали. Он был достаточно простым, без гравировок, украшений, драгоценных камней, но был каким-то волшебным. Как будто в нем сосредоточилась вся моя жизнь. Я замер, не решаясь к нему прикоснуться, а отец протянул его мне и сказал:
- Ну что же ты, гэзире, - иногда он называл меня 'гэзире', неукротимый дух, - возьми, он твой!
Я несмело протянул руку и легонько дотронулся до кинжала пальцами, потом, осмелев, схватил в охапку своей детской ладошкой, и хитро посмотрел на отца.
- Вижу с подарком я не ошибся! Иглы для вышивания, бусы и прочую дребедень тебе и так подарят, а это... Ты такой же как я, сын! И я очень надеюсь, что добьешься большего!

Потом он мне долго играл на лютне. Страстные и грустные песни, многие из них были на незнакомом языке. Я сидел, крепко прижавшись к его плечу, и счастливее меня на свете не было. Даже странные слова отца были где-то за пределами моего разума, я видел только то, что было здесь и сейчас.

А утром я узнал, что больше никогда его не увижу.

У Великой Воительницы драконов Аззалакит Аллай кроме нас сестрой было еще трое старших. Девочки. И после нашего рождения она решила, что отец свою функцию уже выполнил. Она подарила ему прекрасную прощальную ночь. Все во дворце ее слышали. А утром она превратилась в дракона и съела его, потому что мужская кровь не должна уходить из семьи.

А кинжал мать у меня отобрала, когда меня отвозили в башню, потому что негоже мальчику из благородной семьи касаться оружия.

АРЬЕ:
Беседу мы с Анджин решили продолжить в Дворцовом саду. Разговор предстоял долгий.
- Анджин, - заговорила я, - как Вы себе это представляете? То есть Вы считаете, что силы и умений у меня нет, а зато красотой я покорю кого угодно, так что любой дракон сиганет сверху прямо в мои объятия?
- Ну, сиганет не сиганет, а есть один нюанс. Тебе отец рассказывал о драконах?
- Да, немного про свое детство в Оазисе, но в основном про то, как он счастливо жил с мамой.
- Понимаешь, Арье, у драконов, как и у нас, матриархат. Только как бы в более жесткой форме. Вот посмотри на своего отца. Ему разве плохо живется? Нет, хорошо, он свободный человек, сам может принимать решения, заниматься тем, чем ему нравится, ему даже тебя доверили воспитывать, хотя некоторые министерши до сих пор локти кусают, видя, так сказать, плоды. Ну-ну, не криви губы, девочка, я твоего отца очень уважаю и считаю, что даже если бы тебя воспитывала мать, вряд ли получилось бы лучше. Ты такая, какая есть. Но у каждого человека есть и сильные и слабые стороны. Я, например, воительница, многие даже считают меня великой. Я сильнее многих и я красива, но именно это и стало моим бичом на пути к счастью в любви. Это сейчас я уже взрослая и мудрая, а в юности я считала себя лучше всех, а мужчин вообще ни во что не ставила. Пока не поняла, что пренебрежением искренних чувств не добьешься.
- Эээ... Воительница, но вы же замужем, и даже, говорят, счастливо?! - неуверенно сказала я.
- Да, но мне долго и упорно пришлось завоевывать любовь мужа, изначально я не слишком считалась с его желаниями. А вот что касается тебя, то я уверена, что ты сможешь понять мужа, и ему будет с тобой легко и хорошо.
- Может быть. Я пока не знаю, как и чего у меня сложится. - Отмахнулась я, - но чтобы показать, какая я могу в семейной жизни быть замечательная, надо с человеком пообщаться, продемонстрировать ему мой богатый внутренний мир, приручить к себе, заставить его мне поверить. А как этого добиться предварительно? Он в башне, я внизу, особо не пообщаешься.
- Таким образом, мы опять возвращаемся к нюансу! Я тебе уже сказала, что у нас более свободный матриархат. Да, мы сами выбираем мужей, мы отвечаем за них, но они не наши рабы, как у женщин-драконов. Для них мужья, в первую очередь, хорошие любовники и продолжатели рода. Для них мужья нечто вроде домашних животных. Хотя нет, тех даже любят больше, по крайней мере, не убивают, когда надоест.
- Ничего себе! - воскликнула я потрясенно. - То есть если им надоедает муж, то они его убивают? А как же любовь?
- Вот и плоды мужского воспитания, - рассмеялась Анджин. - Любовь у них не приветствуется. Им проще не испытывать чувств. Бывают, наверное, исключения. Но в основной массе все именно так, продолжил род - умри. Поэтому, я думаю, что многие из драконов будут очень рады, если их спасешь именно ты. Поскольку так у них есть шанс прожить свободную и счастливую жизнь, а не чахнуть в каком-нибудь гареме. Так что, как видишь, твоя внешность не сильно важна, важно то, что ты сможешь им дать. Поэтому шансы у тебя неплохие. Только башню выбирай попроще. Не слезет один, доставай второго, кто-нибудь да найдется, тем более что нам на руку, чтобы сам слез, нам тут дураки не нужны!

