Инкуб — 3

До вечера все трое отдыхали. Анну, как она и просила, оставили в покое - Лаир скрывалась на "кухне", Эйр сидел в своей комнате, наблюдая за Аней через полуоткрытую дверь. Её покой нарушили лишь дважды - уговорили пообедать и поужинать.
- Вам понадобятся силы, Наири. Нельзя изнурять тело голодовкой и бессонницей.
Последним Анна не страдала. Но из-за пережитого долго ворочалась, пытаясь устроиться поудобнее. Она лежала, следя за светлой полосой, проникавшей сквозь щель неплотно закрытой двери. Провожала взглядом отсвет фар проезжающих мимо дома машин. Квадратные пятна скользили по стенам и потолку, меняя очертания знакомых предметов. От метаморфоз стало жутко, и Анна крепко зажмурилась и спряталась под одеяло. Темная духота не подвела. Укутала покоем, давая ощущение безопасности. И, как в детстве, чудовища ушли, уступая место сну.
Эйр провел ночь возле неплотно закрытой комнаты Анны. Он хорошо слышал, как она ворочалась во сне, вскрикивала. Иногда до него доносился тихий плач. Инкуб долго не решался, но в конце концов тихо вошел в комнату и опустился на колени возле кровати. Но прогнать кошмары не получалось. Даже сейчас, с полностью отключенным сознанием, Анна не откликалась на его зов. Потоки приязни словно рассеивались в пустоте, не достигая цели. И тогда он просто подстраивал её дыхание под свое, стараясь расслабить собственное тело.
Темнота не мешала разглядывать лицо Наири. Во сне оно, как чистая вода высокогорного озера, отражала все мысли. Глубокая складка залегала между бровями, а губы капризно кривились. Ребенок, не знающий жизни. В Эстрайе ей будет тяжело привыкнуть к новой. Но Эйр не сомневался - она справится. А пока его делом было обеспечить госпоже безопасность и покой. Поэтому велел Лаир приготовить хороший завтрак - Наири требовалось восстановить силы после тяжелой ночи.
Утром Анну ждала горячая ванна с густой пеной и плотный завтрак.
Она с трудом запихнула в себя яичницу - желтки были плохо прожарены, а "студень" расползался на языке склизкой амебой. С удовольствием бы заменила яйца йогуртом, но под строгим взглядом Эйра пришлось съесть все - спорить сил не было. Кофе, крепкий и сладкий, слегка поднял настроение. Его Анна выпила с удовольствием и вопрошающе уставилась на инкуба:
- Какие планы?
- Вам действительно интересно?
- Ну, права голоса у меня все равно нет - ты всегда делаешь по-своему. Не захочу - заставишь.
- Что вы, Наи...
- Хватит. Надоело это лицемерие. Просто скажи, что мы делать будем? В номере сидеть?
Эйр стал серьезным.
- Нет. Я нашел квартиру в городе, пересидим там. Потом, через несколько дней, переедем.
- Так и будем бегать?
- Увы. У меня нет армии, чтобы обеспечить вам достойную охрану. Если собрать всех инкубов, которые сейчас в этом мире - заметят сариты. И тогда помешать им будет практически невозможно.
Анна устала спорить, поэтому послушно села в машину и закрыла глаза. Едва отъехали от гостиницы, сон смешался с явью, и она задремала - сказалась многолетняя привычка. Но, как и на работе, пока ехали до места, реальность пробивалась сквозь грезы, позволяя не пропустить что-то важное. И поэтому, когда серебристая "десятка" развернулась посреди дороги, преграждая путь, Анна успела упереться в переднее сиденье. Торможение было жестким.
Пока приходила в себя и соображала, что происходит, услышала хлопанье двери. Выглянула наружу и охнула: Эйр стоял между машинами, чуть пригнувшись. Облика он не поменял, но по напряженной спине было видно - готов ко всему.
Его противниками в этот раз оказались люди. Четверо мужчин выскочили на дорогу, потрясая битами. Пятый, водитель, целился в инкуба из пистолета.
Что они кричали, Анна не поняла. Лаир вдавила её в сиденье, прикрывая собственным телом. Нос больно проехался по грубой обивке, из глаз брызнули слезы. Что происходит снаружи, Анна не видела, да и звуки долетали плохо, как сквозь вату. Но когда автомобиль тряхнуло, оттолкнула Лаир и охнула: лобовое стекло словно паутиной затянуло. Трещины расползались от кровавого пятна, а на капоте корчился человек. Несколько движений - и он свалился вниз, открывая обзор.
Эйр дрался. Он так и не превратился, но противникам хватило. Они падали, хрипы рвали легкие, а инкуб даже не запыхался.
Убедившись, что опасность устранена, Эйр вернулся к машине. Осмотрел стекло, вздохнул:
- На ней ехать нельзя, - открыл дверь, подал руку. - Наири, прошу.
Переходя из машины в машину, Анна оглядела поле боя. Четверо живых. Пятый, водитель, кулем лежит у открытой двери. Выстрелить он так и не успел, инкуб оказался быстрее.
- Наири, не смотрите.
Подойти к раненым тоже запретил. Подхватил под руку, увлек к задней двери авто:
- Надо торопиться. Сариты могут появиться в любой момент! И кто знает, сколько их будет...
Анна послушно уселась в машину. Но никак не могла отвести взгляд от дороги. Машина с разбитым лобовым стеклом и окровавленным капотом. "Сломанные" люди... Темные пятна на асфальте... Знакомый запах крови, мочи и боли... Сколько раз видела она последствия бандитских разборок и страшные аварии? Уже и не помнила... Но теперь что-то было не так. Неправильно. Догадка вертелась уклейкой, ускользая вглубь сознания.
Анна откинулась на сиденье и вдохнула приторно-сладкий воздух салона. Ароматизатор - пластиковая роза с красноватой жидкостью - мерно раскачивалась под зеркалом. Запах раздражал, Анна не переносила дешевых ароматов, сразу начинала болеть голова. Вот и теперь перед глазами словно мелкие дождинки повисли.
- Выкинь это.
- Что?
- Говорю, ароматизатор убери. Сейчас стошнит.
Эйр тут же оторвал тонкую веревочку и вышвырнул вонючую розу в окошко. Она ударилась об асфальт, спружинила и подпрыгнула несколько раз, прежде чем угомониться на обочине. Анна проводила её взглядом. Чувство чего-то упущенного не проходило.

Дом расположился на окраине, в спальном районе. Крики бегающих по вытоптанному газону детей отражались от выцветших стен высоток и уносились куда-то вверх, к чистому, безоблачному небу. Скрипели качели. Из открытых окон доносился лай собак и ругань. Анна вздохнула и послушно вошла в подъезд.
- Не прислоняйтесь, - Эйр предусмотрительно выставил руку, ограждая от соприкосновения с разрисованной граффити и каракулями стенкой лифта. Прожженная кнопка утонула в металлической панели. Седьмой этаж. Анна любила высоту, но сейчас ей казалось, что её просто хотят оторвать от земли, выбить из-под ног почву. Поэтому и увозят повыше. Стало тоскливо и одиноко. Поплакаться в жилетку можно было только Антону, но тревожить друга и снова вешать на него свои проблемы она больше не решалась.
Антон позвонил сам.
О нападении Анна промолчала. Но Эйр выложил всю правду. Выслушав инкуба, Антон заорал так, что Аня, сидящая чуть в стороне, услышала каждое слово. Гневный голос в трубке требовал немедленно увезти её в безопасное место. Хоть в Эстрайю, хоть к черту на рога, только бы закончилась эта смертельная гонка. Это было уже слишком. Анна отобрала телефон:
- Антон, успокойся. Тебе не кажется, что...
- Не кажется! Уезжай. С Эйром безопасно. Ты до сих пор жива только потому, что он рядом! Эй, не бросай трубку! Я приеду, и мы поговорим...
- Есть о чем? И не смей приезжать - жена из дома выгонит, ты со мной больше времени проводишь, чем с ней. А вообще... спасибо. За то, что помог. Я на самом деле благодарна. Передавай там приветы, и что вас всех очень люблю. Пока!
Вместо того, чтобы просто отключиться, Анна вынула из телефона батарею, отрезая себя от остального мира. Теперь в её реальности были только Эйр, Лаир и объявившие на неё охоту демоны.
Эйр поднял отброшенную батарею и забрал у Анны телефон. Наири злилась. Он всем телом ощущал волну ярости. Но в этом огненном шлейфе холодными льдинками проскальзывали икры спокойствия. С таким самоконтролем рораг еще не встречался. Это его встревожило - кто знает, как подобное поведение отразится на здоровье Анны. Требовалось что-то предпринять.
- Что будете делать, Наири?
- Скажи, Эйр... Они объявили охоту из-за тебя? Верно?
- Нет. Все началось куда раньше. Но я успел первым, хвала Небу, - он совсем не лукавил. Сариты тоже искали новое воплощение Лилит.
- И что дальше? От меня когда-нибудь отстанут?
Эйр не отвел взгляд:
- Нет, Наири. Пока вы живы, охота продолжится.
- Пока жива... А если погибну? - Анна тяжело опустилась на жесткий, продавленный диван, провела по лицу, словно стряхивая липкую паутину.
Эйру стало страшно. Ярость, спокойствие, а теперь вот эта обреченная усталость...
- Этого не случится. Я пока еще жив, Наири.
Это прозвучало так спокойно и буднично... И в то же время страшно. Анна устало закрыла глаза:
- Но для собственной безопасности я должна отправиться в ваш мир. Верно?
- Вы... наконец-то поняли? - Эйр воспрял духом. Если бы не грусть Наири, которую у него никак не получалось развеять...
- Тогда... отведи меня туда.
Такого поворота рораг не ожидал. Готовился убеждать, молить... И все же выполнить просьбу немедленно было невозможно.
- Наири, простите, но пока... рано. День, назначенный для вашего прихода в Эстрайю, еще не наступил. Поверьте, это очень важно - время явления Наири. Его долго вычисляли придворные астрономы и гадатели, и...
- Дорога ложка к обеду...
