Оазис 11

АРЬЕ:
О, проклятые пески, где от меня ничего не зависит!
Я пришла в себя, когда солнце Дагайры садилось, но еще не стемнело. Это еще хорошо, что мы нарвались на этот отряд ближе к вечеру. А то бы я тут за день изжарилась...
Говорят, что в теле человеческого организма много мышц, и теперь я наконец-то получила возможность осознать, что они отнюдь не взаимозаменяемы. К сожалению. Нестерпимо болела шея. Ныли ребра, руки, спина. Какая качественная оказалась переделка! Но на то, чтобы жалеть себя времени не было. Нужно было решать что делать.
Перво-наперво я поднялась, отряхнулась, кое-как собрала разбросанные по песку вещи, выпила воды и пошла к месту встречи, до которого по моим прикидкам оставалось совсем чуть-чуть. О, эти чуть-чуть! Сдвинулись бы в времени или пространстве... Летели бы мы сейчас с Лелем в Аэрту. А не он один неизвестно куда.
Лельмаалата придется все же спасать, ведь леди Каллина поставила на то, что я вернусь с мужем-драконом. Что будет если она проиграет... Об этом я даже думать боялась. И всячески старалась цепляться именно за эту причину, чтобы не сорваться в пучину отчаяния. Потому что до того, как нас настигли, я верила, что дальше будет только лучше...
Магический компас сработал, и свою метку, оставленную в месте прощания с отцом, я нашла. Посвистела в свисток и повалилась на песок ждать его, не удосужившись даже расстелить плащ. Было горько и странно, как будто часть меня была не со мной. Я не пыталась ничего понять и разобраться в себе, это было неважно. Потому что я знала совершенно точно, что шансы вернуться из Дагайры при своем были чрезвычайно малы.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Когда воительница превратилась обратно я, вопреки этикету попытался заговорить с ней. Просто потому что мне не хватило терпения ждать.
- Госпожа, где мы?
И ее резкий окрик:
- Не сметь! Что ты себе позволяешь? - она подошла вплотную ко мне и гневно заглянула в глаза. - Я тебя не накажу только потому что понимаю, что тебе пришлось вынести. А сейчас иди, тебя проводят. - И она кликнула слуг.
Я покорно позволил отвести себя в свой новый дом. По пути размышляя о том, что для нее я трофей и один из многих. И, несмотря на то, что она ехала в Оазис Курмула за мной, рассчитывать на особое отношение мне не приходилось.
Провожающий меня слуга со мной не заговаривал. Я тоже не пытался его ни о чем расспрашивать, чтобы не привлекать к себе внимания. Пока я тут никто, спроса с меня никакого.
Комнаты, которые мне выделили, мне не понравились. Они были прекрасно декорированы и богато обставлены, но, несмотря на то, что их было три, две из них были клетушками без окон. В одной была гардеробная с ворохом одежд, а во второй стояла только кровать и небольшой прикроватный столик. Наверное, предполагалось, что основное время я буду проводить в гостиной, где было несколько удобных диванов с подушками, ковры на стенах и даже небольшой стол, за которым мне, видимо, предоставлялось право писать письма и стихи для своей госпожи. Да, была еще ванная комната, с небольшим мелким бассейном, и множеством бутылочек и флаконов. Книг не было, музыкальных инструментов тоже. Только развешенные по стенам и тяжело драпирующие окно тряпки. Мне моментально стало душно, и захотелось в свою просторную башню...
Слуга ушел, но не успел я обрадоваться, вернулся в сопровождении еще нескольких, двое из которых несли кувшин с лимонадом, фрукты и сладости, а еще трое явно намеревались помочь мне освежиться. Но я сделал надменное лицо и заявил, что справлюсь сам, лишь махнул слугам, чтобы подносы поставили на стол. После чего все ушли, и я наконец-то остался один.
Я скинул с себя одежду и долгое время плескался в бассейне, чтобы придти в себя. Потом вышел, налил себе попить и развалился на одном из диванов. Предаваться роскоши и неге, а именно - думать, пока никого нет.
