Инкуб — 2

Утром Эйр явился с завтраком. Как обычно - без стука. Накрыл маленький круглый столик у окна, которое уже не закрывали жалюзи, приоткрыл створки. В комнату ворвался пахнущий свежей зеленью ветер. Анна поежилась от его свежести и посмотрела на замершего возле стола мужчину.
В этот раз она подыграла. С гордо поднятой головой проследовала к стулу, присела, держа спину ровно, словно императрица. Но от еды отвернулась.
- Что-то не так? Вам еда не нравится? Потерпите, служанка скоро прибудет. А пока...
- А пока я хотела бы узнать, когда можно будет встретиться с врачом?
- Вас беспокоят раны? - встревожился Эйр. - Позвольте, я взгляну!
- Не в этом дело, отстранилась от протянутой руки Анна. - Ты называешь себя телохранителем, но не слушаешь, что тебе говорят. Сейчас мне нужна помощь моего психолога.
- Обсудим это позже. А пока - кушайте. Для выздоровления необходимо много сил. Больная, вы не перенесете Переход.
- Нет, - тарелка отодвинулась на другой край стола. - Я объявляю голодовку.
Эйр остался спокойным.
- Это вредно для вашего здоровья.
- Обострение моей болячки хуже. Выбирай: или ты позволяешь мне увидеться с моим лечащим врачом, или...
- Хорошо, Наири. Я принесу телефон. А вы все съедите.
Пока в трубке играла монотонная мелодия, Анна решила, что Эйру незачем знать о давней дружбе врача и пациентки. И, уповая на сообразительность собеседника, поздоровалась весьма прохладно:
- Антон Александрович, здравствуйте. Да, я подожду.
Те несколько минут, пока её виз-а-ви разбирался со спешными делами, Анна смотрела на Эйра. Тот замер, уставившись в одну точку, словно разговор его не интересовал.
- Все, Анют, я весь твой.
- Можно записаться на прием? Кажется, у меня обострение. Симптомы те же. Больница... Да, я в аварию попала. Если необходимо, при личной встрече расскажу. Нет, в клинике.
Тут ожил Эйр:
- Наири, лучше пригласить доктора сюда. Я оплачу вызов.
Антон услышал.
- Кто там у тебя?
- Эйр, продиктуй, пожалуйста, адрес.
В трубке повисло молчание. Анна почувствовала, как насторожился Антон. Сперва она проигнорировала все его попытки поболтать, теперь вот "вызов оформляла". И это жуткое обращение по имени-отчеству...
- Я приеду, Ань. Ты только держись там.
- Хорошо. Я сейчас передам трубку.
Эйр честно продиктовал адрес и отключил телефон. Но тут же зазвонил другой - в его кармане. Взглянув на номер, Эйр заторопился:
- Прошу прощения, Наири. Я оставлю вас ненадолго - приехала Лаир, ваша горничная.
- Она человек?
- Нет. Суккуб.
Оставшись одна, Анна оглядела стол. Яичница с беконом и помидорами, круассаны, джем и масло. Горячий кофе. И густые, жирные сливки в крохотном молочнике.
Эйр выполнил свою часть сделки, голодовка утратила смысл. Анна придвинула тарелку и приготовилась насладиться вкусной едой. Дома так завтракала редко, некогда было готовить.
За дверью послышались голоса. Эйр старался говорить тихо, и это ему почти удавалось. Слова же его собеседницы разобрать не удалось. Только тембр - мягкий, певучий. Анна решила, что девушка молода.
Так и оказалось. На пороге появился Эйр и сообщил:
- Наири, прибыла горничная. Пока вы в этом мире, Лаир будет служить вам. Это нарушение правил, так как она не из знатного рода. Но других кандидаток сейчас в вашем мире нет. Поэтому умоляю вас простить мне это преступление.
Девушка вышла вперед. Её точеная фигурка вызвала у Анны легкий укол зависти - так работать над собой у неё терпения не хватало. Едва шагнув в комнату, Лаир опустилась на колени, склонив голову, отчего длинные пряди волос закрыли лицо шелковистой вуалью.