Усталость сменилась обреченностью.
- Простите?
Эйр испугался. Он, прошедший не одно сражение, выживший в дворцовой круговерти, до дрожи в коленках боялся спугнуть призрак надежды. Краем уха инкуб слышал, как позвякивают стаканы в руках у Лаир. Ей простительно волноваться, она - не рораг.
- Говорю, действуй, пока я решилась. Могу и передумать. Уведи меня в Эстрайю сейчас. "Потом" может не наступить.
- Наири, у вас будет множество "потом". Клянусь, я...
- Я уже все это слышала. Ты защитишь. Даже ценою своей жизни. Но... я сама могу передумать. Тогда никакая сила, никакие демоны не заставят меня отсюда уйти.
- Наири.. позволите ли вы прежде связаться с королем? Я не могу действовать без его согласия.
Рораг пытался решить проблему. Полномочий на самовольный перенос Наири у него не было. Но промедление может сорвать операцию, и тогда... Анна пошла навстречу мольбам:
- Связывайся, - она устало поднялась с дивана, дошла до замершей Лаир и забрала у неё поднос. - Только прошу тебя, поскорее!
- Да, Наири. С вашего позволения.
Поклонившись, Эйр выскочил за дверь. Анна разлила по стаканам сок и протянула суккубу:
- Будешь? А то как призрак бродишь: "Да, Наири, нет, Наири". Давай уж поговорим, раз наши судьбы сплетены воедино. Тут, конечно, не сок нужен, но...
- Простите. Если вы хотите вина, придется подождать господина рорага. Я не смею оставить вас одну.
- Да ладно... Вино. Тут покрепче бы чего, с такой жизнью. Садись!
От приглашающего хлопка по дивану в воздух взметнулось облако пыли. Анна поморщилась, машинально вытерла руку о джинсы:
- Не очень, да?
На Лаир было жалко смотреть. Губы задрожали, из глаз брызнули слезы:
- Простите, Наири! Вы не должны находиться в таком жилище. Но...
- Успокойся. Посидим, поболтаем...
Лаир поколебалась, а потом все же опустилась прямо на пол.
- Думаешь, там чище? - Анна огляделась. - Наверное, ты права.
Лаир сделала попытку вскочить, когда Анна сползла с дивана, но та её удержала, вцепившись в запястье:
- Что ты дергаешься? По-человечески попросила - давай поболтаем. Страшно мне, понимаешь?
- Простите, Наири.
Лаир устроилась чуть поодаль, в совершенно неудобной позе - согнувшись пополам, опираясь на бедро и локоть одной руки. Ладони она сложила вместе и направила в сторону Анны. Та вздохнула, но спорить не стала.
- Расскажи об Эстрайе. А то Эйру некогда - он демонов убивает. Ты же мне там все покажешь?
- Простите, Наири... - Лаир низко опустила голову. - Я не останусь с вами. Мое происхождение не позволяет служить вам.
- Вот как... А сейчас?
- Это случайность. Такая удача выпадает раз в столетие, и я рада, что Небо так милостиво ко мне. Уверена, теперь моя судьба сложится счастливо.
- Это хорошо, что ты веришь в свою удачу. Хоть кто-то надеется на счастье. Тогда расскажи о себе?
- Чем я могу быть вам интересна? Я - дочь небогатого купца, четвертая дочь в семье.
- У вас такие большие семьи? Четверо...
- Сейчас нет, Наири. В Эстрайе и один ребенок - редкость. Без праны продолжить свой род невозможно. Но мне происходящее дало надежду повысить статус. Теперь, после визита в ваш мир я могу выйти из купеческого сословия, став женой дворянина. Попасть в этот мир нелегко, моя семья немало заплатила за такую возможность. Но оно того стоило. Ради наследника дворяне примут в дом даже рабыню. Хотя я могу и стать Матерью Многих Домов.
- Это как?
- В Эстрайе у мужчины может быть только одна жена. И множество наложниц. Но иногда случается так, что женщина выходит замуж сразу за нескольких мужчин. Это допускается очень редко, в моменты катастроф, подобных нынешней. Я могу родить четырех, а то и шестерых ребятишек, а значит...
- Любопытно, - Анна осмысливала обычаи чуждого мира. - А детей как делить?
- Ну, это договоримся, - улыбка Лаир была нежной, но напоминала маску, скрывающую настоящее лицо.
- А я? Кому должна буду рожать я? Королю? Или жрецу?
- Что вы! - От смеха Лаир даже позу поменяла, пересела на колени. - Наири ничего никому не должна. Нет, ребенка от вас будут ждать. Но отца ему выберете сами. Или отцов. Единственное, о чем вы должны беспокоиться - получать удовольствие от жизни. Поверьте, это будет несложно! Вы знаете, что в каждой провинции Наири принадлежит дворец? Всего их девять. Но главная резиденция - Храм Белых Облаков - находится в столице. Чтобы благословить народ детьми, Наири нужно посетить все провинции, и в каждой задержаться на месяц-полтора. Служить вам будут лучшие сыновья и дочери страны, и вы получите любого мужчину, какого захотите, включая короля! Ну, или женщину! - Милая улыбка сменилась лукавой.
- Лаир, прекрати утомлять Наири своей болтовней, - они так увлеклись разговором, что не заметили возвращения Эйра. - Госпожа, почему вы сидите на полу? Пожалуйста, займите более подобающее место. И, на будущее, я прошу вас, задавайте все вопросы мне. Лаир низкого происхождения, поэтому не смеет вот так запросто разговаривать с вами.
- Как скажешь.
У Анны пропали остатки настроения. Она обиженно посмотрела на покрытое пылью лицо Эйра и не удержалась от шпильки:
- Иди, умойся.
- Простите за неподобающий вид, Наири, - он покорно склонил голову.
И даже не заметил ехидства в голосе! Анна вздохнула и посмотрела на часы. Глубокий вечер. Пора спать, день выдался тяжелый. Но сначала надо узнать новости. По лицу Эйра ничего понять было нельзя.
Он явился ровно через пятнадцать минут. С влажными после купания волосами, в чистой одежде. Встал напротив дивана и отрапортовал:
- Мне передали новую дату перемещения. Послезавтра, в одиннадцать ноль семь по местному времени. Это время не сильно нарушит Путеводную Нить Эстрайи, но до ранее назначенной даты вам придется жить затворницей в охотничьей резиденции Его Величества. Всех слуг удалят, их заменят рораги. Ваше местонахождение будет сохраняться в строжайшей тайне, так что не нужно волноваться. За это время, - лицо Эйра на миг стало мягким от улыбки, - вы привыкните к климату и узнаете некоторые обычаи. Вам придется принимать участие в церемониях. Нужно выучить их наизусть.
Последняя новость энтузиазма не вызвала. Анне вдруг сильно захотелось спать. Она бы и пошла, да с кухни потянуло чем-то вкусным. Лаир успела приготовить неизвестное, очень пряное и невероятно ароматное блюдо.
Ужинала Анна в одиночестве. Эйр стоял за спиной, Лаир готовила ванну. Горячую, с пеной. Но, вопреки всем принятым мерам, заснуть не получилось. Анна ворочалась, стараясь понять, что именно её тревожит. Затем, минута за минутой, прокрутила в голове события дня.
Нападение! Оно по-прежнему казалось неправильным. От стараний понять, что не так, разболелась голова. Анна встала, чтобы спросить обезболивающее и за дверью наткнулась на Эйра. Инкуб сидел, скрестив ноги. Перед ним, прямо на полу, стоял поднос с тарелкой. Лаир не стала ничего выдумывать, а просто сварила пельмени. Запах приправ, которыми щедро сдобрили блюдо, смешался с паром и заполнил коридор. Анна сглотнула. Это блюдо никогда не оставляло её равнодушным.
Эйру этих нескольких секунд хватило, чтобы вскочить и вытянуться в струнку.
- А ты чего тут ешь? Неудобно же!
Инкуб пожал плечами:
- Пес должен есть у порога хозяина, иначе может оказаться бесполезным.
От пафоса свело челюсти. Но спрашивать, как, при таких убеждениях, этот "пес" оставляет её одну, надолго уходя из дома, не стала. Только пожаловалась, борясь с зевотой:
- Вава ..лит... Ой. Голова болит.
Лекарство ей подали, едва она успела вернуться в кровать. Поднос, стакан воды, маленькая тарелочка с одинокой зеленой таблеткой. Картинно. Театрально.
Анна сглотнула. В голове словно таймер щелкнул. Вот, что её беспокоило! То нападение казалось... постановочным. Но раненые люди опровергали версию подставной драки. Уж в чем чем, а в болячках Анна разбиралась.
Следующий день прошел тускло. Анна слонялась по квартире, не зная, чем себя занять. Лежала на диване, щелкая пультом от телевизора, ела испеченное Лаир печенье и донимала Эйра:
- А кино в вашем мире есть?
- Нет.
- Радио?
- Нет.
- Компьютеров, как я понимаю, тоже. И ноутбук с собой взять нельзя. Верно?
- Именно так, Наири.
- Самолеты? Машины? Электричество хоть изобрели?
- Нет. Ничего этого в Эстрайе нет. Даже огнестрельного оружия.
- А... почему? Вы же ходите из мира в мир. Неужели не подсмотрели?
- Все, что нужно - увидели. Я, например, неплохо стреляю из пистолета и ружья. Но только, когда я здесь. В нашем мире невозможен сильный технический прогресс. Наш мир устроен так, что сам отвергает его. У нас есть магия. Единственное, порох прижился, вернее, мы сами его изобрели. Для фейерверков.
- А стрелы? Стрелы вы используете?
- Конечно. Еще копья, дротики... У воинов нашего мира богатый арсенал.
- Значит, против пули щит выставить можно, а против стрелы - нельзя?
Эйр улыбнулся так снисходительно, что Анна почувствовала жар - кровь прилила к лицу, заставив полыхать щеки. Причиной было не смущение - гнев. Разговаривает с ней, как с ребенком малолетним!
- Так что там со стрелами?
- Они бесшумны, Наири. Кто увидит, откуда прилетела смерть? А носить щит все время могут немногие демоны. Очень немногие. Даже мне это не под силу.