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Оставив друзей одних на крыше, я пошел к себе. А в башне, зарывшись с головой в подушки, долго пытался уснуть, прогоняя надоедливые мысли. О какой любви женщины к мужчине говорил Коль? Моя мать никогда не любила и не уважала моего отца. Он просто был самым красивым и мужественным, и от него получались прекрасные дети. А чувства... Что чувства? Женщине недостойно их выражать. Поэтому я боялся прихода за мной какой-нибудь фанатичной воительницы, которая начнет привязывать меня к кровати и использовать для продолжения рода. Да, я тоже хотел бы, чтобы все было по любви. Но для нас это непозволительная роскошь. Я это понял давно и решил сбежать, во что бы то ни стало. Хотя и знал, что смельчаки вроде меня были и раньше, но за Магическую завесу еще никому выбраться не удавалось. Давай же, мальчик, соберись! Времени не так много! А четкого плана нет. За время моей жизни в Оазисе я напридумывал сотни планов, но при ближайшем рассмотрении они не выдерживали никакой критики. Очень трудно что-то планировать, не представляя, как все устроено за стенами моей уютной тюрьмы. Книги для нашей библиотеки строго отбирались. Ведь ни одной из женщин не хотелось бы расхлебывать плоды неправильного воспитания. Когда я это осознал, мне было тринадцать. Вот тогда-то я и понял, что мне нужен внешний источник информации. Им для меня стала Наставница по танцам Каваат.

