Оазис 16

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Полет в Гиндану стал для меня откровением. И если бы не постоянные указки от Леди Каллины что-то сделать или сосредоточиться, то я, наверное, вообще впал бы в эйфорию.
Конечно, больше всего меня поразило небо. Такое чувственно огромное, насыщенное, и настолько для меня материальное, что мне хотелось поглубже забраться в него и обнять крыльями и хвостом. Хотелось взмыть в гущу облаков, казавшихся пеной сливок на огромной чаше земли. Мне навстречу летел сам ветер, который так и норовил со мной поиграть, забираясь, то под правое крыло, то под левое и обвивался вокруг хвоста, пытаясь утянуть меня туда, где ему казалось интереснее...
За день до этого, когда мы с Арье летели с моря, мы не поднимались высоко, а я был настолько переполнен впечатлениями, что ничего вокруг не замечал. Зато сейчас, я отрывался. То и дело улетал далеко вперед от нашей дружной стаи, всей спиной чувствуя снисходительные взгляды. Я пытался по-разному разворачивать крылья и менять положение хвоста, чтобы понять и прочувствовать, куда же меня занесет.
Леди Каллина была на диво терпеливым седоком, но то, что она мне позволяла делать все, что вздумается, имело свою причину. Она собирала информацию о моих реакциях и способностях. Следила, проявит ли себя как-нибудь моя магия...
Вердикт по прибытии в столицу был неутешительным. Она сразу заявила Арье, что такого взбалмошного и своенравного дракона надо еще поискать, а что касается дара, то тут все оказалось очень и очень непросто. А я то уж было обрадовался...

АРЬЕ:
Мы с отцом приземлились чуть раньше, но я дождалась Лельмаалата. Из Замка высыпал народ полюбоваться на мои успехи. Я хоть и уходила тайно, но за время моего отсутствия сплетни достигли самых равнодушных ушей... Я приветливо всем улыбалась, и уже даже начала принимать первые поздравления от особо доверенных служанок. Но насладиться моментом мне не дали. Вместе с Лельмаалатом ко мне подошла Леди Каллина и предложила проследовать за ней для серьезного разговора. Мы с Лелем переглянулись, но он лишь недоуменно пожал плечами...
В лаборатории Леди Каллина взмахом руки сотворила два кресла и сказала:
- Присаживайтесь, разговор будет серьезный...
Мы послушно сели. С Леди лучше не спорить...
- Леди Каллина, а что за срочность?
- Ммм... Понимаешь, Арье... Во время полета кое-что выяснилось. Я, конечно, это подозревала, но хотела убедиться точно. В общем, есть некоторые проблемы с активацией дара Лельмаалата...
- Вы же говорили, что активация прошла успешно...
- Частично. - Леди окинула нас тяжелым взглядом. - Лель может колдовать сейчас только тогда, когда он дракон. Как у человека у него вряд ли что-то получится...
- Вообще никогда? - Растерянно спросил Лель.
- Да нет, - задумчиво продолжила Леди Каллина, - проблему решить можно. Но я честно говоря, пока не представляю как... Эти дагайрские гадюки хорошо продумали защиту от...эээ... несанкционированных вмешательств...
- То есть, для меня ничего не изменилось?
- Не совсем. Насколько я понимаю, превращаться в дракона тебе нетрудно, вот и будем тебя учить, когда ты дракон. Если Арье, конечно, не против.
- Я не против! Лель должен учиться, но если он сам хочет...
- Ради тебя, Арье, я готов на все! - С пафосом воскликнул Лель, - даже колдовать драконом!
- Мило! - Подытожила Леди Каллина. - Значит, так. Лельмаалат! Завтра с утра я тебя жду. Всегда мечтала поучить дракона. А с твоим уровнем это особое удовольствие!
Лель был в восторге, а я решила его не разочаровывать, хотя, зная Леди Каллину, могла предположить, что он себе не совсем правильно представляет процесс обучения...