Я не знал, где я нахожусь. Я не знал, какие у воительницы намерения в отношении меня. Я не знал, надолго ли меня оставили в покое. Поэтому просто лежал и выстраивал в уме стратегию поведения, вспоминая, чему нас учили в Оазисе и все книжные образы хорошо воспитанных драконов.
Радовало то, что воительница вряд ли знает, какой у меня характер, потому что характеристика сгорела, и то, что меня не обыскали. Видимо, не предполагали, что в личных вещах воспитанника Оазиса может быть что-то непотребное...

АРЬЕ:
Отец прилетел, когда я при свете магического фонарика развлекала себя разгоном дротиками ящериц, которые с наступлением ночи повыползали из нор, и пыталась вспомнить географию и политическое устройство Дагайры, чтобы понять, где мне все-таки искать Лельмаалата. Дагайра состояла из шести крупных оазисов, которые были основными территориальными единицами государства: Курмула, Ай-Румай, Дзубейза, Аройла, Суфишши и Мельри. Вокруг крупных оазисов, располагались оазисы помельче. Их названий я вспомнить не смогла. Но если я сориентировалась правильно, то Леля унесли в сторону Ай-Румай.
Отец мягко приземлился и, чуть ли не на ходу превратившись, подбежал ко мне.
- Арье! - присел рядом на корточки и обнял меня за плечи. - Ну, рассказывай! Где дракон?
- Привет! С драконом возникли сложности...
Лицо отца стало серьезным, и было видно, что он уже готовится меня утешать, но я не дала ему развернуться.
- Папа, я еду в Ай-Румай!
- Зачем? Что случилось в Оазисе? Ты там была? А это что еще такое??? - и он резко приподнял меня за подбородок, чтобы полюбоваться уже налившиеся багровым цветом полосы от цепи. - Кто это сделал?
- Пап, сейчас все расскажу, подожди.
Отец слушал, не перебивая, только изредка протягивал мне флягу, потому что к продолжительным монологам я была пока не готова. После того как я завершила свою речь, отец начал драпировать на мне свой шейный платок.
- Надо к лекарю, но это уже в Ай-Румай. Потерпишь?
- Конечно! Что мне еще остается...
- Арье! Приди в себя! В Ай-Румай надо ехать с холодной головой, иначе ничего не получится!
- Ладно, пап. Я поняла. Какой у нас план?
Отец опустился рядом на песок и начал излагать свои мысли, сопровождая их отвлеченными комментариями и рисунками на песке. А я сидела и думала о том, что когда я взойду на престол, моей службе внешней разведки не будет равных, потому что если бы не папа, то я сейчас задыхалась бы от бессилия, потому что не знала бы с какой стороны хвататься за решение задачи. Мои мысли о походе за Лельмаалатом не напоминали даже подобие плана. В голове все выглядело как приду, найду и увезу. Но, не зная реалий Дагайры в полном объеме, не имея шпионов внутри дворца воительницы, необходимых знакомств, нечего было даже и думать туда соваться. Ясно же, что попытка только одна. Несмотря на то, что я принцесса, воительница не будет в случае провала церемонится либо со мной, либо с Лельмаалатом.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Мыслей у меня было много. Даже странно, учитывая ситуацию. Но среди них не было ни одной хорошей. Все-таки я был неправ, проклиная Оазис, и надо было прислушиваться к советам Каваат. Она говорила, что мне живется не так уж и плохо, а я с пеной у рта доказывал, что меня притесняют и ущемляют мои права. Но в Оазисе Курмула у меня хотя бы была видимость свободы и выбора. Были друзья и защитники, в лице той же Каваат. Да если бы я только захотел, я думаю, я смог бы обаять половину преподавательского состава. Все-таки наставницы нас любили, потому что учили нас и проводили с нами большую часть своей жизни. Просто многие из них понимали, куда может завести пренебрежение приличиями и правилами, и старались держать нас в рамках. И вот теперь я отчетливо начинал понимать, зачем это нужно. Если бы мне не хватило ума притворяться, я был бы мертв уже сегодня вечером. Воительница точно не стала бы вникать в особенности моей тонкой души.