АРЬЕ:
После разговора с Анджин я решила навестить Министершу волшебства Леди Каллину Калли. Она хоть и была лучшей в том, чем занималась, но при этом была отъявленным скептиком и человеком настроения. Так что человеколюбия от нее ждать не приходилось. И я решила положиться на лесть.
- Леди Каллина, как я счастлива Вас видеть! - я склонилась пред ней в церемонном поклоне.
- Так, девочка, оставь эти формальности, выкладывай, чего тебе от меня нужно и проваливай, у меня еще куча дел.
Она действительно чем-то занималась, или делала вид. В имитации бурной деятельности она была настоящим профессионалом. Впрочем, имела на это полное право. Министерство волшебства работало как хорошо отлаженный механизм, охраняя границы государства и душевное здоровье его подданных. Поэтому я испытывала невольное уважение к Министерше и склонялась перед ее авторитетом. Мой поклон даже не был лестью. Поэтому стоит продолжить, а то сейчас ведь выставит с пустыми руками. Как рявкнет: 'Ничего не дам!'. Так я и уйду покорять просторы Пустыни Аззо без эээ.... прощального привета.
- Леди Каллина, - продолжила я как можно более проникновенно, - я была вашей ученицей, пусть и недолго...
- Вполне достаточно для того, чтобы я поняла, что ты бездарность! - сказала, как отрубила. Ну да ничего, у меня иммунитет. Я упертая, буду стоять до конца.
- Конечно я бездарность, но до сих пор жалею, что наши с вами уроки закончились, потому что теперь у меня гораздо меньше возможностей приобщаться к вашей мудрости.
- Вот ни капельки не солгала. Действительно жалею! Кто еще может так приложить морально двумя-тремя словами. Очень действенно, зато теперь меня словами почти невозможно ранить. Глухая броня. - И потом, Леди, ваш авторитет очень важен для меня, и я пришла к Вам просить совета. - Конечно, не магические же вещи просить. Ведь даже если прямо попрошу, не даст. А на совет, глядишь, и купится. - Я отправляюсь в Оазис Курмула, хочу быть достойной своей матери и рода, но я еще юна и неопытна и поэтому, может быть, Вы, Леди, подскажете, какие меня могут подстерегать неожиданности?
Тут Леди Каллина наконец соизволила обратить на меня внимание и внимательно посмотрела, так, что мне сразу же захотелось куда-нибудь заныкаться. Но я выдержала этот взгляд. Тогда она улыбнулась.
- Умница! Я ведь не просто так смотрела, а проверяла огонь твоей души. Значит, намерение твердое и ты не отступишь.
- Да я и не собиралась.
- Я знаю, мы ставки делали, пойдешь ты за драконом или нет. Я рада, что не ошиблась, мы с Лилит на тебя поставили.
Я улыбнулась. Значит еще и Леди Лилит. Надо будет попросить часть выигрыша на представительские расходы в Оазисе. Глядишь, тоже на что-нибудь сыграю.
- Значит, все остальные поставили против?
- Все остальные просто дуры и в людях не разбираются. - Рассмеялась Леди Каллина.
- А вы, значит, разбираетесь?
- Если ты про сомнительные комплименты в свой адрес, так что на правду-то обижаться. Зато я смогла тебя убедить, что врать тебе никогда не буду. А это дорогого стоит. Уж поверь мне!
Я невольно улыбнулась. Да, это верно, такие люди как Леди Каллина нужны любому правителю. Так что, пожалуй, министершу волшебства я не буду снимать с должности, когда взойду на престол.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Впервые я увидел Наставницу по танцам Каваат во время нашего первого урока. Мы уже были подростками, и настало время учить нас древним танцам соблазнения и красоты. Нас рассадили у озера около круглой песчаной поляны. Была почти ночь, но площадка была освещена светом факелов, создавая нереальную, даже какую-то первобытную атмосферу.

Первый танец Наставница показала нам сама. Вот тогда-то мы впервые и увидели всю красоту женского тела. Под негромкую ритмичную музыку она начала свободно двигаться, каждое ее движение было естественным и пластичным. Она не просто двигалась, она жила этим танцем. А мы как завороженные следили за ней. Наставница по танцам Каваат не была молодой и красивой, таких в Оазисе не держали. Но магия ее страстного и пронзительного танца дала нам возможность увидеть саму женскую суть. Ее тело, блестевшее от розового масла при свете факелов, звало к себе и заполняло все наши мысли. Сначала она сбросила с себя легкие туфельки, и ее босые ступни, кружившиеся в вихрях мелкого песка, сводили нас с ума. Широкие прозрачные шаровары обтекали ее ноги, как струи воды, а грудь, едва прикрытая легкой туникой, призывно выгибалась. Она замерла на мгновение вместе с музыкой, скрестила руки на груди, а потом танец продолжился в нарастающем темпе, но уже без туники, которая полетела на песок. Стоящие неподалеку Наблюдающие внимательно смотрели, кто из нас невольно потянул руку, словно пытаясь поймать этот легкий кусок ткани. Уже тогда они оценивали степень страсти, горящей в наших глазах, чтобы дать нашим потенциальным невестам правильные рекомендации.

К концу танца шаровары тоже оказались на песке. А мы, разинув рты, даже не заметили, как именно она смогла их снять. Точеная фигурка, умело подсвеченная факелами, последний раз подлетела к нам, почти вплотную, а потом резко отбежав назад замерла в центре танцевальной площадки. Мы сидели, затаив дыхание и боясь пошевелиться, а к Наставнице уже спешили слуги с одеждой. Волшебство закончилось.