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Я настолько расслабился, что даже начал бояться, что наружу вылезет какая-нибудь совсем неприглядная часть моей натуры, про которую я и сам ничего не знал. Может быть, женщины Дагайры не зря нас ограничивали и впихивали в рамки традиционного поведения. Мы были воспитаны, предупредительны, вежливы и готовы к постоянному ожиданию и действиям во благо госпожи. А сейчас я чувствовал, что долго сдерживаемая свобода прорывается наружу бесшабашностью, непоследовательностью, резкостью, горячностью...
Мне нужно было научиться справляться с новыми для меня эмоциями. А иначе, какой из меня король?!
Все мои реакции были для меня новыми. Я никогда еще не чувствовал так много и так ярко. Последние дни, полные удивительных открытий, морально меня опустошили. Так, что я бы даже решил, что я устал... Такого со мной еще не случалось. Иногда в Оазисе я был задумчив, временами даже угрюм, но энергии у меня всегда было хоть отбавляй. И мне казалось, что я люблю новости и события. Там так редко что-то случалось... А сейчас, в Аэрте, у меня было ощущение, что я никого не хочу видеть. Меня утомляли люди, вся суета, которая происходила вокруг меня. Хорошо, хоть Арье меня понимала. И мы с ней умели просто молчать, когда находились вдвоем.
Мне выделили собственные покои, которые находились по соседству с комнатами Арье, и даже с ними соединялись. Но она была деликатна и ни разу не попыталась придти ко мне первой. А я не переставал удивляться. Несмотря на все мои эмоциональные всплески, которые, порой, мне было сложно сдерживать, в обществе Арье я был расслаблен и спокоен. Она меня постоянно обезоруживала своей искренней заботой и ненавязчивым вниманием... Которые я не всегда понимал как истолковывать...
В первую ночь, когда меня оставили одного в покоях, я ждал Арье. Но она не пришла. Я долго не ложился, не зная, что и думать, и дагайрское воспитание не позволяло предстать перед женщиной спящим, если она вдруг решит меня навестить... На вторую ночь повторилось то же самое... Поэтому, когда я уже довел себя практически до невменяемого состояния сомнениями, я решил отправится к ней сам... Даже если ей это не понравится, разобраться стоит. Я не знаю здешних правил и имею право их узнать.
Когда я пришел к Арье, она сидела за столом и что-то писала. Слуги меня пропустили беспрепятственно и даже не просили подождать, пока они доложат о моем визите. Увидев меня, она не смогла скрыть радость.
- Лельмаалат! Какое счастье! Я так соскучилась! - Она стремительно поднялась и подбежала ко мне. Я обнял ее, уткнулся носом в шею и мгновенно почувствовал себя самым счастливым. Я не хотел ее отпускать и готов был так стоять очень долго, но Арье отстранилась.
- Я надеюсь, тебе удалось за эти дни немного отдохнуть. Я не решилась тебя беспокоить и очень переживала, что ты ко мне не приходишь...
- Арье, наверное, мы с тобой неправильно друг друга поняли... Я не знаю, как у вас в Аэрте, а в Дагайре все просто. Мужчина в гареме ждет, когда госпожа пришлет за ним. И только она решает придти к нему ночью или нет.
- Как же так? А если муж хочет увидеть госпожу, он должен ждать пока она сама до него не снизойдет, что ли?
- Ну, он может, конечно, послать ей записку с предложением провести вместе ночь... Но часто это истолковывается как неповиновение и злоупотребление временем госпожи... Да и потом, подумай сама, если все наложники и мужья решат навестить ночью госпожу, то ей же еще и разбираться придется, кого оставить, а кого отправить обратно... А те, кого отправили могут обидеться... Все очень сложно, и правила придуманы не просто так.
- Да уж! Но! - наставительно сказала Арье, - прошу заметить, что у меня гарема нет. Поэтому у тебя есть полное право приходить ко мне, когда тебе заблагорассудится!
- Арье, я пытаюсь забыть Дагайру, и только поэтому пришел сегодня к тебе сам. Мне было очень сложно на это решиться. Несмотря на то, что я тебя люблю и у нас с тобой замечательные отношения. Я все равно, наверное, по привычке боюсь чем-нибудь вызвать твой гнев.