В то же время я был рад, что мне, по крайней мере, удалось разглядеть ее сущность. Она не захочет, да и не сможет стать моим другом, что почти удалось Арье. Но это даже было к лучшему, потому что развязывало мне руки. Если в случае с Арье я бы предпочел договориться, то с воительницей я считаться не собирался. Тогда, когда буду готов.
Надо было что-то решать, причем быстро. Если в Оазисе у меня, в общем-то, было время, и даже средства для осуществления моих планов. Теперь я мог себе признаться, что моя главная проблема там заключалась в том, что мне не хватало решительности сделать последний шаг. Наверное, я боялся трудностей, поэтому и тянул до последнего. Тут же любое промедление грозило полной потерей мечты. Я не хотел становиться мужем или наложником воительницы. А других вариантов мне и не предлагалось. От осознания этого моя решимость крепла, а желание сбежать возрастало. Тем более что после Оазиса я уже знал, что мир гораздо шире и интереснее, чем я привык его себе представлять.
Принцесса Арье постоянно присутствовала в моих мыслях. Слишком свежи в памяти были наши последние дни в пустыне Аззо.
Если бы я был Кольдранааком, я бы сразу начал воображать, что вот-вот моя принцесса приедет и спасет меня. Но мне нужно было мыслить рационально, а не цепляться за ложные надежды, поэтому я и сказал себе, что на принцессу рассчитывать не приходится. В Оазисе она не смогла показать себя во всей красе, значит, сюда вряд ли сунется. Если вообще поймет, куда я улетел. Штурмовать крепость воительницы, отбивать у нее мужа? Я был уверен, что Арье на это не решится. Неприятно для меня, но я уже успел заметить, что принцесса не дура. То как она решила вопрос в Оазисе, конечно, говорит в ее пользу, но здесь так не получится, хотя бы потому что у меня связаны руки. Значит, ее можно не ждать, и рассчитывать только на себя.
Оставалось только принять решение. И начать я намеревался со сбора информации.

АРЬЕ:
План отца был прост. С проникновением в Оазис Ай-Румай у нас не должно было быть сложностей. Ай-Румай был крупным открытым городом, поэтому войти в него мы могли запросто. А вот дальше начиналось интересное. Даже непонятно, почему отец столько времени это скрывал. Наверняка только из-за того, что в принципе не любил бывать в Дагайре. И со дня смерти мамы ни разу туда не ездил.
- Арье, я никогда тебе не рассказывал, но у меня была сестра. Миритис. Твоя мать даже с ней дружила. Я сестру знал плохо и не стремился с ней общаться. Я надеюсь, тебе не надо уже объяснять почему?
- Нет, пап, не надо.
- Так вот, Миритис, по словам твоей матери, очень хорошая женщина. Умная, сильная и справедливая. А кроме всего прочего твоя тетка. Твоя мама даже была у нее несколько раз. И про тебя Миритис знает. Так что я думаю, мы вполне можем к ней обратиться, хотя бы за информацией...
- Ты думаешь, нас нормально примут?
- Эм... Ну, во-первых ты с мной, - папа замолчал, словно пытаясь понять, достаточное ли это основание, а потом добавил в своей излюбленной манере, - а я с тобой! Да, этого точно будет достаточно. Все-таки жительницы Дагайры не звери, а ты ее племянница. Девочек они любят. Если бы ты была мальчиком, то еще неизвестно... А так...
- Ладно, если ты считаешь, что поскольку я не мальчик, то двери передо мной откроются, то я готова. Во всяком случае, попробовать стоит... - и я нахмурила лоб, пытаясь все еще раз взвесить...
- Арье, почему ты сомневаешься? Я, глядя на тебя, тоже начинаю сомневаться! Так нельзя! У нас все получится!
- Да знаю я! Просто почему-то страшно вступить на этот путь. Действовать надо быстро, а я так боюсь ошибиться...
- Ну, пока ты еще ничего и не сделала. Давай-ка, лучше оденься попроще. В Ай-Румай все равно надо заходить не рассказывая направо-налево, кто ты такая... Почему-то мне кажется, что твоя воительница далеко не последняя женщина в оазисе...
- Это уж точно.