Не зря обучение таким танцам начиналось в тринадцать лет. Мы только-только перестали быть детьми, и могли оценить, то, что нам показали, но были еще слишком неопытны, чтобы наши мечтания ушли далеко от юношеских грез.
Этот танец был не просто показательным выступлением, чтобы мы поняли, чему нас будут учить. Он должен был пробудить наше мужское естество, и прочно поселить в наших умах тягу к женскому телу. Тем страшнее было позже узнать о том, что перед этим красивейшими существами - женщинами, для нас доступно только преклонение. И только мы будем для них танцевать.

АРЬЕ:
- Леди Каллина, а Вы мне поверите, если я поклянусь, что вернусь из Оазиса с мужем-драконом?
- Более того, девочка! Я на тебя еще и денег поставлю! Причем много, ты же знаешь, я человек азартный!
- Выигрыш я Вам гарантирую. Почти... Но все равно без Вашего совета никак.
- Ну, говоря про совет, ты намекаешь на материальную помощь, не так ли?
А вот сейчас, лучше признаться, тогда не откажет. Потому что похвалит себя за проницательность, а меня за честность.
- Да, мне, наверное, потребуется кое-какое снаряжение. Надеюсь, Вы поможете.
- Ну что ж, - задумчиво протянула Леди Каллина, пощипывая подбородок, - у нас две задачи. Необходимое и непредвиденное. Твои предложения.
- Ну, про поесть-попить можно не упоминать.
- Это, разумеется, хотя, подожди, - Министерша легко скользнула к большому шкафу, открыла резную дубовую дверцу и извлекла на свет пыльную бутылку. - Чуть не забыла. Я сделала это для твоей матери. Бери!
Я послушно взяла. Ничего необычного бутылка как бутылка. Но я продолжала ее разглядывать, упорно пытаясь понять, зачем мне ее вручили.
- Открой и глотни, - приказала Леди Каллина.
Я послушно приложилась, надеясь, что Министерша оценит мою покорность.
- Вода водой.
- Именно! Как раз для путешествия в пустыне. Неиссякаемый запас, так сказать. Единственный минус - это объем, помыться все же будет проблематично.

Ой, да ладно, какие сложности. Среди этих изнеженных драконов в Оазисе я себе без проблем ванну организую, а вот запас воды в дорогу это действительно здорово!

- Кроме того, я думаю, что надо все-таки взять теплую одежду, в пустыне, говорят, по ночам холодно, а перед ней горы.
- А для этого у меня есть плащ. Днем дает прохладу, а ночью греет. Экземпляр единственный, так что с возвратом. Кроме того, Арье, ты уж прости, но я опять сделаю тебе комплимент. Вот на местности ты совершенно не ориентируешься, поэтому даю магические метки, - она протянула мне мешочек, - здесь штук сорок-пятьдесят. Должно хватить туда-обратно. Так, что у нас есть еще, - она подошла к шкафу и начала деловито в нем рыться, - вот смотри, - она достала еще один мешочек, - тут дротики-прилипалы, в горах вещь нужная, да и потом, если вдруг в башню полезешь. Тем более метать ты их умеешь! Бери, короче.
- А еще, может, какой фонарик дадите, - неуверенно я перебила Леди Калину, мысленно почти проигнорировав очередное напоминание о моих метательных способностях.
- Про фонарик это хорошо, что напомнила. На! - Она протянула мне небольшой шарик, - потрешь, он загорится. Да, и еще зажигалка, работает по тому же принципу. Не знаю, правда, из чего ты там, в пустыне будешь жечь костры, но я люблю, чтобы эти две штуки были в комплекте. Ну и волшебное лассо. Цель находит самостоятельно, правда, на крупных зверях и людях использовать не советую, допускается только один обхват. Ну, кажется все! - Министерша еще раз обозрела взглядом глубины шкафа и удовлетворенно его захлопнула.
- Спасибо, Леди Каллина, - искренне сказала я. Я получила сильно больше, чем надеялась. Хорошо, что Леди азартна. Теперь мое предприятие просто обречено на успех. В прекрасном настроении я отправилась к дверям.
- Да, Арье, послушай, - я остановилась на пороге, - выбирай посимпатичнее. Красивый мужчина рядом красит и женщину!