- Так, Лель! Во-первых, это просто прекрасно, что ты сам ко мне пришел. Во-вторых, можешь даже не сомневаться в моих чувствах к тебе. Мое главное желание, чтобы тебе было хорошо! Ну, и, в-третьих, здесь не Дагайра! Поэтому забудь все, чему тебя учили и делай то, что считаешь нужным. Даже если ты вызовешь мой гнев, мы все равно будем обсуждать эту ситуацию на равных...
Арье зарылась руками в мои волосы и я просто не смог ей ничего ответить. Женщина знает, как заставить мужчину замолчать. Разумеется, на ночь я остался у нее.

АРЬЕ:
После возвращения из Дагайры я стала мудрее, рассудительнее, спокойнее и уравновешеннее. Как будто та несовершеннолетняя принцесса так и осталась в песках наедине со звездным небом, а домой вернулась уже другая я. Папа, по-моему, был мной доволен, а министерши еще ничего не поняли. И хотя, коронации еще не было, я уже была королевой. Я приняла свою судьбу и была готова к семейной жизни и к управлению страной. Это чувство пришло как-то сразу, я просто поняла, что детство мое кончилось, и научилась нести ответственность. Я была очень благодарна министершам за то, что они меня отправили в Оазис. Можно сколько угодно читать книги о том, как нужно что-то делать, но нельзя по книгам научиться совершать ошибки, извлекать из них уроки и принимать решения... Тот путь, который мне пришлось пройти, позволил мне лучше узнать себя, понять что я могу и подготовиться к переменам.
Я научилась чувствовать и понимать окружающих меня людей. Точнее раньше я просто не задумывалась об этом, а сейчас я видела и заботу папы, и служебное рвение министреш, и любовь Лельмаалата. Я была довольна тем, что он говорил мне о своих чувствах только тогда, когда не мог сдерживаться, а не в специально выбранные для этого моменты. И, благодаря этому, нам с ним удалось за очень короткое время достичь небывалого уровня близости... Хотя в эти суетные дни перед свадьбой встречались мы практически только по ночам...

ЛЕЛЬМААЛАТ:
В один из дней я решился поговорить с Арье. Вечерами мы были слишком усталыми, и разговоры о серьезном просто не получались. Поэтому я и воспользовался проверенным дагайрским методом, а именно послал ей записку, через одного из своих слуг с просьбой встретиться со мной в дворцовом саду. Арье пришла почти сразу, когда я сидел на бортике фонтана и смотрел на воду, пытаясь правильно построить разговор. Меня раздирали противоречия... С одной стороны мне казалось правильным не открываться, держать свои мысли чувства при себе, для того, чтобы правильно ими пользоваться в определенные моменты жизни. Меня научили быть двуличным, и я знал, как применять мои умения, для того, чтобы получить то, что я хочу. Но с другой стороны, искренность Арье, ее ко мне отношение не давали прорываться наружу этим моим талантам. Мне не хотелось водить ее за нос, притворяться и лгать... И в то же время я боялся говорить то, что думаю, потому что до сих пор сомневался в том, что меня могут правильно понять...
- Лель! Как тебе аэртские сады? - Арье не зря была принцессой, для начала разговора она выбрала безопасную тему.
- Мне тут очень нравится... Конечно, в Дагайре тоже красиво, но пустынные растения слишком хорошо защищаются от мира, чтобы можно было увидеть всю их красоту...
- Да, цветы наших лугов беззащитны, они даже вянут сразу как только их сорвешь, вполне возможно что им не помешало бы тоже иметь шипы, колючки и толстую кожу, которую никто не смог бы пробить. Так о чем ты хотел со мной поговорить? Да еще так таинственно?
Мы шли по липовой аллее. Эти деревья мне очень нравились. Они были могучи и прекрасны и каждым свои листом могли укрыть меня от каждого луча солнца... Да, им не хватало изящества, но они дарили спокойствие и уверенность... И я решился.