Я надела серую рубаху, сняла кольца и фамильную цепь. Образ дополнили походные штаны и моя безликая сумка. И я в который раз порадовалась своей нелюбви к излишней роскоши. Отец тоже был одет по-походному. Только его кафтан мы убрали и потому что в нем жарко и потому что теперь, чтобы не привлекать к себе внимания он должен выглядеть хуже, чем я.
Потом мы пару часов поспали, после чего вылетели в сторону Ай-Румай. Хорошо, что метка исправно работала.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Всю ночь меня никто не беспокоил, мне даже удалось поспать. Наутро меня разбудили слуги.
- Господин! Просыпайтесь, госпожа сейчас навестит вас. Вам нужно одеться.
Одежду мне принесли. Белые шелковые шаровары и безрукавку. Я безропотно оделся. Слуги уже почти закончили укладывать мои волосы, когда вошла госпожа...
Она была не одна, за ее правым плечом маячил высокий, крупный мужчина старше меня. В моей гостиной сразу стало тесно, а я вчера даже не обратил внимания, какие здесь низкие потолки...
Госпожа махнула рукой слугам, и они, низко кланяясь, покинули мои покои.
- Лельмаалат! - резко сказала она, я с трудом удержался, чтобы не вздрогнуть. - Я вижу, ты устроился. Тебе тут нравится?
Я смиренно наклонил голову.
- Конечно, госпожа, я благодарю вас за заботу обо мне и за ваше внимание.
- Хорошо! Меня зовут Тагирас, я Воительница по волшебству Оазиса Ай-Румай, но ты можешь обращаться ко мне только 'госпожа'. Возможно, потом, я разрешу тебе называть меня по имени, но это право ты еще должен заслужить... Ты будешь стараться?
- Конечно, госпожа. - Я так и стоял с опущенной головой. Все как учили.
- Это мой наложник. Асазваал Азор. Я сейчас оставлю его с тобой. Можешь с ним поговорить. Он тебя всему научит и все расскажет. Асазваал?!
- Да, госпожа Тагирас?!
- Ты все понял?
- Конечно, госпожа.
- Ладно, тогда я ухожу. Асаз, потом зайдешь ко мне.
Он молча поклонился. И Воительница по волшебству Тагирас, которую я мог называть только 'госпожой' покинула нас, легко прикрыв за собой дверь. А мы с Асазваалом молча стояли и изучающее смотрели друг на друга.

АРЬЕ:
В Ай-Румай мы попали еще до полудня. Отец опустился на границе зелени и песка и стал человеком. Пригороды оазиса, где жила беднота, напоминали степь. Деревья тут не росли, но то тут, то там виднелись дыры в земле закрытые каменными плитами. Отец объяснил, что это входы в жилье бедных, тех, у кого нет магии или денег на волшебство, чтобы поддерживать в жилище нормальную температуру. Под землей прохладнее. Он рассказал, что там целая сеть ходов, и что практически из любого места пригорода можно попасть в центральную часть оазиса, на базар, например, только дорог ведущих туда под землей не так много.
Ай-Румай был открытым городом, и вопросов на воротах к нам не возникло. По пути я была предельно внимательна. Нельзя все время полагаться на отца, а уже сейчас присматривать пути к отступлению, если вдруг придется бежать отсюда с Лельмаалатом. Оазис был богатым и густонаселенным. Гораздо крупнее Курмула. Над центральной частью волшебницы оазиса поддерживали полог, защищающий от дневной жары, поэтому здесь было многолюдно, и торговля кипела вовсю. Хотя одеты мы были не по дагайрской моде, внимания на нас никто не обращал. Мы же остановились только один раз, когда я купила карту Дагайры и Ай-Румай, и обратилась к отряду стражниц, чтобы спросить дорогу к дому госпожи Миритис Айтис. Это имя они знали, но я не стала уточнять, чем знаменита моя тетка. Сама у нее спрошу. Но, судя по всему, отношение к ней было уважительным, потому что стражницы с удовольствием показали на карте куда нам нужно идти.
Идти оказалось недалеко. И через полчаса мы уже стучались в изящные кованые ворота.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Асазваал Азор заговорил первым. С пренебрежением.