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Всю ночь после первого танцевального урока я ворочался и практически не спал. А рано утром, уже сидел на песке, скрестив ноги у домика Наставницы. Когда она открыла дверь и вышла, пламенное волшебство зовущего тела растаяло утренней дымкой, но она мне нужна была не как женщина, а как предмет преклонения, в данном случае, профессионального.

- Что ты тут делаешь, мальчик? - строго спросила Наставница. И в этот момент я понял, что я лишь один из многих. И до меня мальчики приходили к этому дому с рассветом и сидели тут скрестив ноги, ожидая ее появления.
- Я... Я видел вчера Ваш танец, Наставница...
Она расхохоталась:
- Да, мальчик, очень оригинальное вступление, продолжай.
- Да, - сказал я твердо, - я видел танец, я хочу танцевать как Вы, тоже хочу будить страсть и видеть восторг в глазах смотрящих.
- Хорошо, мысли правильные, урок завтра вечером. Иди!
- Но Наставница, я хочу быть лучшим учеником, я хочу знать все, что знаете Вы. Наверное, это звучит наивно, но я чувствую, что вчера это было представление общего уровня, ну то есть я хочу сказать, что Вы вчера просто профессионально выполняли свою работу, а я хочу знать секреты предназначенные для избранных. Не знаю, понятно ли я объясняю, я просто пытаюсь полагаться на собственные ощущения. - Под конец я уже совсем засмущался, а когда поднял глаза, увидел, что Наставница внимательно смотрит на меня.
- Мальчик, мальчик... Какой же ты хороший, умный и наивный. Зачем тебе влезать в суть вещей, зачем отдавать этому душу?
- Потому что если я этого не сделаю, то буду об этом жалеть.
- Поверь мне, что если сделаешь, будешь жалеть еще больше. Но я не знаю, что для тебя лучше..., - она задумчиво посмотрела на меня, - иметь и потерять или не иметь вообще.... Подумай над этим, мальчик. А завтра вечером, если не передумаешь, приходи! И я тоже подумаю.

АРЬЕ:
Вечером за мной заехали Леди и Лорд Лолленнай и пригласили на ужин в свой городской особняк.

Бывать у них в гостях я любила. Их дом можно было описать двумя словами - простор и свобода! Даже во дворце у меня не было этого ощущения легкости. Ведь дворец, как ни крути, был не просто домом, а еще и рабочим местом. И я совершено не могла контролировать количество и качество людей, которые каждый день в него приходили. Поэтому именно домом для меня были мои покои и покои отца. Но иногда мне их не хватало. А у Лорда и Леди Лолленнай я могла носиться по всем комнатам, наслаждаясь атмосферой спокойствия. Там у меня всегда было хорошее настроение. И в этом доме не было ни одной комнаты, где мне было бы плохо. Когда я там оказывалась, я была готова сидеть даже в чулане. Лишь бы хорошо кормили!

А кормили у них действительно хорошо. Более того, сама Леди Лолленнай не чуралась готовки, хотя это было абсолютно нетипичное для женщины занятие. Но воздушные пирожные получались у нее лучше, чем у всех дворцовых поваров вместе взятых. Хотя готовила она редко. Под настроение. И меня учила. С ней вообще было просто. Она никогда меня не ругала и не наседала с советами и рекомендациями, но именно ей мне всегда хотелось угодить. Она была иронична и умна. А от ее комплиментов мне хотелось летать. Если бы не Леди Лолленай я не знаю, что бы из меня выросло.

В этой же связи стоило упомянуть Лорда Лукку. Он стал первым моим другом-мужчиной. Он был ярким и неординарным человеком. И безумно красивым. Той холодной, льдистой красотой, которая заставляет нас восторженно замирать, боясь дотронуться, а вдруг исчезнет. Его глаза глубокого серого цвета всегда смотрели на собеседника внимательно, и поэтому в его присутствии было очень трудного говорить неправду, во всяком случае, таких умельцев я не знала. Наверное, из него получился бы отличный шеф полиции или специалист по ведению допросов, но судьба распорядилась иначе. Он у нас в государстве заведовал красотой.