- "Даже мне"?
- Я не хвастаюсь, госпожа, - почему-то смутился рораг. - Я воин, а не маг. Но вы не беспокойтесь. Ваши телохранители будут держать щит днем и ночью, сменяясь по мере усталости. Вам не угрожают даже заговоренные стрелы!
Анна вздохнула:
- Скажи, с чего ты взял, что я только о собственной безопасности думаю?
- О вашей безопасности должен думать я.
- А что остается на мне? Чем я займусь там, в Эстрайе? Ну, за исключением... Кстати, ты же помнишь свое обещание? Даже, если я никогда не захочу...
- Разумеется. Я дал слово рорага! А что касается остального... просто живите. Так, как вам нравится. Ешьте, что любите, пейте, что хотите. Гуляйте, отдыхайте... В вашем распоряжении восемь дворцов и основная резиденция в столице. Вам не придется скучать.
- Лаир говорила. Кстати, а где она?
- Ушла в магазин. Хочет приготовить что-то особо вкусное. Сегодня ваш последний день в этом мире. Пожалуйста, насладитесь им в полной мере!
"Насладитесь". Анна горько усмехнулась. Интересно, как? Из дома инкуб не выпускает, а сидеть в четырех стенах сил уже нет.
- Вам скучно, Наири? Потерпите. Совсем скоро вся ваша жизнь изменится.
- Меня и прошлая устраивала, - Анна откусила печенье и потянулась к чашке. - Пусто!
Эйр тут же испарился. Через несколько минут на столике исходила паром кружка, стоял молочник и сахарница.
- Быстро ты. Так когда Лаир вернется?
Инкуб достал телефон:
- Не терпится попробовать её стряпни?
- Не терпится поболтать. С тобой скучно. Заладил одно и то же: Наири, Наири...
- Прошу прощения, - Эйр поклонился и отошел к окну. Из прижатой к уху трубки слышались длинные гулки.
- Что, не берет? Ну и не надоедай девочке. И отойди от окна - может, я в последний раз на звезды любуюсь.
- Звезды в Эстрайе...
- Это в Эстрайе. А я про наши, земные.
Анна открыла створку и зажмурилась, подставляя лицо ворвавшемуся ветру. В носу засвербило и она громко чихнула.
- Будьте здоровы, Наири!
В дверях стояла Лаир.
- Спасибо!
Эйр покосился на Анну, словно боясь, что она исчезнет, и быстро вышел из комнаты. По дороге зацепил под локоть Лаир и утащил за собой. Анна поглядела в след, пожала плечами и опять взяла печенье.
- У меня стресс. Мне нужна вкуснятина! - сообщила она своему отражению в экране выключенного телевизора.
Лаир превзошла саму себя. Длинный журнальный стол ломился от яств, большую часть которых Анна угадать так и не смогла. Маленькие, на два-три глотка пиалы закрывали всю поверхность. В них светились серебряными отблесками прозрачные бульоны, темнели разнообразные супы, золотились густые похлебки. В крохотных блюдцах горками лежали кусочки чего-то непонятного, но очень вкусно пахнущего. И красивого. Казалось, лето расщедрилось и подарило пиршественному столу все свои краски и яркость. Словно солнце залило цветущую поляну.
- Очаровательно!
Лаир улыбнулась, склонилась в низком поклоне и исчезла на кухне, стоило Эйру чуть повести бровью. Сам инкуб откупорил бутылку белого вина и осторожно наполнил бокал.
- Мне что, и сейчас одной есть?
- Наири, здесь нет достойных вас сотрапезников.
- Старая песня. Ты как заезженная пластинка, Эйр. Даже угадывать не надо, что скажешь в следующий момент.
Аппетит пропал. Но Анна честно выпила пряный бульон и пожевала травку, пахнущую свежим ветром - Лаир старалась, не стоило её обижать.
- Благодарю. Я спать.
Эйр всполошился:
- Вы плохо себя чувствуете? Совсем не ели...
- Я устала. А завтра трудный день. Все, спокойной ночи! - она старательно растянула рот в зевке.
"Церемония отхода ко сну" прошла в ударном темпе. Анна изо всех сил делала вид, что засыпает на ходу. Но когда свита покинула комнату, заснуть не смогла. Лежала до рассвета, пялясь в белеющий потолок. Её заметно потряхивало, но отступать от намеченного Анна не стала. Тут, в этом мире живут дорогие ей люди. Играть их жизнями - преступление. Наконец, утро сжалилось над измученной бессонницей Анной и потеснило ночь. Эйр и Лаир, встречавшие свою Наири на пороге комнаты, выглядели очень торжественно. Анна оглядела их, поежилась, и тут же переключила внимание на аромат, доносившийся с кухни.
- А мне нальете?
Эйр никак не мог искоренить привычку Наири завтракать только кофе. Но сегодня она послушно съела все: яичницу с сосисками, которую, помня о прошлой ошибке, Лаир поджарила как следует, горячий бутерброд с сыром и ветчиной и стакан персикового сока из пачки. Здесь было тяжело достать свежевыжатый, из настоящий фруктов, разве что апельсиновый. Но его, как убедился рораг, Анна не любила.
Как только госпожа поела, Эйр скатал ковер. Пыль под ним слежалась равномерным слоем, и рораг пришел в ужас:
- Ох, простите, госпожа. Я понимаю, что это жилище...
А Наири, казалось, было все равно:
- Раскатай обратно, вот и не видно будет. Мы же здесь ненадолго?
- Мне нужно нарисовать символы перехода. А здесь для этого подходить только пол... Госпожа, прошу вас перейти на кухню. Там неудобно, но уборка вас потревожит...
- Да уж. Потревожит... Хоть какое-то развлечение, - Наири поджала ноги, показывая, что с места не двинется.
Пришлось сметать мусор и вымывать пол в её присутствии. Эйр изнывал из-за нарушения этикета, злился на себя, что не смог обеспечить Наири подходящего жилья, на Лаир, которая двигалась со скоростью улитки... На саритов, да и на оба мира. При взгляде на Анну раздражение усиливалось, как было всегда, когда Эйр чувствовал себя виноватым.
- Наири...
- Мммм? - Анна оторвалась от созерцания спины Лаир.
- Простите, что отвлекаю от размышлений...
- Знаешь, на что можно смотреть бесконечно? На то, как течет река, горит огонь, и работает другой человек...
Наири улыбалась, но обреченность укутывало её ровным коконом, не выпуская её чувства наружу. И отсекая любой поток снаружи. Прорвать, преодолеть этот барьер казалось Эйру необходимым, но сил здесь и сейчас не хватало. Здесь нужны были другие инкубы. Или полукровки. Он, рораг, должен лишь защищать...
- Поверьте, госпожа, в Эстрайе вы найдете, чем пополнить этот список. Там много приятного для глаза, для слуха и для тела...
- Надеюсь, это так. Ты сейчас рисовать будешь?
Эйр спохватился. Пол высох, можно было приступать.
- Наири, мне нужно нарисовать символы перехода. Прошу вас, не отвлекайте меня. Если я ошибусь хотя бы...
- Ладно, ладно. Я тоже читала фантастические романы. Совсем нет желания выворачиваться наизнанку. Поэтому рисуй в свое удовольствие!
Эйр отключился от происходящего. Для мандалы использовались пять цветов, но нанести их требовалось очень аккуратно. И рораг ползал по полу, тщательно закрашивая его цветным мелом. Иногда в дверях появлялась Лаир. Она кидала беспокойный взгляд на рорага, на узор, и исчезала. Анна тоже молчала - мешать в столь важном деле не стоило. При этом старательно гасила любопытство - неожиданно для себя самой она заинтересовалась происходящим. И начала волноваться, хотя еще недавно казалось, что расшевелить её уже ничто не сможет.
Наконец, Эйр выпрямился, взглянул на часы и довольно улыбнулся:
- Готово.
- Ты уверен? Нас не перенесет куда-нибудь в центр озера?
- Нет. Все правильно. Но и в случае с озером Наири нечего опасаться - я хорошо плаваю.
- Что?
Это сообщение возмутило Анну. Значит, Эйр не уверен? Но сознательно продолжает тянуть её в другой мир? В ярости она привстала с дивана, едва не коснувшись ногой розовой линии.
- Наири!
Эйр успел подставить руку и босая ступня оказалась в его теплой ладони.
- Пожалуйста, осторожнее.
Он снова смотрел на Наири снизу вверх. И снова ничего не чувствовал. Разве что...
- Вы замерзли?
Слишком холодная кожа. Такого не может быть в летний день, да и в доме тепло. Неужели события последних дней подействовали? Замкнулась в себе, как бы переживания в болезнь не превратились. А ноги...
Узкие ступни с аккуратными пальчиками. Тонкая лодыжка. И при этом - сильные икры под его пальцами. Но не перекаченные. Наири приходилось много ходить, бездействие для неё губительно... Поняв, что массаж мало помогает, Эйр наклонился, стараясь согреть кожу дыханием. Ниже, ниже.. и вот его губы скользнули по изящному подъему, устремились выше...
- Они всегда холодные.
Анна убрала ногу, поджала под себя.
- И руки - тоже. Проблемы с сосудами. Так что там с переходом?
Не такой реакции он ждал! Но тут же взял себя в руки:
- Через двадцать минут. Наири, вы готовы?
- Готовься, не готовься, а все равно как щенок в стремнину. Я правильно поняла, что ничего с собой взять не могу?
- Почему? - Эйр искренне удивился. - Лаир остается здесь, она приведет в порядок квартиру и переправит все необходимое в Эстрайю.
Анна насторожилась:
- Ты же говорил, что перенос сложен? Или...
- Все верно. Переход забирает много сил и магии. Но это не имеет значения, если Наири желает, мы найдем и перенесем что угодно. Или... кого угодно.
Последнее Эйр произнес тихо-тихо, словно просто дыхание вылетело сквозь приоткрытые губы. Но он хорошо понимал, что Анна услышит все, до последнего звука.