- Ты слишком красив. И я не допущу, чтобы ты пустынной змейкой вполз в ее сердце!
А это было очень и очень плохо... Женщинам Дагайры было выгодно, чтобы мужчины занимались гаремными интригами и не помышляли ни о чем другом. Я об интригах даже знал, но не имел ни малейшего желания в них участвовать. Поэтому с Асазваалом мы общего языка найти не сможем. Он изначально настроен против всех мужчин, к которым его госпожа может проявить расположение. Ему нельзя показывать, что я его соперник, иначе его отношение сможет серьезно осложнить ситуацию. Вполне допускаю, что в его руках достаточно власти, чтобы препятствовать моим передвижениям и рушить мои планы. Раз она сама его ко мне привела, то он явно доверенный наложник. А его, судя по всему, еще гложет то, что мужем ему не стать. Его имя 'Асазваал' говорило о неблагородном происхождении, а воительницы никогда не выходили замуж за простолюдинов. Может, он и вправду ее любит, и для него провести всю жизнь у ее ног - предел мечтаний... Или это просто честолюбие, доведенное до абсолюта... Хочет быть тем, кем никогда не сможет... В любом случае, с ним надо быть осторожнее. Жаль только на свою сторону я его перетянуть не смогу, потому что он фанатично предан госпоже...
Судя по тому, что она велела ему потом зайти к ней, то от него ждут подробного отчета о нашей беседе с его собственными выводами. Значит, надо и усыпить его бдительность и создать образ, этакого наивного дракона, впервые открывшего для себя дружбу и любовь... И добавить чуточку лести. Все мужчины падки на лесть.
- Уважаемый Асазваал, я думаю, что я не иду ни в какое сравнение с Вами... Я провинциальный дракон, вырос на границе Дагайры, и мои успехи в Оазисе Курмула оставляют желать лучшего...
- Я надеюсь, - высокомерно заявил тот, - что именно так ты и будешь думать в дальнейшем. Я расскажу тебе о порядках, принятых в этом доме. И готов допустить тебя в постель госпожи, но не смей даже думать о том, чтобы отнимать хотя бы малейшую часть ее досуга.
- О! Я ни на что не претендую. Я прекрасно понимаю свое положение, меня учили угождать и служить. И если Вы являетесь выразителем воли госпожи, я буду с удовольствием служить Вам! - Я склонил перед ним голову, чтобы он не видел эмоциональный блеск моих глаз.
- Не думай, что я сразу начну тебе доверять. Чтобы заслужить мое расположение, а уж тем более расположение госпожи, тебе придется сильно постараться. Но я буду милостив. Пока ты еще ничем меня не расстроил.
Я молча стоял перед ним и теребил пуговицы на безрукавке, пытаясь таким образом показать мое смущение. Он тем временем обошел вокруг меня, коснулся волос, пощупал мышцы на руках, и произнес:
- Хорошо, я доволен, что мы договорились. Пока ты сидишь здесь. Никуда не высовываешься. Впрочем, разрешаю один раз сходить к госпоже. Чтобы не вызвать с ее стороны интерес ты должен проявлять покорность и навязчивость. Я надеюсь, ты будешь достаточно убедителен, чтобы она больше не думала о тебе. Я очень рад, что ей не пришлось за тебя бороться в Оазисе, поэтому не рассчитывай, что будешь представлять для нее ценность.
Хорошо, что он не заметил, как я сжал кулаки. Хорошо, что я умею сдерживаться. Хорошо для него, что мне нужна информация, и я готов потерпеть. Хорошо, что пока наши планы совпадают. Мне тоже ой как не хочется привлечь к себе внимание госпожи, а хуже того заинтересовать ее.
- Ты все понял?
- Да, Асазваал.
- Отлично, - он милостиво похлопал меня по плечу. - Сейчас я пришлю слуг, и тебе принесут поесть. Обедать ты будешь здесь. Госпожа пока не будет приглашать тебя к трапезе. Я умею развлечь ее беседой. В гардеробной много одежды, перебирай тряпки, я знаю, вы воспитанники это любите.
- О, да! - Я попытался придать своему голосу восторг. - А украшения у меня будут?