- Лаир рада служить Наири. Пожалуйста, будьте ко мне добры.
- Встань.
Видя, что просьбу игнорируют, Анна обратилась к Эйру:
- Не люблю, когда передо мной на коленях ползают.
- Вам стоит привыкать, чуть снисходительно улыбнулся мужчина. - Нельзя нарушать заведенный порядок. Всякий должен знать свой ранг и место.
- Всякий? И... ты тоже?
- Я тоже, Наири.
Лаир начала церемонию. С колен мягко перетекла на бедро, вытянула руки. Коснулась лбом бежевого ковра и протянула к Анне сложенные лодочкой ладони:
- Пусть ваша благодать вечно разливается над Эстрайей!
- Пусть, пусть, - Анна чувствовала себя неловко. - Все? Может, уже встанешь?
В этот раз Лаир послушалась. Но сначала посмотрела на Эйра.
- Ступай!
- Подожди! - одуревшая от происходящего Анна решила не сдаваться: - Эйр, кому она служит?
- Вам, Наири.
- Но приказываешь ей ты?
На лице Эйра не дрогнул ни один мускул. Ровно, словно давно надоевшую лекцию читал, пояснил:
- Мой ранг выше, чем у неё. Я имею право приказывать.
- Интересно. А...
Эйр не дал задать очередной вопрос:
- Позвольте Лаир удалиться и приготовиться к служению. Вы же получите ответы чуть позже. Я приготовил обучающие материалы. Наири должна войти в свой мир подготовленной.
- Спасибо и на этом.
Анна резко отодвинула тарелку. Есть расхотелось. Даже запах кофе стал раздражать. Но Эйр словно не заметил её раздражения. Подошел к столу, наполнил чашку.
- Прошу прощения, Наири. Я понимаю, что готовлю просто ужасно, но вы обещали.
- Я уже сыта, спасибо.
Эйр невозмутимо пододвинул тарелку обратно. Под его пристальным взглядом кусок в горло не лез, но другого способа отвязаться не было. Составив опустевшую посуду на поднос, мужчина вышел.
Анна обхватила голову руками. Безумие смотрело ей прямо в глаза. Еще чуть-чуть, и она начнет верить всему, что говорит Эйр. Он слишком убедителен. И эта Лаир... Выстоять против двоих шансов почти нет.
- Эйр?
Звон посуды за дверью - рораг не успел уйти.
- Когда приедет врач?
- Назначено сегодня в полдень. Сейчас, - быстрый взгляд на наручные часы. - Четверть одиннадцатого. Можете подождать в саду? Там есть беседка.
Анна задумалась. Меньше всего хотелось выходить из комнаты. Но она хорошо помнила главную заповедь борьбы с депрессией - не поддаваться! И подавила дикое желание закупорить окно, запереть дверь и забиться в темный угол, с головой накрывшись одеялом.
- Да, так будет лучше.
Пришлось ждать, пока Эйр принесет из другой спальни легкий сарафан. Пока Анна одевалась, он деликатно отвернулся, но по напряженной спине она поняла - прислушивается к каждому шороху.
- Все, я готова. Пойдем.
- Минутку, - на обожженные плечи лег невесомый палантин. - В беседке тень, но на всякий случай...
К двери Анна шла не торопясь. От собственной глупости хотелось одновременно смеяться и плакать. О чем думала, ввязываясь в эту авантюру?
На крутой лестнице Эйр заботливо подал руку. Придержал входную дверь. Идеальный слуга. Таких в кино показывают, в книжках описывают. Безупречный рыцарь, умереть готовый за свои идеалы. Анна вздохнула - в жизни все выглядело не так радужно. Было... страшно.
Беседкой Эйр назвал большой, вымощенный декоративной плиткой кусок участка. Под черепичной крышей уместился мангал, раковина, обеденный стол и подвесное кресло. В него Анна и уселась. Двигаться сил не осталось, а с этого места все видно, как на ладони.