Она не отреагировала. Впилась глазами в циферблат стареньких часов, украшавших стену и молчала, пока секундная стрелка четко, как разводящий на параде, двигалась по кругу. За пять минут до назначенного времени Эйр подал руку, помогая встать с продавленного дивана:
- Пора, Наири.
Анна судорожно вздохнула, растерянно огляделась, но взяла себя в руки.
- Что мне делать?
- Обнимите меня.
- Что?
- Мы должны слиться в одно целое. Обнимите меня как можно крепче. И ничего не бойтесь - я не разожму рук. Лаир!
Его вскрик утонул в истеричном вопле. В дверях стояла суккуб. Её глаза сверкали и злоба, плескающаяся в них, грозила затопить все вокруг. Зарычав, Лаир дала ей волю.
Эйр тигром метнулся навстречу, аккуратно перескочив невесомые линии мандалы. Выбив кухонный нож, отбросил суккуба прочь, но входная дверь громыхнула, слетая с петель, и в квартиру ворвались демоны.
- Уходим!
Отшвырнул первого нападающего в столпившихся у входа саритов, Эйр выиграл несколько мгновений. Кинулся в центр комнаты, обхватил Анну:
- Сейчас. Осталось немного.
Анна видела летящий в неё клинок, но тело не слушалось. Как в страшном сне, когда пытаешься убежать от чего-то страшного, стараешься изо всех сил, и... остаешься на месте. И нет спасения от надвигающегося ужаса. Но в этом сне между Анной и ожившим кошмаром встал Эйр. Остро отточенный нож вошел ему в шею.
Время остановилось. Звуки стали какими-то далекими. И только щелчки секундной стрелки четко и ясно отдавались в ушах. В такт биению сердца. В ритме бьющей из перерезанной артерии крови.
Теплый поток залил Анне одежду. Эйр хватал за руки, хрипя что-то. Она наклонилась к самым губам, стараясь расслышать. Лицо тут же стало липким, во рту появился привкус соли и железа.
- Не... отпускайте. Мы сейчас...
- Заткнись!
Часы превратились в метроном. И отсчитывали теперь не секунды до переноса, а время жизни. Анне его хватило. Привычным движением она зажала артерию, перекрывая алый фонтан и крепко прижала инкуба к себе - секундная стрелка догнала минутную и часы щелкнули, прежде чем разродиться хриплым боем. Комната вокруг подернулась рябью, поплыла, как акварель по мокрой бумаге. Смазались фигуры врывающихся в дверь саритов, оборвался захлебывающийся крик Лаир. Все закружилось, словно взбесившаяся карусель, и какая-то сила попыталась вырвать обмякшего Эйра из рук Анны. Но она только крепче вцепилась скользкими от крови пальцами в его одежду, обняла, словно потерянного и вновь обретенного любовника. Миг, другой и... все закончилось.
Воздух вышибло из легких, когда Анна упала на жесткое. Она так и не разжала рук, и потерявший сознание рораг придавил её к полу, мешая дышать.
Попытка выбраться провалилась - обмякшее тело всегда тяжелее. Анна забилась, как попавшая в силок куропатка.
Внезапно тяжесть исчезла. Эйра подняли. Анна потянулась следом, стараясь не отпустить артерию.
- Осторожнее!
Поднимавшие инкуба люди замерли.
- Кладите на пол.
Анна не смотрела на помощников. Сейчас для неё существовал только раненый. Тело действовало само, по раз и навсегда вбитому в память алгоритму, а мозг искал выход. Как всегда в экстремальной ситуации.
- Нужно жгут наложить. Есть что-нибудь подходящее? Нет? - Анна оглядела столпившихся вокруг мужчин и ткнула в ближайшего пальцем. - Давай ремень! Эйр! Эйр, сволочь, не смей! А ну, приходи в себя! Что встали? Помогайте! Заведите ему руку за голову. Да, вот так.
Накладывание жгута на шею дело ответственное, но привычное. Анна ловко перекинула ремень через поднятую руку, зафиксировала и обернулась к помощникам.
Трое мужчин в черной одежде с золотой отделкой стояли с трех сторон. Между ними, на каменном полу, раскинулась мандала, частично залитая кровью. Часть линий, нарисованных цветным песком, смазалась. Но теперь это не имело значения - свою функцию они выполнили.
Чуть дальше полукругом выстроились еще мужчины. Их костюмы напоминали мундиры. Белые с золотом, словно парадная форма морских офицеров. Анна отметила это краем сознания, сосредоточившись на Эйре, которого поднимали люди в такой же одежде.
- Ему операция нужна. У вас тут врачи есть? Я не смогу сама сосуд зашить.
Мужчина в черно-золотом выступил вперед.
- Не беспокойтесь, верховному рорагу немедленно окажут помощь.
По его знаку Эйра уложили на невесть откуда появившееся покрывало и быстро унесли. А мужчина продолжал:
- Позвольте представиться, Наири. Меня зовут Тапар, я старший в группе магов, призванных обеспечить вашу безопасность.
Но Анну больше заботил Эйр:
- Его... точно прооперируют?
- Командир бывал и не в таких переделках, Наири, - отправив Эйра, один из мужчин вернулся.
Дождался, пока Анна обратит на него внимание, он быстро коснулся земли правым коленом и склонил голову:
- Я Пайлин, десятник королевских телохранителей. Пока не будут выбраны ваши личные рораги, мы принадлежим вам.
Анна оглядела сильно выросший штат:
- Однако. А... умыться мне можно?
Застывшая кровь неприятной коркой стянула кожу. Одежда стояла колом. Запах соли и металла преследовал Анну, в какую бы сторону она не повернулась.
Мужчины засуетились, указывая дорогу. Только идя по петляющей между деревьями тропе, Анна поняла, что перенеслась не в дом. Мандалу нарисовали на полу большой беседки, увитой лианами. А дом... дом оказался дворцом. Огромным, с множеством галерей и многослойных крыш, увенчанных золочеными шпилями. Анна даже остановилась, увидев это великолепие.
Пайлин перехватил её взгляд и извиняющимся тоном посетовал:
- Простите, Наири. В целях безопасности до назначенного дня вам придется пожить в охотничьем домике короля. Потерпите немного.
- Немного... это сколько?
- Около трех седьмиц. Жрецы должны выяснить точную дату вашего вступления в Храм Белых Облаков.
У порога ровной шеренгой выстроились инкубы. Пайлин обошел Анну и встал впереди подчиненных:
- Рораги королевского дома приветствуют кара-наири, и готовы служить ей!
Единым движением телохранители опустились на правое колено, склонив голову. И так же четко поднялись. Анне стало неловко: одиннадцать военных в красивых, с иголочки мундирах, и она - взлохмаченная, в крови...
Но рорагам было все равно. Заняв места справа и слева, они увлекли Анну вглубь чертога.
Проходя по галерее, она не могла понять, почему это великолепие скромно назвали "домиком". Как же роскошны тогда дворцы? Разгадку оставила "на потом" - сил осталось только на молчаливое подчинение.
Оказалось, вели её умываться. Ванна представляла собой огромную кадушку. Она стояла под навесом, который поддерживали резные золоченые столбики. Вокруг росли высокие деревья с завязями плодов на ветках, а между ними сидели роскошные кусты. Красные, белые, розовые цветы почти закрыли собой темно зеленые кожистые листья. Анна вздохнула аромат... невесомый, подобный сну о сне... И такой же чарующий.
Едва Анна вступила на прогретый солнцем деревянный пол, телохранители разделились. Шестеро, поклонившись, исчезли среди деревьев, остальные окружили беседку, повернувшись к Анне спиной.
Четверо мужчин в белых с золотом одеяниях ждали возле бадьи. Анна узнала целителей, принявших у неё Эйра. И тут же засыпала их вопросами.
Те только кланялись в ответ да повторяли, что с Верховным Рорагом все в порядке. А потом окружили Анну и попытались расстегнуть на ней блузку.
Она отшатнулась, сделала несколько шагов назад и уперлась спиной в столб. Руки инкубов были нежными и очень сильными. В конце-концов, не выдержала и просто закатила истерику.
Целители отшатнулись, стоило ей завизжать. Попытались успокоить, но Анне было уже все равно. Она заходилась криком, не видя и не слыша ничего вокруг.
Опешившие рораги сами запаниковали. С четырех сторон подскочили охранники. Впереди всех под навес ворвался Пайлин и, не долго думая, обхватил Анну за плечи и сильно встряхнул. Она тут же замолчала, глядя на десятника широко раскрытыми глазами, в которых светился ужас. Страх на лице самого Пайлина немного отрезвил.
- Руки... убрал.
Он тут же отступил. Анна перевела дух и огляделась.
Все инкубы, включая охранников, лежали на полу, уткнувшись лицами в сложенные ладони. В наступившей тишине Пайлин осмелился поднять голову:
- Позвольте узнать - что случилось? Кто напугал вас, кара-наири? Уверяю, никто не посмеет...
Анна смотрела в его светло оливковые глаза и видела полное недоумение. Этот смуглый военный на самом деле не понимал, что произошло!
А еще, где-то на краю сознания, возникла мысль о то, что в Эстрайе даже солдаты красивее многих актеров. Или их специально подбирают еще и по внешности?
Сообразив, что не о том думает, Анна тряхнула головой:
- Скажи, как называется, когда четверо мужиков тянут руки к беззащитной женщине?
- Тянут руки? Что... - он вдруг понял, и облегчение стерло тревогу с лица. - Никто не осмелится прикоснуться к вам с плохими намерениями. Целители всего лишь хотели помочь кара-наири принять ванну. Простите, но в целях безопасности из домика удалили всю челядь. Здесь только рораги.
- А сразу сказать было нельзя? Устроили цирк. Я и сама помыться в состоянии.
Но как Анна ни старалась, как ни просила - Пайлин остался непреклонным. Кара-наири невозможно остаться без охраны даже на мгновение.
Но и сама Анна решила не уступать. Споры с Эйром научили, что рано или поздно можно найти компромисс даже с упрямыми рорагами. И он был найден!
Между колоннами натянули широкие полотна, превратив навес в шатер. Рораги остались снаружи. Анна видела их силуэты.