- Арье, я хочу обсудить с тобой один вопрос... Понимаешь, меня хорошо воспитали и многому научили, но я сомневаюсь, что подхожу для той роли, которую ты мне уготовила...
- В смысле, что ты не хочешь быть королем?
- Не совсем. Хочу-не хочу немного неправильное определение для моих сомнений, и я не рассматривал ситуацию с этой стороны.
- Может быть, - Арье напряглась, - ты сомневаешься в том, что вообще хочешь быть со мной. Если это так, то скажи сейчас. Я пойму... Постараюсь понять...
- Да нет же! И не перебивай меня, пожалуйста, а то я собьюсь с мысли.
Арье облегченно выдохнула. Внешне она была спокойна, но я видел, что она волнуется. Она смотрела куда угодно, только не мне в глаза...
- Разумеется, Арье, я хочу быть с тобой. Но роль мужчины в Дагайре несколько отличается от того, к чему ты привыкла в Аэрте. У меня было время немного тут освоиться и понаблюдать. У вас нет гаремов. А в Дагайре мужчин учат преимущественно только тому, чтобы они могли правильно построить отношения с другими мужчинами, мужьями и наложниками своей госпожи. Я много знаю об интригах, но это подковерная дипломатия, учитывающая исключительно мои интересы... А ты мне предлагаешь управлять целой страной!
- А почему ты думаешь, что не справишься? Принципиально, по-моему, отличий нет... Просто в гареме ты разбираешься со своими соперниками, а здесь тебе придется налаживать отношения с министершами, войсками, торговыми союзами и другими государствами. Безусловно, тут есть своя специфика, но это как раз дело наживное.
- Арье, а ты не боишься того, что слишком много отдаешь мне? Я вижу, тебя уважают, тебе верят, и все, до последнего слуги во дворце хотят тебя видеть своей королевой. В тебе никто не сомневается. А я? У меня нет репутации, я пока никчемная игрушка, которую привезли непонятно откуда... И смогу ли я завоевать доверие и любовь твоих подданных еще неизвестно. Ты не боишься за свою репутацию?
Арье остановилась и взяла меня за руку. Она смотрела на мои пальцы, не решаясь поднять на меня взгляд, но слова ее были тверды.
- Нет! Я ничего не боюсь, я люблю тебя и знаю, что ты достоин всего, что я могу тебе предложить! - И тут она, наконец, на меня взглянула и закончила почти весело. - Знаешь, будь самим собой и я думаю, что у тебя все получится!
- Самим собой, говоришь? - В ответ улыбнулся я. - Что ж, я попробую...

АРЬЕ:
Лельмаалат не стал долго думать или сомневаться. Хотя, глядя на его загадочную улыбку в конце нашего разговора, я могла бы догадаться, что сюрпризы его натуры не за горами.
Он действительно стал самим собой. Этой же ночью. И я поняла, насколько раньше он себя сдерживал, пытаясь исполнять именно мои желания. Он был настойчив, нетерпелив и неутомим. Стал ураганом неистовой страсти, закрыв от меня весь мир. Я полностью прочувствовала то, что о его темпераменте писали наставницы в Оазисе Курмула. Я готова была просто кричать от восторга, когда он, удерживая мои руки от дальнейших действий, вел меня за собой туда, где еще никто из нас не был...
Я могла себе представить, каких трудов ему стоило полностью расслабиться и отдаться свой природе. И как же хорошо, что он это сделал! Пути назад не было. Никакие барьеры, поставленные воспитанием, никакие установки, которые в него вбивали годами, уже не смогут на него влиять. Он познакомился с собой настоящим и, узнав себя, изменился...
Уже под утро он сильно сжал меня за плечи и выдохнул мне в спину:
- Я просто схожу с ума... Так не бывает...
О! То ли еще будет!

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Учиться у Леди Каллины было безумной интересно. Тем более, что она к делу подошла ответственно и подключила к нашим урокам Телльмуура и Миритис, как знатоков психологии и реакций молодых неопытных драконов. Как же они меня втроем замучили!