Эйр отошел к столбу, поддерживающему крышу. И замер, снова напомнив статую. Тишина угнетала и Анна завязала разговор:
- Скажи... а шашлык в твоем мире готовить умеют?
- Нет. Но есть блюдо, очень его напоминающее. Хотите попробовать?
- Может быть...
Анна замолчала. Она любила вкусную еду. Пару раз выбиралась за границу только ради дегустации особо понравившихся блюд. Настоящих, по оригинальному рецепту. Но эйровского шашлыка совсем не хотелось. Скорее всего, еще один вариант кавказской кухни. Скучно. Почему-то снова захотелось спать... Анне очень хотелось думать, что это из-за свежего воздуха, а не признаки депрессии. Она огляделась в поисках гамака, но тут же одернула себя: нельзя поддаваться! Стоит позволить апатии взять верх, и никакой Антон не вытянет! Лучше разговаривать... да хоть с Эйром! Может, узнает что интересное. Что-то, что позволит бежать...
Пока Анна думала, как завести разговор с этой живой статуей, появилась Лаир. В руках она держала большую хрустальную чашу с водой, но та не помешала ей присесть в поклоне столь грациозно, что Анна поняла - она снова завидует.
В вазе, на поверхности воды покачивались желтые бутоны роз вперемешку с плавающими свечками. Красиво... Созерцание цветов и чистой воды успокоило мятущиеся мысли. Они потекли плавно, но совсем уж грустно. Анна встряхнулась. Не время раскисать! Скоро приедет Антон и увезет её. Если понадобится - отобьет силой. В этом она была уверена. Под тяжелыми ударами жизни их дружба не прогнулась, не дала трещины. И оказалась куда прочнее и нужнее любви.
Пока Анна размышляла, Лаир принесла чай. Придвинула столик поближе к креслу, налила в крохотную чашку прозрачный напиток:
- Это особый сорт. "Танец золотого Дракона". Его нет в вашем мире.
- Трудно провезти было?
- Не знаю, Наири. Но господину Эйру должно быть...
Прежде, чем Анна задала вопрос, телохранитель встрепенулся:
- Кто-то пришел. Простите, я ненадолго.
Прежде, чем уйти, Эйр выразительно посмотрел на Лаир. Та тут же заняла его место. Анна вздохнула - похоже, одной остаться не получится. А жить с постоянно маячащей за спиной тенью. Хотя … зачем? Сейчас же Антон приедет!
У калитки кто-то разговаривал. Анна прислушалась. Эйр и... Инна Петровна? От воспоминаний в глазах потемнело.
Лаир заметила её состояние. Улыбнулась ободряюще и прошептала:
- Верховный рораг не подпустит к Наири никого, кто был бы ей неприятен!
- Сомневаюсь.
- Поверьте! Вы не разочаруетесь!
- Уже.
- Наири! - в голосе Лаир зазвучало отчаяние. - Возможно, он чем-то разгневал вас. Но здесь так мало инкубов, а людям доверять нельзя!
- Ты говоришь сейчас с человеком.
Лаир побледнела. Упала на колени, спрятав лицо в ладонях:
- Простите мой дерзкий язык. Но вы - не человек. Вы - Наири. Пока жив хоть один подданный Эстрайи, забудьте о тревогах. Все беды обойдут вас стороной. Здесь это трудно осуществить, но верьте своему слуге!
- С какой стати?
Анна отвернулась. Она начала понимать, что лукавит. Эйр не был ей неприятен. Красивый, даже слишком. Заботливый. Мечта, а не мужчина. Проблема в том, что это была не её мечта.
- А знаешь, вы бы неплохо смотрелись вместе. Ты - и Эйр.
- Наири! - едва Анна сменила тему, Лаир успокоилась. Но с колен не встала, только голову подняла.