И только один целитель остался внутри:
- Я должен осмотреть кара-наири. Тело человека хрупко, а Переход выдался тяжелым.
Анна закатила глаза. Но потом решила что, как и дома, у врачей нет пола. И согласилась на осмотр. Только белье снимать оказалась. Но целитель и не настаивал.
Внимательно осмотрел Анну с голов до ног, потом провел рукой вдоль спины, груди. Близко-близко, так что чувствовалось тепло его рук. Но ладонь замерла в нескольких миллиметрах, так и не коснувшись кожи.
Закончив поверхностный осмотр, инкуб встал напротив анны и прошептал:
- Прошу прощения за дерзость, моя госпожа...
И прежде, чем Анна поняла, что он имел в виду, целитель впился своим взглядом - в её.
Она замерла, не в силах пошевелиться. Даже моргнуть не получалось. За эти мгновения полного паралича Анна перешла от слепой ярости к холодной злобе. И, когда инкуб отступил, тихо спросила:
- А в моей голове копаться - тоже входит в обследование?
- Что вы, кара-наири. Я бы никогда не посмел... Да и навыками чтения мыслей не обладаю. Просто радужка глаза обладает свойством откликаться на различные недомогания внутренних органов. А вас я зафиксировал, дабы можно было рассмотреть глаза без помех.
- Иридодиагностика, значит, - поверила ему Анна и повернулась к бадье: - Теперь я могу помыться?
Целитель не ответил - он перебирал крохотные флакончики, стоящие на столике. Отложил один, другой... В низкой баночке перекатывались разноцветные шарики. Инкуб выбрал синий и голубой. И отсыпал белого порошка.
- Кара-наири уверена, что ей не потребуется помощь?
- Уверена. Только мыло дайте. И шампунь. Или что там у вас вместо них...
Целитель тут же принес все, что отобрал. Самлично кинул в воду оба шарика. Они запузырились, плавая по поверхности, а потом медленно пошли ко дну. Порошок растворился сразу.
- Вот это - палец с безупречно ухоженным ногтем уперся в баночку с массой, похожей на крем, - нанесите на кожу тела. А это - легко прикосновение к граненому пузырьку - вылейте на влажные волосы и вспеньте как следует. Потом смойте и ополосните водой с добавлением вот этого отвара.
Анна поднесла к лицу прозрачную бутылочку с зеленоватой жидкостью. Запахло свежескошенной травой и чем-то приятно-кислым.
- Спасибо, - поблагодарила она целителя.
Тот поклонился и собрался выходить. Анна остановила его:
- А что насчет одежды?
Он указал на стоящий на полу широкий поднос на ножках. Рядом с аккуратно сложенной одеждой на нем Анну ждали браслеты и заколки:
- Кара-наири, возможно, одежда наших женщин отличается от привычной вам. Если возникнут сложности - прошу, не стесняйтесь. Мы здесь, чтобы служить вам!
Инкуб как в воду глядел! Для начала Анна не нашла белья. Вообще никакого! Потом рассмотрела то, что ей предстояло носить.
Узкая юбка до щиколоток. Прямая, без единой вытачки. Но - шелковая, расшитая по подолу цветами.
С ней Анна справилась - закрепила её на бедрах широким поясом-цепочкой с большой круглой пряжкой.
А вот с верхней частью гардероба все оказалось сложнее. Вернее, верха не было совсем. Вместо блузки ил рубашки на подносе лежал отрез шелка. Длинный и не очень широкий.
Анна покрутила его в руках. Будь ткань шире, её можно было принять за сари. А так... Анна посмотрела на занавески, на которых застыли тени её телохранителей. Просить о помощи не стыдно, но предстать перед мужчинами полуголой... Ну уж нет!
- Кара-наири! Госпожа!
Голос, полный тревоги отвлек Анну от раздумий. Она тут же прижала шелк к груди, прикрываясь.
- Что случилось, Пайлин?
- У вас все хорошо, кара-наири? Вы слишком долго принимаете ванну. Позвольте, я войду!
- Нет!
Видимо, что-то в её голосе встревожило рорага, и он решительно отодвинул занавеску.
Анна замерла, буравя его взглядом.
Телохранитель сразу понял, в чем проблема:
- Позвольте вам помочь. Я... не буду смотреть.
Выхода у Анны не было - или поселиться прямо здесь, или принять помощь. Она выбрала второе:
- Как это носят? И почему не принесли никакого белья?
- Простите? Я не понимаю.
Пайлин честно зашел ей за спину, и теперь бережно обматывал ткань вокруг талии, поднимаясь все выше, к груди.
- Женщинам в Эстрайе не носят нижнее белье. Разве что набедренные повязки. Но в этом наряде нужды в ней нет...
Пока говорил, успел замотать Анну в шелк, соорудив подобие топа. А длинный край отреза закинул через плечо, оставив свисать за спиной. И отступил с поклоном:
- Кара-наири...
- Расческа есть?
Пайлин тут же подал гребень. Анна взяла не глядя, и быстро расчесалась.
- У госпожи короткие волосы, - услышала печальный вздох.
Пайлин все так же стоял рядом, протягивая браслеты. Таких тяжелых Анна еще не носила. Они закрыли руки почти до локтя.
- Кандалы, - она попыталась снять неудобные украшения, но Пайлин побледнел:
- Нет, госпожа. Пожалуйста, не надо.
- Почему?
- Они помогут скрыть ваше присутствие в Эстрайе.
Магия? Анна всмотрелась в чеканный рисунок. Непонятные символы, соединенные тонкой вязью...
- Оберег? Ну, пусть так. С вами и в бога, и в черта поверишь.
Одна из полотняных стен упала.
Пайлин сделал шаг в сторону и приглашающе вытянул руку в сторону мощеной дорожки.
Стоило Анне ступить на неё, громкий голос возвестил:
- Кара-наири направляется в свои покои!
- А Эйр звал Наири! - шепнула Анна десятнику. - В чем разница?
- Наири вас будут называть после церемонии Обретения. А пока вы - лишь наследница.
Анна приподняла бровь, но промолчала. Здравый смысл, забившийся в самый уголок сознания, ехидно ухмыльнулся.
Шествие получилось, как в кино. Впереди, показывая дорогу, выступал Пайлин. За ним, сопровождаемая по обе стороны рорагами - Анна. При этом инкубы старательно чеканили шаг, приноравливаясь к её темпу.
Остановились перед высокой резной дверью. Через сквозные прорези виднелась трепещущая от ветерка легкая ткань. Пайлин распахнул ажурные створки и отступил, пропуская Анну:
- Если вам что-то не понравится, скажите - переделаем.
Она послушно переступила порог и замерла, пораженная пространством: вся её квартира была раза в три меньше этой комнаты! Солнце, врываясь в огромные окна, заставляло ослепительно сверкать золотые поверхности. Подсвечники, расставленные тут и там, массивные рамы картин... По полу плясали разноцветные блики. Анна подняла голову в поисках источника. С потолка свисала хрустальным дождем роскошная люстра.
У дальней стены пол вздымался ступеньками. Они вели к помосту, который венчало кресло, больше напоминающее трон.
- Кара-наири?
Тихий голос вернул Анну в реальность. Вздернув подбородок, чтобы скрыть замешательство, она прошла вперед.
Пайлин держался за её правым плечом. Как только Анна немного осмотрелась, поинтересовался:
- У вас сегодня был тяжелый день. И обед пропустили. Где прикажете накрывать - здесь, или на веранде?
- Что, тут еще и веранда есть?
Шок накрыл новой волной. Но усталость оказалась сильнее, она даже голод заглушила. К тому же, немного осмотревшись, Анна вспомнила о своем пациенте:
- Поем позже. Скажите лучше, как Эйр? Его прооперировали?
- Не беспокойтесь. Командир идет на поправку.
- Уже?
Помощь, конечно, была оказана вовремя, но сказать, что рораг выздоравливает...
- Невозможно.
Только припечатав приговор, Анна вспомнила, что Эйр - не человек. Интерес к окружающему тут же вытеснил усталость:
- Я хочу его увидеть!
Лица рорагов превратились в маски. Суя по всему, только выучка позволила им остаться невозмутимыми. Пайлин же встревожился:
- Госпожа, вы утомлены после Перехода... Прошу вас, отдохните! А утром командир сам придет.
Это заявление подстегнуло любопытство.
- Где у вас больница? Далеко? Я должна увидеть его немедленно!
Пайлин сдался:
- Как скажете. Только тут нет больниц. Вокруг охотничьего домика запрещено возводить дома. Господин Эйр в крыле для слуг.
- Веди! И можно что-то поприличнее из одежды? Пока я свою постираю...
Узкая юбка не позволяла сделать шаг привычной ширины, заставляя семенить, а край шарфа постоянно норовил соскользнуть с плеча. Приходилось постоянно его придерживать.
Вместо ответа Пайлин прошел вперед и... отодвинул часть стены. За ней скрывалась комната, ненамного меньше спальни. Внутри, на бамбуковых шестах, висла одежда.
- Выбирайте, кара-наири. Все тут в вашем полном распоряжении!
Но при огромном количестве нарядов, выбирать оказалось не из чего. Отрезы вышитой ткани, шарфы, палантины, длинные юбки... и ничего комфортного. Анна вздохнула и отвернулась от шкафа:
- Ладно, пусть будет, как есть. Веди!
Её уже не занимали ни чудесные интерьеры, ни само шествие. Наметив цель, Анна перестала замечать происходящее. Сейчас был важен только Эйр. Его самочувствие и методы местных врачей, так быстро поставившие рорага на ноги.
Место, отведенное под лазарет, убивало тишиной. Пустой длинный коридор, очень светлый из-за множества окон. Эхо шагов бежало впереди, словно пытаясь предупредить о визите, но не успело. Пайлин без стука отворил одну из дверей, и Анна переступила порог.
На узкой кровати полусидел, обложенный подушками, Эйр. Рядом, с кипой бумаг с руках, стоял рораг и слушал командира:
- Нужно проверить, работают ли ловушки вокруг... Наири!