С самого раннего утра, когда Арье уходила по своим государственным делам, к которым грозилась меня привлечь в скором будущем, я шел в замковый сад на большую поляну. Там меня обычно уже ждали эти энтузиасты. У меня все чаще возникало ощущение, что главная способность хорошего волшебника - уметь не спать неделями. Потому что эти трое всегда были свежи, бодры и веселы, в то время как я, превратившись в дракона, ощущал ломоту в крыльях и скованность всего позвоночника от затылка до кончика хвоста.
По утрам Леди Каллина проводила со мной теоретические занятия. Она объясняла мне общие принципы построения заклинаний и учила правильно чувствовать себя и свои силы. Часто к рассказам подключался Телльмуур, который был непревзойденным лектором, но иногда его заносило. И тогда я хватался за голову, пока мои учителя втроем с пеной у рта что-то друг другу доказывали.
В середине дня обычно забегала Арье. Я сам старался ее не искать, хотя у меня бывали свободные минуты. Но я все еще не мог привыкнуть к тому, что могу приходить к ней сам тогда, когда я этого хочу, поэтому, старался не злоупотреблять...
Каждый день я летал почти до полного изнеможения. Крутые виражи, зависания, резкие разгоны, неожиданные остановки. В полетах меня тренировала Миритис. Драконом она была очень энергичной и порывистой. За ней сложно было уследить, поэтому и догнать не получалось. Я очень быстро понял, что это бесполезно и начал просто повторять ее движения, пытаясь максимально контролировать свое мощное тело. Леди Каллина с Телльмууром тем временем делали какие-то магические раскладки и выдвигали каждый день все новые и новые теории касательно моего обучения. Для всех троих это был совершенно новый опыт, поэтому они и отрывались как могли и проверяли самые невероятные гипотезы.
Если Телльмуур с Леди Каллиной приходили к консенсусу, тогда уже он превращался в дракона и летел к нам с Миритис оттачивать на мне свое мастерство преподавателя. Мне больше всего нравились магические воздушные бои. Телльмуур объяснял концепцию, а потом они с Миритис дружно начинали на меня нападать. Я же учился отражать их атаки, параллельно удерживая щиты. Потом также нападал на них... Конечно, я был еще неуклюж, но старался. Я хотел стать сильным и умелым.
С земли мы смотрелись интересно. Часто внизу собиралась целая толпа, а у меня даже были сочувствующие. И мне это было очень приятно, потому что эти люди должны были скоро стать моим народом...

АРЬЕ:
Разрешение на предсвадебную пьянку с воительницами я у Леля даже не просила. Сколько меня не уговаривала Воительница Анджин, ночь я предпочла провести у Лельмаалата, чтобы ему было не так тоскливо перед очередной переменой в жизни. Мы тоже напились, чуть-чуть... После чего я ему показывала свои физиогномические раскладки с пометками, а он учил меня плеваться с балкона косточками. Естественно, мы не выспались, но это было и к лучшему. Свадьба - не то мероприятие, которое стоит проводить на свежую голову.
Наши свадьба и коронация стали, безусловно, грандиозным событием. Я не знала, как все это выдержит Лельмаалат. Он был равнодушен к помпезности и преклонению. Когда мы с ним стояли на балконе Замка и приветственно улыбались людям, столпившимся в дворцовом саду, я видела, что восторженные крики толпы мало его трогают. Но лицо он держал. Стоял гордый и прекрасный - мой король!

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Свадьба - серьезное испытание в жизни любого мужчины, но мне, благодаря Арье удалось выдержать его с честью.
Первая часть мероприятия прошла как во сне, если учесть, сколько мы с ней ночью спали. Множество лиц, серебристо-серые одежды, блеск начищенного оружия и драгоценностей, я даже мимоходом пожалел, что я не могу превратиться в дракона. Прохладные пальцы Арье, которыми она сжимала мои, пытаясь приободрить. Ритуальные слова древней клятвы связи с землей. Арье действительно не шутила, когда говорила, что собирается сделать меня королем! Волшебные светильники всевозможных расцветок, море цветов, длинные и широкие коридоры, по которым мы шли к своему счастью, куполообразные своды залов... Когда-то давно я думал, что мне не понравятся Аэртские балы... А сейчас я был наполнен чувством легкости и предвкушения. Меня не мучили сомнения, все было естественно и самое главное, мне нравилось! Мелодичная музыка, легкая и трогательная и совершенно не похожая на тягучие звуки Дагайры. Приветствие королевской личной гвардии, множество людей, на лицах которых я видел восхищение и уважение. Я не был просто присутствующим, я был хозяином праздника, человеком, которых принимал гостей в своем замке...