- Можешь пользоваться своими. На встречи с госпожой и балы тебя будут наряжать, и только посмей ослушаться и самому заняться своим туалетом. Впрочем, нарядов на выбор у тебя много. Умеешь красиво одеваться?
- Да. Нас этому учили.
- Хорошо. Если тебе чего-то нужно за дверью стоит слуга. Можешь к нему обращаться. И поскольку ты из благородных даже приказывать. Но, я надеюсь, ты понимаешь, что за неправильные или неразумные приказы ты будешь наказан.
- Да, Асазваал.
- Я тобой доволен. Вечером зайду. Посмотрю, как ты освоился. Не забудь зайти к госпоже.
И Асазваал, еще раз окинув меня критическим взглядом, вышел.

АРЬЕ:
Миритис Айтис дома не было. Но нас пустили, как только я заявила, что я ее племянница. Слуги в этом доме были улыбчивыми и исполнительными. С ненавязчивой заботой проводили нас с отцом в дом, усадили на мягкие диваны, принесли фрукты и питье. Мы с папой молчали, наслаждаясь прохладой гостиной и потягивая лимонад. Отец с интересом озирался. Насколько я поняла, это был не их фамильный дом, а владения Миритис. Но, похоже, ему тут нравилось. Даже странно, что у нас во Дворце в Аэрте он не пытался воссоздать дагайрскую обстановку...
Вскоре послышались голоса.
- Телль! Ну, причем тут свойства песка? Он никак не может влиять...
- Да, но именно из-за него у тебя ничего не получается!
- Твой последний эксперимент тоже был неудачным!
- Да, но я как раз проверял, насколько он возможен при таких условиях...
- И чего я каждый раз с тобой спорю...
Мужчина и женщина вошли в гостиную. Мы с отцом поднялись.
- Так! - сказала она. - Надо же, как интересно. Здравствуй, Арье, я Миритис. Вильмаар, а ты почти не изменился с тех пор как вы с Альбиной сюда приезжали... - Она подошла к отцу и долго смотрела ему в глаза. Мне было сложно понять, какие она при этом испытывает чувства. Но я полагалась на лучшее. И сама в это время рассматривала спутника Миритис.
Он спокойно устроился в одном из кресел и, совершенно не смущаясь, разглядывал меня. Его взгляд не был настороженным или пытливым, а скорее заинтересованным и дружелюбным.
- Телльмуур, - произнесла моя тетка, - мне надо поговорить с Вильмааром, развлеки, пожалуйста, Арье. Арье, девочка, я очень рада тебя видеть, и обязательно пообщаюсь с тобой позже, а сейчас хочу поговорить с братом наедине, ты не против?
- Конечно, нет!
И отец вышел следом за Миритис. А я сидела и думала, как мне к этому относиться.
- Да не волнуйся ты, - вдруг заговорил Телльмуур, - Миритис и правда вам рада. И не шарахается от мужчин. И потом, с чего бы ей невзлюбить собственного брата?
- А ты с чего взял, что я волнуюсь?
- Да у тебя все на лице написано! Дагайра страна с подвохом, но сейчас вы в том доме, где не надо этого подвоха ждать.
- А чего же мне ждать?
- А чего ты обычно ждешь от друзей?
- А с чего мне считать, что я у друзей?
Телльмуур расхохотался.
- Да, я вижу, что тебя в Дагайре уже основательно успели напугать.
- Да нет, я не боюсь, просто очень тут непривычно.
- Расслабься, пойдем пить кофе. Я такой кофе варю! В Аэрте точно такого нет! - Телльмуур легко вскочил с кресла и поманил меня за собой. Пришлось идти.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Разговор с Асазваалом прошел просто великолепно. Я узнал, что кроме госпожи у меня есть еще и весьма ревнивый господин. Пусть он и не имеет права мне приказывать, но ссориться с ним в мои намерения не входило. Надеюсь, он своим рассказом обо мне сможет усыпить бдительность госпожи, а я своей исполнительностью сумею усыпить его бдительность. Хорошенько обдумав мое положение, я пришел к выводу, что медлить нельзя. Придется притворяться еще качественнее, чем я вначале намеревался. Это женщины всегда прут напролом, а мужчины вынуждены действовать хитростью. Благодаря тесному общению с Колем, все качественные ужимки были мне знакомы. Ну и воспитание настоящего мужчины не подкачало.