Эйр попытался вскочить. Рораг рухнул на колено. Несколько листов с записями выскользнули и веером рассыпались по полу.
- Лежи!
Анна удержала неугомонного телохранителя в кровати. Упрямец не желал нарушать субординацию, пришлось наклониться и слегка прижать его к подушкам. Их лица оказались близко-близко, так, что Анна почувствовала дыхание Эйра на щеке. Сразу стало неловко. Она поторопилась выпрямиться, но изгиб бледных губ какое-то время стоял перед глазами. Анна огляделась, скрывая смущение:
- Видимо, больничные палаты во всех мирах одинаковые. Кто тебя оперировал?
- Никто. Маги наложили лечебные заклятия. Завтра я буду здоров.
- Быстро.
Анна даже не попыталась скрыть удивления.
- Посмотреть можно?
Эйр тут же потянулся к повязке.
- Подожди. Дай я сама.
Чтобы снять бинт, пришлось снова придвинуться вплотную. Но Анне было все равно - сейчас перед ней находился не мужчина, а всего лишь пациент. Она разматывала повязку тур за туром, осторожно, стараясь не потревожить рану. Пальцы задевали гладкую кожу, и Анна поймала себя на мысли, что хочется прикасаться еще и еще, настолько приятными оказались тактильные ощущения. Наконец, бинт полностью оказался в её руках. Шов прикрывала теперь только пропитанная засохшей кровью салфетка.
Анна отвернула край и с сожалением отступила - отрывать от такой раны повязку было чревато. Эйр понял правильно. И резким движением сорвал ткань.
Анна вскрикнула - кровотечение могло снова открыться. Но на месте раны багровел хорошо сросшийся шрам.
- Ваши целители просто... - она запнулась, подбирая слово, - волшебники!
Эйр мягко улыбнулся:
- И все же я жив благодаря Наири. Во время Перехода такая рана смертельна даже для рорага.
- "Даже"? Хочешь сказать, обычно перерезанная артерия - царапина?
- Нет. Это серьезно. Но если есть время и возможность, я сумею остановить кровь и добраться до целителя вовремя.
- Любопытно, - Анна провела пальцем над шрамом, не касаясь кожи.
Но все равно почувствовала тепло. Шелковистое, обволакивающее...
- А... Ой, извини. Тебе отдыхать надо, а я с вопросами пристаю. Наверно, стоит поговорить с твоим лечащим врачом... Ой, с целителем, - поправила Анна сама себя. - Когда я могу его увидеть?
- Прямо сейчас, кара-наири.
В палату стремительно вошел Тапар. За ним торопился целитель.
- Если угодно, я отвечу на все вопросы. Но в другом месте. Госпожа, пожалуйста, вернитесь к себе...
Воспрянувшая было Анна сникла, сообразив, что её навыки тут не котируются. Она сейчас - как назойливый дилетант, закидывающий вопросами специалиста. Шуму много, а толку от объяснений - чуть.
- Наири?
Эйр, знающий её лучше остальных, уловил смену настроения.
- Все в порядке. Извини. Отдыхай.
- Наири, что случилось? - он снова попытался встать.
Простыня соскользнула, да бедер открыв жилистое тело. Мускулы угадывались под кожей, но не выпирали. Почти совершенство. Анна попыталась отвести глаза, но наткнулась на четкие кубики пресса. Они притягивали взгляд, уводя мысли дальше, под сбившуюся художественными складками простыню.
- Наири? Что с вами?
- Да нет. Ничего. Просто... устала.
- Пайлин! - В голосе Эйра зазвенела сталь. - Так ты выполняешь свой долг? Наири обедала сегодня? Или даже это не можешь сделать, как следует? Окружи её заботой и не позволяй утомляться!
- Простите, господин Эйр.
Пайлин замер, из живого мужчины превратившись в двигающуюся статую. Анна отвернулась и вышла. Остатки хорошего настроения улетучились. Она вдруг поняла, что жизнь изменилась. Полностью и бесповоротно. Отныне все зависит от инкубов, а все её знания и умения теперь не стоят и выеденного яйца.
А еще очень напрягали мужчины вокруг. Один краше другого. И, судя по тому, как двигаются - сложены не хуже своего командира. А еще, похоже, совершенно не стесняются наготы. Слишком уж спокойно воспринял Эйр соскользнувшую простыню.
Едва за Анной закрылась дверь, Эйр вернулся к делам:
- Обучите Наири тому, что ей понадобится в ближайшее время. Только особо не болтайте. И... берегите её. Хорошо берегите. От этой женщины зависит слишком многое.
- Да. А вы?
- А я завтра же еду в столицу. Надо доложить королю подробности. Ну, и еще кое-что сделать.
- Командир, вы уверены? Может, отдохнете день-другой? Все же Переход...
- Ерунда. Я почти здоров. Так, что там у нас дальше по плану?
Целитель положил руку Эйру на запястье. Пульс дергался, словно в агонии.
- Я ведь не смогу вас удержать? Постарайтесь хотя бы не напрягаться. Выспитесь сегодня. И никаких драк!

Анна вернулась к себе. Мысли играли в догонялки, но привести их в порядок ей не дали - усадили за стол, заставленный тарелками.
Она послушно проглотила все. Вкуса не почувствовала. Великолепие нового жилища больше не занимало. Но усталость и перемены в жизни прогнали сон, и после ужина, чтобы хоть чем-то себя занять, Анна отправилась исследовать отведенное ей жилище.
Помимо гостиной, ей полагалась спальня, ванная комната с настоящим бассейном и уборная. Даже самые укромные уголки в покоях блистали позолотой, сверкали хрусталем и рассыпались солнечными зайчиками витражей. Но самое большое впечатление произвел кабинет.
Одну стену заменяло раздвижное окно, и сад казался продолжением комнаты. На возвышении в середине комнаты стоял монументальный стол и кресло. Но царствовали в кабинете все-таки книги.
Они были везде: высокие, до потолка полки хранили одетые в кожу фолианты. В шкафах, в строгом порядке, лежали тубусы со свитками. Пергамент, бумага, папирус... Анна открывала один том за другим, но знаки, ровными рядами покрывающие страницы, были неизвестны.
- Почему я ничего не могу прочитать?
- Госпожа, книги написаны на языке Эстрайи.
- А вы что, все учили русский?
- Простите?
- Вы со мной русским языком говорите.
- Нет. Кара-наири, инкубы все-таки демоны. Мы передаем вам образы. И принимаем их от вас.
- Вот как? Значит, вдобавок ко всему, еще и в голове у меня копаетесь, телепаты...
Договаривать она не стала, просто молча направилась к спальне. Залезла под одеяло прямо в одежде и попросила:
- Можете меня одну оставить? Я спать хочу.
Пайлин встревожился. Кара-наири, только что изучавшая окружающее, вдруг потеряла интерес ко всему. Взгляд погас, лицо превратилось в спокойную маску. Конечно, могла сказаться усталость, но рораг чувствовал - это не так. И едва Анна закрыла глаза, кинулся в лазарет. Успевший изучить человека командир был единственным, кто мог предупредить катастрофу.
Эйр пытался хоть немного поспать, чтобы восстановить силы перед дорогой. Выслушав десятника, тут же вылез из-под одеяла. Его шатало, колени подгибались, но он натянул мундир и, придерживаясь за стену, зашагал в сторону покоев Наири.
- Госпожа совсем загрустила. И ела без аппетита.
- Почему сразу не доложил?
Перед резными дверьми Эйр остановился, собираясь с силами. Волосы на висках намокли, капля пота слезой сползла по щеке. Наконец, взяв себя в руки, рораг толкнул створки и вошел.
Анна лежала, бездумно вглядываясь в складки балдахина. Появление Эйра прошло незамеченным.
- Наири?
Она медленно повернула голову, узнала инкуба и резко вскочила. Бордовое одеяло упало на пол.
- Зачем ты встал?
- Все в порядке.
Эйр попытался высвободить руку из цепких пальцев Анны, но та только поморщилась, считая пульс. Рораг замер, пережидая.
- Слишком частый и прерывистый. Только не говори мне, что у инкубов это норма!
Она подвела его к дивану, заставила опуститься на мягкие подушки.
- Зачем так рисковать? Мы же только что виделись.
- Но с того времени Наири успела заскучать.
Анна горько усмехнулась:
- Тебе о каждом моем шаге докладывают?
- Конечно, - Эйр остался серьезным. - Я благодарен за заботу, но ваше самочувствие куда важнее. Вас что-то беспокоит? Напрасно. Я готов заново принести все клятвы...
- Это что-то изменит? Сдержи только одну, Эйр. Найди мне замену. Иначе я свихнусь.
- Я... понимаю. Тут все чужое, непривычное. Примите случившееся как новый опыт, как приключение, наконец. Пайлин обучит вас самому необходимому, ответит на любые вопросы...
- Пайлин? Не ты?
- Увы, госпожа. Я принадлежу королю. И завтра с утра отправляюсь во дворец.
- Но ты обещал...
- Я вернусь, как только смогу. А пока постарайтесь поверить тем, кто окружает вас. Они жизни свои отдадут ради вашей безопасности.
- Я это уже слышала.
- Вы справитесь, Наири.
Эйр поднялся, готовясь уйти. Во время прощального поклона окружающие предметы затеяли хоровод. Попытался удержаться, но ноги подвели окончательно и Эйр упал. Прямо на Анну.
Она среагировала мгновенно. Извернувшись, перекатила инкуба на диван и привычным жестом приподняла веко, проверяя зрачок. Нащупала пульс. Он ей совершенно не понравился.
Анна уже приготовилась реанимировать, но спохватилась и медленно убрала руки. Бездействовать, когда рядом нуждаются в медицинской помощи, было непривычно, однако сейчас высока вероятность навредить. Кто знает, что для этих инкубов норма?
- Эйр, ты меня слышишь?
Осторожные похлопывания по щекам не помогли.
- Эй! Очнись!
Пощечины стали жестче. Потом Анна ухватила инкуба за мочки ушей и сильно потерла.
- Глазки открываем! Аууууу.