Арье в очередной раз позаботилась обо мне. На свадьбу приехал мой друг. Тульчинизз со своей женой Саградой. Не было лишь Кольдранаака... Понятное дело его никто бы не отпустил на свадьбу из Оазиса...

АРЬЕ:
Я втайне от Лельмаалата пригласила обеих Тхарских княгинь и его друга Тульчинизза. Как-то по жизни сложилось так, что подруг у меня не было. Точнее моими подругами были мои же министерши. С девочками моего возраста мне не удавалось сойтись достаточно близко. Но к Рениве и Саграде я всегда испытывала симпатию. Хотя видела их всего несколько раз. Наша с Лелем свадьба стала событием, позволившим нам познакомиться с ними поближе.
После второй, не менее официальной части, когда мы, правда, уже не ходили и не стояли, а сидели и слушали, наконец-то наступила третья, сугубо неофициальная. Гости, пожелав нам всех благ, подарив подарки и выказав свое почтение, стали развлекаться в свое удовольствие. Я, недолго думая, потянула Лельмаалата и его друга прочь из пиршественного зала.
Вот так мы впятером оказались на крыше в компании закуски и нескольких бутылок вина. Я уже давно заметила за драконами патологическую любовь к крышам. Туль и Лель получали непередаваемое удовольствие, а я понимающе переглядывалась с княгинями...
- Давно так не отдыхала, - весело сказала Ренива, подходя ближе к краю крыши, - с ума сойти, какой отсюда вид!
- Да уж! - подхватил Тульчинизз, - в Оазисе с наших балконов было видно только пустыню, а это несколько однообразный пейзаж...
- Туль, а ты помнишь, как ты впервые смотрел на столицу Тхара - Саргос, с крыши дворца, и каких трудов мне стоило утащить тебя ночевать внутрь? Я тогда всерьез думала, что драконы боятся потолков! Арье, а у тебя с Лелем были такие проблемы? - спросила Саграда.
- Нет, у нас другая проблема. Он все время мерзнет! - смеясь, ответила я.
- Но сегодня я позаботился о том, чтобы нам было не холодно. Я стал королем и теперь с полным правом могу приказывать всем и каждому, а не только своим слугам. Поэтому вон там, - и Лель указал на какой-то тюк неподалеку от нас, - плащи и пледы. Не знаю, как переносят холод великие воительницы, но нам изнеженным драконам, это ваше лето совсем таковым не кажется.
- Да, ладно тебе Лель, я уже почти привык, - Туль сидел рядом с Саградой, приобняв ее за плечи, и продолжил мечтательно, - и, знаешь, я даже мерзкий моросящий дождь Тхара не променяю на все великолепие песков Аззо!
- А я когда шла в Оазис, мне там даже понравилось, а тебе Саграда?
- Я туда скакала на своем коне, и мне некогда было размышлять о красотах... По правде говоря, я очень сильно волновалась, все думала, найду там Туля или нет...
- Эй! - сказала Ренива, вернувшись к нам, - Давайте сюда бокалы, - она налила всем вино. - Арье, у вас вкусные вина. Я думаю, потом надо будет поподробнее обсудить вопрос поставок.
- Это тебе к Леди Лилит, и к ее мужу, Лорду Лолленнай. Я думаю, это вино с их виноградников, а их курирует он ... Впрочем, надо сводить вас в королевские погреба, я думаю, нам есть чем порадовать Тхарских гурманов!
- Хватит о делах! - прервал нас Лель. - Арье, сегодня наша свадьба, а ты даже в этот день нашла повод окунуться в дипломатию...