Первоочередной задачей было воспользоваться рекомендацией Асазваала и навестить госпожу. Был у меня к ней разговор. Я кликнул слуг, чтобы помогли достойно одеться и причесаться, умело накрасился, надел на руки и на ноги браслеты, чтобы звенели при каждом шаге, и надушился.
Из того, что мне принесли, я выбрал шаровары и рубашку цвета морской волны. Ткань была без лишних украшений и вышивки, но легкая и дорогая. Надел расшитые жемчугом туфли и семенящей походкой отправился за сопровождающим к госпоже, по пути пытаясь изобразить на лице самое глупое и наивное выражение.
Меня отвели в комнату, напоминающую кабинет. То есть там стоял большой резной стол с письменным принадлежностями, а рядом со столом находился шкаф, забитый книгами, и два кресла, видимо, для посетителей. Госпожа сидела за столом и что-то писала.
Когда мы вошли, она внимательно посмотрела на меня и одним взмахом руки отпустила слугу.
То, что мы оказались именно в кабинете, было мне на руку. В спальне играть было бы гораздо сложнее. Уж насколько я был неопытен, а это понимал.
- Подойди, - велела Воительница, - слуги сказали, что ты хотел меня видеть, мальчик?
- О да, моя госпожа! - Я постарался произнести это с восхищением и придыханием. - Я хотел поблагодарить Вас за все те милости, которыми меня осыпали в этом великолепном дворце!
- Что ж, я рада, что тебе все нравится! - улыбнулась она мне. - Но я думаю, что это еще не все сюрпризы, и я надеюсь, что вечером найду, чем тебя удивить!
Время, время, время. Надо тянуть время.
- О, моя госпожа! - Главное не переиграть, но это явно необходимый ход, я упал на колени и подполз к ее ногам, - я хочу попросить вас о милости!
- Разрешаю!
- Я из благородной семьи и получил хорошее воспитание. И в книгах, которые нам давали читать в Оазисе, были много написано про суть отношений между мужчиной и женщиной.
Она приподняла одну бровь и, кажется, заинтересовалась. Видимо не понимает, к чему я веду.
- Понимаете, когда меня спасла эта девушка, я вынужден был пойти с ней, но мне это не доставляло никакой радости. А когда я увидел Вас, о, моя повелительница! Я уже не могу найти покоя, но в то же время я хочу, чтобы все, что между нами будет, было столь же красивым как в тех романах, которые я прочитал. Наша свадьба станет самым прекрасным днем в моей жизни, ведь именно в этот день я смогу впервые быть с Вами и, может быть, получу в награду первый полет! Для меня не будет большего счастья, нежели нести Вас на спине, о, моя госпожа!
Наверное, она себе все представляла несколько не так, и вряд ли собиралась ждать до свадьбы, чтоб подарить мне этот самый полет, но моя речь явно произвела на нее впечатление. Да и мои полные слез глаза, вот здесь пришлось особо постараться, с немым обожанием смотрящие на нее, были кстати. А если еще добавить к этому мои некоторые познания в психологии и манипулировании, то воительнице пришлось капитулировать. Если она попытается устроить наше интимное свидание сейчас, она как бы уже разрушит свой светлый образ, который по ее мнению сложился у меня! А человек никогда не упустит случая в глазах другого выглядеть лучше, чем он есть! Да и потом, быть такой красивой, богатой и знатной наверняка скучно, все и так в штабеля укладываются. А тут такая возможность поиграть и произвести впечатление первой любви, мечты и судьбы.
- Мой милый мальчик, - начала она со страстью в голосе, изо всех сил пытаясь меня обаять. - Конечно, все у нас с тобой будет красиво. Я сделаю все, чтобы ты был счастлив. День нашей свадьбы ты запомнишь на всю жизнь!
Она забыла добавить только 'на всю свою недолгую жизнь'.

Опубликовано: 07.12.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 12 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*