Нашатыря под рукой не было. Смочить виски спиртным? Но какая будет реакция?
Анна подбежала к двери и позвала.
Рораги ворвались, готовые убивать. И замерли, глядя на неподвижное тело.
- Вот, - вздохнула Анна. - Обморок. Сделайте что-нибудь, а?
Тапар оттеснил её от дивана:
- Наири, вам не стоит самой с ним возиться. Для этого есть мы.
Маг проверил зрачки и пульс. И... переключил внимание на Анну:
- Госпожа, вы побледнели. Переутомились? Сейчас я пришлю целителя, он заварит травы...
- Обо мне не беспокойтесь...
Но маг уже увлек её из комнаты.
Медового оттенка дерево веранды покрывал толстый ковер. Анна провела рукой по мягкой поверхности. Пальцы запутались в приятных на ощупь ворсинках. Шелк. И большие разноцветные подушки тоже из него. Как и полупрозрачные белые занавески. Они создавали иллюзию уединения, не мешая любоваться великолепным пейзажем.
Прямо перед верандой, на полоске ухоженного газона, отражала солнечные зайчики спокойная поверхность прудика. Одинокий розовый лотос поднял полураскрытую голову над водой и замер, словно оглядываясь. Чуть дальше застыли в дреме деревья, лишь изредка обмахиваясь зелеными веерами листьев. И непонятно было - то ли легкий ветерок создает это движение, то ли сам рождается из него...
Анна откинулась на подушки, созерцая окрестности. От успокаивающего отвара Тапара стало хорошо и спокойно. Тревоги последних месяцев внезапно улетучились, словно не было резкой перемены в жизни. Рораги замерли у столбиков, поддерживающих шелковый полог, и напоминали статуи. Неподвижны. Красивые. И словно неживые. Анна перестала их замечать почти сразу, и очнулась, только когда заметила, что не торопясь ест из крохотных мисочек, расставленных на широком подносе.
Манго со сладким рисом, жареный в кляре банан, дыня, залитая воздушным облаком крема... Вместо вилки в пальцах удобно устроились палочки. Анна отложила их в сторону и застонала - тяжесть в животе мешала двигаться. Так много и часто она еще никогда не ела!
Движение за спиной привлекло внимание. Коленопреклоненный рораг осторожно покачивал большой веер, создавая прохладу. Синие, с переливом перья оттенялись мелким жемчугом. Нанизанный на нитку, он рассыпался по темному фону фантастическими узорами.
- Можно посмотреть?
Рораг молча протянул опахало. Анна повертела его в руках, любуясь изящной вещицей. Но мысли уже перестали течь спокойно, требовался выплеск энергии.
- Как Эйр? Ничего не известно?
- Капитан пришел в себя и теперь отдыхает.
- И навестить его, конечно, нельзя.
- Нежелательно, госпожа. Командиру сейчас необходим покой. Но если кара-наири настаивает...
- Да Бог с тобой, что я, нелюдь? Пусть отдыхает.
Анна вздохнула, она на самом деле переживала за Эйра. Прилипала, похуже банного листа, но... привычный. В отличие от остальных.
Решив, что именно этим и объясняется её тревога, Анна откинулась на подушки и прикрыла глаза - впечатлений оказалось слишком много.

Эйр старательно впихивал в себя принесенную Тапаром курицу с рисом и овощами. Маг стоял рядом, держа наготове кружку с отваром.
- Может, отложишь поездку? Или возьми повозку...
- Нельзя. Я не могу терять время. Так что оставляю все на тебя и Пайлина.
- Мне это не нравится, - маг поднял руку, заставляя Эйра замолчать. - Кара-наири ведет себя... - тонкие пальцы заплясали в воздухе, помогая подобрать слово, - неадекватно. Для людей такое состояние опасно. Тебя она знает, доверяет... Его Величество поймет, если ты отправишь с докладом кого-то другого.
- Доверить новости письму? Ну нет. Что касается Наири... Обеспечь её необходимым, и вскоре она захочет большего. Исполни все капризы человека - и мысль о вседозволенности закрадется в любую, даже самую умную голову. И тогда то, что казалось неприемлемым, станет нормой. С ними всегда так. Не беспокойся. Наири вернется очень скоро, - Эйр отложил ложку. - Ну, давай сюда свое лекарство. И разбуди ближе к полуночи.

Длинный, пронзительный стон взвился к звездам. Анна резко села, оглядываясь. Пруд с лотосом спрятался во мраке, а деревья, что так манили спрятаться в тени днем, теперь темнели непонятной, пугающей стеной.
Стон повторился. Анна поежилась. Нервы словно на вал намотало.
- Что это?
- Жверинда, - рораг бережно накинул на плечи Анны мягкую шаль. – Для кара-наири она не опасна.
- Вот как…
Анна укуталась поплотнее. Её знобило – то ли от вечерней прохлады, то ли крик так подействовал.
- Госпожа, вам лучше уйти в дом. Ночи в этих краях холодные.
- Наверное, - она направилась за рорагами. – Как Эйр?
- Командир отдыхает. Вы тоже отдохните - день выдался тяжелым.
Анна пожала плечами. Интересно, что, по их мнению, она делала весь вечер?
Но, как оказалось, для отхода ко сну существовал целый ритуал.
Бассейн в ванной комнате наполнили горячей водой и напустили голубоватой, пахнущей фиалками пены. Снова пришлось выдержать бой за уединение. Анна злилась, но в душе понимала комичность ситуации: женщина в возрасте изо всех сил отбивается от молодых красавцев, горящих желанием услужить.
Явившийся Пайлин встал на её сторону. И перед уходом расставил на бортике бассейна пузырьки:
- Целители велели передать, раз уж вы их к себе не подпускаете. Это для волос, госпожа. Это - для тела. Вот этим можете умаститься, когда закончите купание...
Теперь Анна смогла искупаться как следует. Усталость отступила, да и нервы успокоились: если подглядывают - им же хуже, могли и поинтереснее занятие найти. А она не маленькая девочка, поднимать панику из-за мужских взглядов.
Для сна ей приготовили одежду, которая больше открывала, чем скрывала секреты женского тела. Анна хмыкнула - ну как есть мазохисты! Хотят мучиться - их проблемы.
Пайлин встретил у двери и проводил к кровати. Звякнули, качнувшись, хрустальные нити, сверкающим дождем свисающие по обе стороны от ложа. Упали занавески, более не сдерживаемые атласными подхватами. В комнате воцарился приятный полумрак.
Оставшись одна, Анна закрыла глаза. День был долгим, и последние события утомили.
Но то ли духота гнала прочь сон, то ли дневная дрема его перебила... Анна ворочалась на повлажневших от пота простынях, считала сначала белых, затем серых овечек. Наконец, решив, что виной всему свет, задула огонек в лампе.
Неестественная темнота обступила со всех сторон. Большое пространство спальни сыграло злую шутку - казалось, во мраке скрывается нечто живое, дышит и... шевелиться!
Над головой кто-то вздохнул, да так, что Анну обдало потоком воздуха. Завизжав, она скатилась с кровати, шаря руками по полу, в попытке нащупать хоть что-то, напоминающее оружие.
Створки двери грохнули о стену. Вместе в рорагами в комнату ворвался свет.
Чудовища рассеялись. И только одно продолжало ворочаться над кроватью, запутавшись в складках балдахина.
- Госпожа, кто...
- Там! - Анна ткнула пальцем в шевелящуюся ткань. - Что там такое?
Один из рорагов заглянул и недоуменно пожал плечами:
- Никого нет, кара-наири. Только опахало.
- Что?
Анна не поверила и сама полезла смотреть. Над кроватью, поперек реек, удерживающих ткань, висела тонкая деревянная пластина. Прикрепленная к ней тесемка то натягивалась, то опадала, заставляя опахало раскачиваться.
- Интересная конструкция. А предупредить не судьба? Меня чуть инфаркт не хватил!
- Простите, госпожа.
Инкубы извинялись, но Анна уже знала эту привычку: в любой непонятной ситуации - проси прощения. Все, на что хватило сил - усталый вздох:
- Мне дадут поспать?
Её вновь оставили одну. Задувать свечу Анна больше не решилась, так и задремала, глядя на танцующий огонек.
Но в мире сновидений оказалось еще хуже. Длинные коридоры ветвились, поднимались вверх лестницами, опадали крутыми горками... И кто-то шел следом, медленно, неотвратимо. Эхо шагов металось, обгоняло, кружило вокруг, но не отставало. Анна бежала, так, что сердце грозило пробить грудную клетку, и легкие пытались вырваться с кашлем... А преследователь неумолимо настигал, даже не ускоряя темпа.
Вырвал из нескончаемой ловушки протяжный крик. Анна вздрогнула и проснулась, таращась в темноту. Все не могла сообразить - где она. В яви, или еще продолжается сон.
На движение рядом с кроватью материализовался рораг. Свеча уже погасла, и Анна не видела лица мужчины. Но едва заметный в темноте силуэт сейчас стоял между ней, и кошмаром. Впервые за последние дни Анна порадовалась, что не одна в комнате.
- Кара-наири? Вас потревожили?
- Крик. Снова.
Анна выбралась из кокона простыней и распахнула шторы.
Огромная, неестественно желто-зеленая луна освещала джунгли. И там, в глубине чащи, среди льнувших к деревьям лиан кричала неведомая жверинда. То ли от ужаса, то ли от отчаяния.
- Название я уже слышала. Но... кто это? Зверь?
- Рыбы. Они всегда так кричат во время нереста.
- Вот дела... Не знала, что рыбы орать умеют.
- Они еще и танцуют.
Анна оглянулась на рорага - смеется? Но инкуб казался совершенно серьезным.
- Вижу, у вас тут много диковинок. Не заскучаю. Я... могу прогуляться?
- Кара-наири... - телохранитель чуть склонил голову и отступил к дверям.
- Подожди! Не говори остальным. Я хочу побыть в одиночестве.
- Мы не помешаем, госпожа. И накиньте шаль - из леса прилетает холодный ветер.
Анна подхватила палантин и вышла вслед за рорагом.