- Извини, просто, когда я нахожусь в компании таких высокопоставленных гостей, то так и тянет обсудить что-нибудь важное.
- Ничего, Лель! - сказала Ренива, - знаете, хотя я и не люблю всякие официальнее мероприятия именно из-за того, что редко удается просто пообщаться с гостями, но с вами могу говорить о чем угодно!
- Да, я тоже, - подхватила ее сестра, - мне вообще в Аэрте нравится, здесь свободно. И даже официоз какой-то неофициальный...
- Это точно! - сказал Туль, - Лель, тебе можно сказать даже повезло, что тебя в Аэрту забрали мужем. Потому что я как вспомню эту Тхарскую свадьбу. Тихий ужас!
- А что, это так страшно? - заинтересовался Лельмаалат. - Я думаю, что она не сильно отличалась от нашей. Ну, может, у вас там ритуалы другие и подольше...
- Да, особенно один.
Ренива с Саградой переглянулись и вздохнули. А потом Саграда сказала:
- Два.
- Да, - ответил Туль, - действительно два. Второй просто не такой ужасный, поэтому после первого я уже даже не обратил на него особого внимания, хотя все равно было сложно.
- Ну, расскажите же! Интересно! - попросила я. Глаза Леля горели огнем, он тоже хотел узнать, какой страшной участи ему удалось избежать благодаря моему участию в его жизни.
- Давайте, я расскажу. Как наблюдавшая это со стороны, - сказала Ренива, а Саграда кивнула. - Так вот. В Тхаре существуют определенные традиции. У многих народов считается, что свадьба - самый прекрасный день в жизни жениха и невесты. В этот день с них пишут портреты, в их честь произносятся речи, их все поздравляют, дарят подарки, впрочем, чего я вам рассказываю, в Аэрте почти то же самое... Что мы сегодня и наблюдали.
- У нас в Аэрте, - патриотично заявила я, - вообще, как вы уже успели заметить, достаточно свободно, поэтому и ритуалов особых не существует. Все что вы видели сегодня, это дело рук Леди Адмиры Сольди, нашей министерши Знаний и общественной информации. Из обязательного была только древняя клятва связи с землей. Без этого королевство не примет правителя, и его потомки не будут иметь прав на трон. А все остальное... Хотя было несколько забавных моментов...
- Да, - сказал Лельмаалат, мечтательно закрывая глаза, - мне, например, очень понравилось, как на меня смотрели эти сильные воительницы из Королевской гвардии. С таким восхищением!
- Если бы ты еще кинжал достал и помахал им, то они бы еще и передрались за право нести вахту у твоих покоев! - сказала я.
- Я подумаю над этим, - почти серьезно сказал Лель, - но мы отвлеклись. Прости, Ренива.
- Ничего-ничего, сегодня ваш день! Самый счастливый день в вашей жизни, как считается у многих народов. - Не преминула она нас поддеть, - а в Тхаре... Это день испытаний.
- Ну вот, опять испытания! - сказал Лельмаалат, - Саграда же уже прошла испытания в Оазисе.
- То, что было в Оазисе, это ерунда, и, кроме того, у нас испытания проходят оба... Так что Тульчиниззу тоже пришлось побороться за мою сестру.
- Туль! Ты серьезно в Тхаре проходил испытания? - уставился Лель на друга.
- Лель! Это не совсем то, что ты думаешь.
- Да, Лельмаалат, у нас не испытывают силу, ловкость и мастерство. В Тхаре сначала проходит Ритуал Терпения. Когда двоих, жениха и невесту приводят в зал голосов, где голоса убивают их любовь...