- Господину Эйру нельзя жениться. Жизнь и судьба рорага переплетены с волей короля! Ну а я... У моего рода слишком низкий статус. Мне не суждено связать судьбу с кем-то из Дворца... Хотя сейчас я могу очень выгодно выйти замуж и повысить свой ранг.
- Это как? - заинтересовалась Анна.
Ей пришлось вытягивать из Лаир информацию, словно пряхе, распутывающей драгоценный кокон шелкопряда.
- Прежняя Наири погибла. А без её благословения в Эстрайе не родится ни один ребенок. Но я была в вашем мире, во мне достаточно энергии, чтобы зачать и выносить дитя. Теперь я смогу стать женой сына министра. Или даже наложницей князя. А если повезет, то и Матерью Трех Домов.
- Все так серьезно?
Анна задумалась. Мир, о котором в два голоса рассказывали Эйр и Лаир, казался логичным и проработанным до мельчайших деталей. Мало похоже на групповое помешательство. Если только... секта?
По спине пробежал холодок. С психами она с помощью Антона могла справиться. Новый же поворот менял все. Анна начала жалеть, что вызвала друга - впутывать его в неприятности не хотелось. Хорошо бы позвонить, отменить встречу. Но, судя по голосу, он уже заволновался. А значит - наплюет на все запреты и приедет.
Так и вышло. Не прошло и четверти часа, как в беседку вошел Антон в сопровождении Эйра. Высокий, вечно улыбающийся балагур в этот раз выглядел серьезным. Даже вечно растрепанные светло-русые волосы уложил в прическу.
Рораг слегка поклонился:
- Ваш доктор, Наири. Лаир, ступай в дом. Там Инна Петровна проверяет его сохранность. Как закончит, проводи до ворот и убедись, что она уехала.
Анна перебралась из кресла за стол, Антон устроился напротив.
- Эйр, можешь оставить нас одних? Мы хотим побеседовать.
Возражений не последовало. Рораг отошел к деревьям, откуда мог беспрепятственно наблюдать за происходящим в беседке.
- Чай остыл, - Анна потрогала бок стеклянного чайника. - Говорят, какой-то редкий сорт.
- Неважно, - Антон налил немного в кружку, выпил одним глотком и уставился на Анну. - Ты не представляй из себя радушную хозяйку, а рассказывай, куда вляпалась.
И Анна рассказала.
Антон внимательно слушал. Иногда прикрывал лицо ладонью, и с губ срывалось едва слышное: "Дуууууура". В такие моменты Анна понимала, что в мыслях звучат эпитеты куда обиднее. Но он был прав - дура, еще какая!
- Все? - Антон дождался кивка, подхватил барсетку с документами: - Поехали отсюда!
Анна вцепилась в него обеими руками. Надежда вырваться не то, что ожила - воспарила, широко расправив могучие крылья.
- С твоей депрессией потом разберемся. Сперва уедем.
Но Эйру действия в беседке не понравились. Он оказался рядом как то мгновенно, словно исчез там, и возник тут. Антон едва успел отпихнуть Анну себе за спину.
- Мы уезжаем, - сообщил он охраннику.
- Вы - как пожелаете. Наири останется здесь.
- Не останусь! - Анна выглянула из-за широкого плеча своего защитника и тут же юркнула обратно.
- Слышали? Она хочет уехать. Поэтому вы сейчас просто выпустите нас отсюда, и помашете вслед ручкой.
- Наири, - Антон словно исчез для Эйра, теперь он обращался напрямую к Анне. - Надеюсь, вы понимаете, что я не могу этого позволить? Скажите этому человеку отойти в сторону, иначе я...
Что собрался делать рораг, Анна так и не узнала. Потому что со стороны дома послышался возмущенный голос Лаир:
- Вам туда нельзя!
- Я еще не осмотрела сад!
К беседке стремительно, как степной пожар, приближалась Инна Петровна.
Лаир безуспешно пыталась преградить ей путь, и Эйр кинулся на помощь. Встал перед уволенной экономкой, не позволив подойти к беседке:
- Остановитесь! В саду отдыхает Наири.