Лорд Лукка сам обладал идеальной фигурой, почти каноническими чертами лица и мог по праву гордиться тонкими, изящными пальцами художника, по которым с ума сходило пол-двора. Казалось, что, прикасаясь к вещам, он их оживляет. Поэтому в одном помещении с ним всегда было уютно и комфортно. Ему несколько раз предлагали создать и возглавить Министерство Моды и развлечений, но он упорно отказывался, потому что считал, что регламент убивает творчество.

Лорда Лукку я обожала. Почти как отца.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Когда вечером я все же рискнул придти на свой первый урок, Наставница Каваат была очень строга со мной. Видимо, пытаясь таким образом заставить меня передумать. Как она сама потом мне признавалась, она размышляла весь день и очень хотела заниматься со мной, потому что чувствовала во мне силу и способности принять те знания и умения, которые она могла бы мне передать. Но в то же время ей не хотелось привязываться ко мне и иметь личного ученика.

Мои первые уроки были наполнены шелестом моих неуклюжих движений. Даже врожденная грация несильно помогала достичь результата там, где Наставница Каваат предъявляла требования выше среднего.
Но она не критиковала меня, просто пыталась вести, своим примером показывать всю красоту танца. Когда она танцевала, она преображалась так, что я даже после прошествия времени не уставал поддаваться восторгу.

Первый раз она похвалила меня через год. Потому что именно в этот день я в первый раз перестал задумываться над тем, что я и как делаю. Это по ее мнению уже было признаком мастерства. Конечно, сейчас, я понимаю, что тогда мои движения еще были несовершенны, хоть и изящны. Но она пыталась пробудить музыку моей души, научить меня чувствовать свое тело и уметь им управлять, и дарила мне свободу в вечерней тиши Оазиса, свободу и вдохновение, которого мне так не хватало в течение всей моей жизни.

Она очень быстро поняла, что меня не надо ограничивать. Потому что дремавшая во мне сила, только и ждала пробуждения. А Наставница Каваат была не просто женщиной, она еще очень любила то, чем она занималась, поэтому не видеть во мне талант было для нее кощунственным, хотя я и был мужчиной.

Постепенно мы стали с ней общаться на разные темы. Иногда даже засиживались далеко заполночь и я заваривал мятный чай. Мы не ели сладости. Наставница Каваат не одобряла этого. К нашим тренировкам она относилась очень серьезно и считала, что удовольствия от танца телу и разуму в один вечер должно быть достаточно, и не нужно его подслащивать шербетом или вареньем.

Именно от нее я впервые услышал о море.

АРЬЕ:
Ужинали мы в доме. На улице, несмотря на то, что весна уже вступила в свои права, было достаточно прохладно, особенно по вечерам. Ужинали не по этикету, а в неформальной обстановке. Стол был сервирован в кабинете Лели Лилит. Его размеры это позволяли.