Это прозвучало очень мрачно... Я даже поежилась. Саграда и Тульчинизз стали необыкновенно серьезны. А Ренива продолжила рассказ:
- В Зале голосов очень хорошая акустика и голоса, звучащие там, проникают глубоко в душу. Именно к ней они и обращаются. Новобрачным задают вопросы. Вопросы могут задавать все. Более того, даже хорошо, когда это делают близкие люди, которые хорошо знают жениха и невесту и могут достаточно быстро повлиять на них и вызвать у них сомнения... Но будущие супруги никого не видят и никогда по голосам не смогут никого узнать, поэтому можно сказать, что на отношения с близкими это никак не влияет. Это испытание влияет только на отношения между будущими супругами. Голоса говорят и с женихом и с невестой одновременно, но они, хоть и находятся в одном помещении, слышат только то, что предназначено для их ушей. И не могут друг с другом разговаривать. А голоса... - Ренива внимательно посмотрела на нас с Лелем, - их задача рассказать всю правду о твоем избраннике, или то, что они считают правдой. Или найти то, что тебя в избраннике не устраивает или пугает. Цель вытащить наружу все страхи и сомнения, посеять неуверенность в принятом решении, рассказать обо всех недостатках и исказить достоинства. Голоса знают все, даже то, что ты бы сама никогда не заметила. Ритуал продолжается несколько часов. И жениха и невесту постоянно спрашивают, не передумали ли они, уверены ли в том, что они этого хотят. Голоса достают, заставляют сорваться и прокричать, чтобы все отстали, что ты уже ничего не хочешь! Но новобрачные должны оставаться безучастными, поскольку только в этом случае они смогут пройти испытание.
- Ужас какой! - выдохнул Лельмаалат.
- Но это еще не самое страшное! - тихо продолжил Туль, - когда ты выходишь из зала, ничего не ответив голосам и не поддержав их в уничижении твоей любви, ты полон сомнений и способен видеть только плохое. Перед глазами стоит пелена чужих недостатков и проблем, и ты понимаешь, что тебе с этим жить и думаешь о том, что же наговорили твоей невесте про тебя...
- И вот тут, - подхватила Ренива, - начинается второй ритуал - Ритуал Любви!
- Я уже боюсь, - сказала я, - хотя никогда не думала, что слово 'любовь' может пугать...
- Сам по себе ритуал не страшный, плохо именно то, что он идет сразу после ритуала терпения. Итак, новобрачные покидают Зал голосов и проходят в Зал взглядов... В этом зале напротив присутствует очень много людей. Подбирают преимущественно незнакомых, но если кто-то специально изъявит желание, то может придти. Задача этих людей смотреть, буравить своими взглядами, передавать ими насмешку и превосходство. Мол, сколько бы вы нас сейчас не убеждали, а мы все равно не поверим в вашу любовь, особенно после Зала голосов... А жених и невеста должны признаваться друг другу в любви... И не банально и просто, а рассказывая в подробностях, что им друг в друге нравится, почему они считают что именно их избранник достоин идти с ними по жизни, что в нем особенного и важного именно для них. Они должны говорить красивые слова и вкладывать в свои признания всю свою душу, иначе любовь, сильно пострадавшая после Зала голосов, может и не вернуться... Впрочем, Тульчинизз и Саграда с честью выдержали испытания. Во всяком случае, любовь вернули довольно быстро. И после того, как они, взявшись за руки, стали говорить слова любви только друг для друга, наблюдающие все поняли и удалились!
- Я не знаю, сколько времени мы провели в Зале взглядов, - сказал Туль, - но помню, что вначале мне было очень сложно. Говорить о своих чувствах в присутствии целой толпы незнакомых людей... Это потом я решил, что разницы нет, наедине или перед всеми! Любовь есть и никуда не денется! После этого стало легко, я как будто в первый раз увидел Саграду во всем ее великолепии...
- А я благодаря этим испытаниям очень многое поняла, и про себя и про Тульчинизза, и если бы мне предложили повернуть время вспять и просто устроить свадебный пир безо всяких там испытаний, я бы, наверное, не согласилась... Несмотря на то, что это было тяжело и страшно, я бы прошла через это еще раз!
- Да, - подвел итоги Лельмаалат, - после такой свадьбы, никакие жизненные невзгоды уже нипочем!

Опубликовано: 17.12.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 11 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. Какой интересный свадебный ритуал, жаль неуточнили этот ритуал для всех навобрачных или только для правящей династьи?

    Оцени комментарий: Thumb up 0