- Мне надо все осмотреть! Согласно договору...
- Тогда вам придется подождать. Проверите сад чуть позже.
- Ну, зачем же ждать? Пусть осматривает. Мы уже уходим, - Антон решил использовать неожиданного союзника для того, чтобы увести Анну. Но трюк не удался.
В тот момент, когда они пытались прошмыгнуть мимо Инны Петровны, женщина вдруг дернулась, как кукла театра теней, и… кинулась на Анну.
Эйр среагировал мгновенно. Одним движением отшвырнул Анну вместе с Антоном от разъяренной экономки и... превратился.
Два кожистых крыла рассекли воздух. Обсидианово замерцали изогнутые когти . Но… Инна Петровна увернулась. Несмотря на возраст и дерганные движения она вдруг стала очень ловкой и не только уходила с линии атаки, но и успевала отвечать. Один удар заставил Эйра покачнуться, второй - покатиться по земле, задыхаясь от боли.
Лаир разъяренной тигрицей кинулась на помощь. Её облик не изменился, но аккуратные ногти удлинились, превратившись в сверкающие сталью когти. Суккуб махнула рукой, целясь врагу в лицо. Инна Петровна отшатнулась, и эти мгновения дали возможность Эйру прийти в себя.
Человек и демон сцепились, разнося сад в щепки. Выворачивали дерн, комья земли летели во все стороны. Рокарий превратился в однородную массу, и только чудом уцелевшая куртинка маргариток напоминала, что когда-то здесь был цветник. Зеленые яблоки со стуком падали на траву, отскакивая от красноватой плитки дорожек. Казалось, от рева дерущихся дрожит сам воздух.
Анна видела только напряженную спину Лаир, да её ладони, сведенные судорогой. Пока помощи не требовалось, она просто стояла, отгораживая людей от боя.
Эйр же наглядно показывал, на что способен рораг. Через несколько мгновений, тягучих, как расплавленная ириска, Инна Петровна кинулась к воротам. Громыхнули створки, и монстр прекратил преследование.
Дышал он тяжело, но превращаться обратно в человека не стал.
Зато Лаир уже убрала когти и кинулась к Анне - её шатало. Помощь требовалась и Антону, но мужчина держался лучше - обнял подругу за плечи, проводил обратно на веранду, где усадил в кресло и укутал пледом.
Эйр остановился, не заходя под крышу. Анна застонала:
- Вот влипла...
Антон придерживался того же мнения. Покрытый острыми шипами и крепкими пластинами крылан внушал странную смесь ужаса и восторга. Хотелось бежать прочь и напиться до потери памяти... Но за спиной вжалась в кресло Анна. Весь тот бред, о котором она поведала, воплотился в реальности. Антон верно оценивал свои силы, и все же оставить подругу один на один с опасностью было для него немыслимо.
Эйр, не мигая, следил за мужчиной:
- Надеюсь, теперь вы понимаете, что Наири никуда не уйдет?
- Черта с два! - Антон сжал кулаки, приготовившись драться.
- Мы не черти - демоны. - Эйр кивнул подошедшей Лаир.
- Плевать!
Эйр вздохнул, и его силуэт подернула зыбь, словно инкуб стоял на раскаленном асфальте. Очертания смазались, и момент превращения прошел незаметно. Уже в человеческом облике Эйр вошел в беседку и остановился напротив Антона.
- Наири говорила, что ей необходима ваша помощь. Но если она заключается только в том, чтобы забрать её отсюда - уходите.
- Не дождетесь!
Антон настороженно разглядывал противника. Эйр стоял перед ним совсем без одежды - она разлетелась на клочки во время превращения в чудовище. Но и в таком виде рораг внушал чувство тревоги.
- Антон, уходи!