Ужин был легким. Только вино, фрукты, привезенные из Дагайры, наша местная первая зелень, сыры, и хлеб из злаков. Потому что Лорд Лукка считал, что на ночь обжираться вредно. Ему видней, он у нас почти министр.
Мы сидели развалившись каждый в своем кресле с бокалом отличного вина, с собственных виноградников семьи Лолленнай.
- Лилит, - сказала я, - Леди Каллина все мне рассказала о вашем тотализаторе на моих матримониальных планах. Когда я могу получить мой процент, как лицо, обеспечившее вам нужный результат?
Леди Лилит изогнула бровь.
- Арье, девочка, тебе что, действительно нужны деньги?
- Честно говоря, нет, но все должно быть справедливо. Вы выигрываете, я распределяю.
- Я думаю, Арье, тебе лучше вежливо попросить меня, чтобы я от лица Министерства финансов подняла вопрос об увеличении твоего содержания в долгосрочной перспективе твоего будущего замужества и коронации... - Леди Лилит улыбнулась и закончила фразу. - Тоже за определенный процент.
Я сделала еще один глоток:
- Лилит, вино великолепное! А по поводу твоего предложения... Я думаю, что я рассмотрю закон о доходах министерства финансов от тотализаторов и азартных игр, когда взойду на престол. Налогов на вас не хватает.
- Я думаю, что если мы еще и Министерство волшебства привлечем, то Аэрта заткнет за пояс даже Тхар.
Тхар был преуспевающим торговым государством. А Аэрта... ммм... преуспевающей аграрной страной.
- А если серьезно, Арье... Я лучше выделю тебе денег, когда ты вернешься, потому что, я совершенно не понимаю, что ты собираешься в этом Оазисе покупать. Там же кроме сувениров и взглянуть-то не на что. Караванами они едва свои потребности покрывают, и надеяться, что там будет полноценный и качественный базар неразумно.
- Да я сама не знаю, зачем мне там деньги. Может, чтобы произвести впечатление на будущего мужа? Ну, там сводить в местную таверну пару-тройку мужиков?
На мою реплику отреагировал Лорд Лукка:
- Арье, это дурной вкус! Трата денег на мужиков с неясной целью у них ничего кроме желания сходить и развлечься нахаляву не вызовет.
- Но Лорд... Как же мне тогда ухаживать?
- Ага, то есть ворваться в гарем или где они там живут, в эту... комнату отдыха и сказать 'ну-ка налетай, я башляю!' это ухаживания? - Лорд Лукка и Лилит рассмеялись.
- Вот чем смеяться, лучше бы посоветовали чего-нибудь путное.
- Я думаю, - начала Лилит, - что в Оазисе это в принципе не принято. Мальчики там, наверняка, все девственники, женщин к ним не допускают. Ну, если только на смотрины. Поэтому вряд ли ты сможешь угостить брагой понравившегося дракона в неформальной обстановке.
- Э... Но впечатление же надо как-то производить? Вот Лорд Лукка Вас Лилит как очаровала?
- Я ее сам очаровал, - сказал Лорд.
- Да, - рассмеявшись, ответила Леди Лилит, - денег я на тебе сэкономила. Видимо, это у меня врожденное, не делиться ни с мужем, ни с работодателем.
- Она сначала высмотрела меня в ателье, а потом пригласила домой, якобы для пошива одежды. То есть примерка все-таки была, ну а дальше я не смог устоять. Или она не смогла, - лукаво улыбнулся Лорд, - я же тоже с нарядами приехал и устроил для нее персональный показ того, чем мое ателье занимается.
- М-да, способ явно не для меня. Я там женские наряды демонстрировать не буду. Боюсь, на это элементарно не хватит времени. Надо же сначала заманить, заинтересовать, а потом уже обольщать. А если их там дальше смотрин не пускают, то идея с показом не пройдет.
- Но я тебе могу подобрать пару-тройку интересных мужских нарядов, возьмешь с собой и подаришь, в качестве привлечения внимания или... ээээ.... верхней одежды. А то, говорят, они там все голые ходят.
- Не слушай его, Арье! - перебила мужа Леди Лилит, - хотя, одеваются они, действительно, специфически.
- Стоп, стоп, стоп! К созерцанию большого скопления голых мужчин я не готова. У меня и воспитание не то и нервная система хрупкая.
- Расслабься, Арье. Они там не голые, точнее не совсем. Просто учти, что мальчиков учили обращать на себя внимание, соблазнять, ну там, я не знаю, правильно смотреть и двигаться. В общем, они будут делать все, чтобы тебе понравиться.

А я представила себя в окружении голых мужиков, каждый из которых мне пытается специфически понравиться, и пришла в ужас! Когда пойду к Оазису и будет скучно в пути, надо будет на эту тему поразмышлять.

И я впервые подумала о том, как мало я знаю о жизни в гаремах Дагайры и в Оазисе в частности. Отец сам об этом не заговаривал, а мне было как-то ни к чему. Поэтому я считала Оазис чем-то вроде школы, но только сейчас начала задумываться, а чему же там все-таки учат.

Опубликовано: 18.10.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 18 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 2 человека:

  1. Чрезвычайно нравится Ваш слог. Читаю с предвкушающей улыбкой.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Да, я стараюсь отбирать в библиотеку авторов, которые не только пишут в определенном жанрово-кинковым формате, но еще и с хорошим слогом, стилем…
      У автора на СИ есть целая страница, если что, но именно про женское доминирование, пусть и с юмором, я у нее больше не нашла. А это — ее первая книга…

      Оцени комментарий: Thumb up 0