Он зажег фонарь, напоминающий оранжевый шар физалиса и пропустил Анну вперед, позволив самой выбирать дорогу.
Она присела на скамейку в саду, подставив лицо ветерку. Телохранитель замер за спиной.
Но не прошло и десяти минут, как появился Пайлин.
- Кажется, моя прогулка кое-кому поперек горла встала. Извини, я не знала, что это проблемы вызовет!
- Не беспокойтесь, кара-наири. Вы в своем праве... Кого-то ищете? - Пайлин смотрел, как она крутит головой, высматривая что-то в темноте.
- А? - Анна перестала оглядываться. - Эйра. Судя по тому, что ты лично сюда примчался, скоро и он явится.
- Командир уже уехал.
Конь хрипел, роняя на грудь и сапоги всадника клочья пены. Эйр не заботился о жизни животного - он должен успеть в столицу до рассвета. В демонской ипостаси дорога заняла бы часа три, но силы еще не восстановились, да и пополнить их будет непросто - из людей в Эстарйе только Анна. Потому и не принял помощи у остальных. Забрать хоть одного рорага значит - ослабить защиту Наири.
Столица встретила как обычно - шумом вливающейся в ворота толпы. Но перед ним поток расступился - черный мундир королевского телохранителя заставил всех прижаться к обочинам. Эйр даже коня не придержал - доклад государю куда важнее нескольких сбитых демонов.
Звание Верховного рорага позволяло Эйру являться к королю в любое время дня и ночи. Вот и теперь никто не посмел задержать спешащего по мраморным спиралям лестниц рорага. Он знал, куда идти - король начинал работу задолго до рассвета. Вот и теперь склонился над бумагами, и даже головы не повернул, когда Эйр вытянулся в струнку перед массивным столом. Бросил, листая страницы:
- Докладывай.
Эйр отрапортовал коротко, опуская подробности.
Выслушав, король аккуратно сложил письмо, которое читал, и вложил обратно в конверт.
- Справишься? Или еще рораги нужны?
- Справлюсь, Ваше Величество. Опасно раздувать штат, даже если это королевские телохранители.
- Как скажешь. Но не рискуй - сердце Эстрайи сейчас бьется в такт человеческому. Не позволь ему остановиться.
- Да, Ваше Величество.
- Когда обратно?
- У меня есть тут несколько дел. Как закончу...
- Поторопись. И явись на осмотр к моему лейб-медику. Неважно выглядишь. Не спорь! Это прямой приказ.
- Слушаюсь, Ваше Величество.
Эйр отсалютовал потерявшему к нему интерес королю и покинул кабинет.
Тело жаловалось после перехода и ночной скачки, шрам пульсировал болью, но рораг старался не обращать на это внимания. Приказ государя следовало выполнить в точности: поскорее управиться с делами и обеспечить полную охрану кара-наири.
В каземат, расположившийся под дворцом, даже глубже, чем винные погреба, входить без теплого плаща было чревато. Часовой посторонился, и толстая дубовая дверь закрылась за спиной Эйра. Дыхание срывалось с губ белесым облачком, и когда рораг дошел до большого зала, его ресницы поседели от инея.
В пыточной пришлось скинуть плащ и расстегнуть мундир - большую часть пространства занимал очаг. Багровое пламя с жаром обнимало железные прутья, которые для этого укладывали на решетку.
Эйр подал знак. Писарь тут же отложил гусиное перо и, собрав записи, выскользнул за дверь. Палач проверил инструменты и достал веревку.
- Я сам. Ступай.
- Вы уверены, господин рораг? Негоже вам, королевскому телохранителю, ручки марать... Мне это дело сподручнее.
- Я справлюсь. Иди. И скажи там, чтобы не мешали.
- Как скажете, господин. Ежели понадоблюсь - вон за тот шнурок дерните. Я точь-точь явлюсь!
- Хорошо. Да иди же!
В дверях палач столкнулся с двумя тюремщиками. Те старались протащить в узкую дверь безвольно обвисшее тело.
Эйр нахмурился:
- Уже порезвились? Кто велел?
- Да как можно, господин хороший? От страха в обморок бухнулась. У нас тут и не такие без чувств валялись. А с этой что взять? Тростиночка...
- Я понял. Поторопитесь!
Девушку подтащили к столбу и, защелкнув кандалы, протянули сквозь них цепь. Руки узницы взлетели вверх, но голова оставалась опущенной, и спутанные волосы закрывали лицо.
Эйр осторожно отвел слипшиеся пряди. Запавшие глаза открылись, в них не было ни тени страха.
- Что же ты наделала, дуреха? Зачем?
Она молчала. И взгляд не отвела.
- Так и будем в гляделки играть? - Эйр вздохнул. - А ведь я тебе верил.
Едва он убрал руку, как Лаир снова спряталась за покровом волос. Молчание затянулось.
- Лаир... Ну ответь. Зачем? Кто приказал? Скажи сама, тебе будет легче, ты же знаешь - у меня рука не дрогнет!
- Тогда хватит болтать!
Сипение мало напоминало яркий, звонкий голос Лаир.
- А если я не хочу? От тебя же ничего не останется!
- Жалеешь меня, господин капитан королевских телохранителей? Мне уже все равно. Делай, что обязан, и будь что будет!
- Лаир, подумай. Я не смогу еще раз дать тебе шанс. Наири...
- Да пошел ты! Вместе со своей Наири!
Рука рорага снова взметнулась к лицу Лаир, но от былой нежности не осталось и следа. Голова девушки дернулась.
- Не смей. Слышишь? Не смей даже думать о Наири неуважительно!
- А то что? Убьешь? Тогда поторопись!
Вместо ответа капитан сменил мундир на кожаный фартук и натянул толстые перчатки.
- Не вини меня. Я старался избежать этого.
- Господин Эйр!
Рораг замер, так и не прикоснувшись к раскаленному железу.
- Почему вы так её защищаете? Я ведь знаю, как капитан королевских телохранителей к людям относится. Только не говорите, что все это из-за долга. Или... - острый кончик языка быстро лизнул разбитые губы.
Лицо Эйра исказила брезгливая гримаса.
- Посмотрите на него! Наш храбрый рораг не может контролировать эмоции. А вдруг вот так же при своем божестве скривишься? Что скажет король? Его верная тень поставила под угрозу само существование Эстрайи...
Эйр прервал насмешки Лаир выверенным ударом. Окровавленные губы изогнулись в усмешке:
- Ладонью неба не закрыть. Я честнее тебя, господин телохранитель. Я не...
Вторая пощечина последовала вслед за первой. Хриплый смех напомнил воронье карканье.
- Это все, что ты можешь? Оплеухи раздавать?
Но Эйр уже сосредоточенно перебирал разложенные на столе инструменты:
- Ты действительно хочешь увидеть все мои умения? Тогда приготовься!

Рораг вошел в спальню без предупреждения. Распахнул занавески, закрепил подхватами кроватный полог. Солнечный свет залил комнату, мешая спать.
Заснувшая только под утро Анна зажмурилась и зарылась лицом в подушку. Но на рорага не подействовало:
- Кара-наири, пора вставать. Вы и так спали больше положенного.
- А Эйр про режим ничего не говорил!
- И все же...
- Это месть, да? За то, что ночью всех разбудила?
- Простите. Но у вас мало времени. Без строгого соблюдения графика вы не успеете пройти обучение до праздника.
- О нееет.
Анна села в кровати и уставилась на телохранителя:
- Ну, так и будешь стоять? Мне встать надо!
- Госпожа, я помогу... - мужчина метнулся к кушетке, на которой лежал широкий палантин.
- Сама справлюсь. Иди уж отсюда, а то я опять спать лягу, раз из кровати не выпускают.
Хоть рораг и ушел, Анна очень сильно подозревала, что сквозная резьба в двери кроме эстетического имеет еще и практическое значение. Поэтому, когда пошла умываться, поплотнее закрыла дверь. Как подогреть воду, она не знала, умылась холодной. Зато это помогло проснуться!
В гардеробной на всякий случай заперлась изнутри. Подглядываю - шут с ними, а ну как помогать ворвутся?
Оказалось, ничего приличного для неё так и не приготовили. Все прозрачное, очень короткое или напротив - слишком длинное. Узкие юбки с разрезами чуть не до талии, отрезы ткани, которые, судя по всему, надо было драпировать вокруг тела... И ни одной блузки!
Выбор одежды занял много времени, так, что даже охранники забеспокоились.
- Госпожа, у вас все в порядке?
Стук в дверь грозил перейти в выламывание.
- Да, уже выхожу.
Зеркало показывало что-то несуразное. Анне пришлось повозиться, чтобы выглядеть прилично. Она накручивала один слой ткани на другой, стараясь прикрыть наготу многослойностью. И радовалась, что с обувью таких проблем нет - босоножки на высокой танкетке вполне подошли под наряд.
Завтрак уже накрыли. Мясной суп с лапшой удивил привкусом кокосового ореха. Им же благоухали рисовые шарики. Внутри каждого спрятался кусочек креветки. На сладкое подали затейливо нарезанные кусочками фрукты: манго, киви, дыню.
- А кто всю эту прелесть готовил?
- Простите. Во дворце еда будет лучше, а пока... - опустил голову рораг.
- Наоборот! Вкусно. Очень. Можно поблагодарить повара?
- Здесь только рораги.
- Значит, сами? - Анна вспомнила, что Эйр говорил по поводу кулинарных умений телохранителей. - Спасибо. А кофе сварите?
- Нет, госпожа. Из напитков - сок. Принести?
- Давай, - Анна вздохнула. Как можно жить без кофе? Горячего, свежего, с густыми сливками и очень-очень сладкого!
Напиток из неизвестного фрукта приятно взбодрил. Но полностью проснуться без кофе не получилось, Пайлин даже посочувствовал:
- Простите, пока мы не достали ваш любимый напиток - активность в окрестностях охотничьего домика может вызвать подозрения. Вы закончили завтракать?
- Да. Благодарю.
- Тогда начнем занятия? В кабинете будет удобно?

Опубликовано: 08.06.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 51 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*