Анна тоже оценила противника. И узнала. Драка с Инной Петровной казалась милой детской ссорой по сравнению с тем, что инкуб устроил в лесу. Бой над полыхающей машиной «Скорой помощи» оказался реальностью. Страшной, парализующей. И все, о чем рассказывал Эйр - тоже. Теперь Анна понимала - он не отступится. С её согласия, или без него, Эйр все равно утащит её в свою преисподнюю. Эстрайя, так они её называют...
Но еще больше Анна боялась за Антона и проклинала себя, что втянула друга в эту историю.
- Уходи. Ты видишь, мы ничего не можем с этим сделать.
- Это вижу. Но и другое замечаю - тебе нужен врач. Аня, если сейчас упустить начало, я не гарантирую, что выкарабкаешься!
- Наири… больна?
В голосе Эйра зазвучала паника.
- И серьезно, - кивнул Антон. - Несколько лет назад она уже чуть не покончила с собой. И теперь снова близка к этому состоянию. Если оставить все как есть…
- Вы можете помочь?
- Могу. Но для этого я должен забрать Аню отсюда.
- Невозможно. В другом месте Наири будет в опасности. Её уже дважды пытались убить.
- Так! - Анна всполошилась. – Первый я помню, в лесу. А второй?
- Только что. К счастью, все обошлось. Но умоляю - отныне держите Лаир поблизости и будьте осторожны. Женщины по имени Инна Петровна больше не существует. Её тело захватили сариты.
Антон посмотрел на побледневшую Анну, оценил её состояние и решился:
- Так. Анют, тебе надо отдохнуть. А нам - взгляд в сторону Эйра, - серьезно поговорить.
Но Анна наотрез отказалась:
- Уезжай! Пожалуйста! Я - одинокая баба, никто не заплачет, случись что со мной. А у тебя семья… Хочешь, чтобы Ольга меня проклинала?
- Дурочка, - Антон снисходительно улыбнулся. - Давай так: сделаем укол, ты поспишь, а когда проснешься, мы спокойно поговорим и все обсудим. Кто заплачет, кто кого проклянет… Лады?
Под напором двух мужчин выбора у Анны не осталось, пришлось возвращаться в дом. Она послушно легла и смотрела, как игла прокалывает вену на руке. Неожиданно стало холодно, и зубы начали выбивать дробь. Антон заботливо подоткнул одеяло и сел на край кровати, согревая озябшие пальцы в своих ладонях. Как и несколько лет назад.
- Ну, - убедившись, что Анна заснула, Антон повернулся к Эйру. - Теперь можно и поговорить. Учтите, Анька - родной мне человек, я так просто не отступлю. Поэтому сейчас вы спокойно и по порядку расскажете, что вам от неё надо. И мы все вместе постараемся мирно решить проблему.
- У Наири пока одна проблема - болезнь, из-за которой вас позвали. Я правильно понял, что вы не просто врач, но еще и друг?
- Верно. И, похоже, мне придется нарушить врачебную тайну. Другого выхода у меня по вашей милости все равно не осталось... Несколько лет назад Аня развелась. Муж у неё был… - Антон осекся, увидев принесшую чай Лаир. – … козел. За полтора года он в ней жизнь убил. Анютка всегда улыбалась, её в институте Солнышком прозвали… А тут словно выключили её. Нет, морду-то я этому… козлине начистил… После того, как Аньку чуть не из петли вынул. Потом заново её жить учил. В общем, лучше вам уйти, она достаточно настрадалась по милости мужчин.
- Невозможно. Эстрайе нужна Наири.
- Эстрайя, Наири... Рассказать не желаешь? - Антон резко перешел на "ты", наблюдая за реакцией собеседника.
Тот не обратил на это внимания.
История Эйра не слишком отличалась от того, что поведала Анна. Но теперь Антон мог уточнить некоторые моменты:
- Послушай, а чего ты именно к Анюте привязался? Мало девок, повернутых на сексе? Побегут, только свистни!
- Все гораздо сложнее. С предком Анны был заключено соглашение.
- А другое подписать?
- Не каждая женщина подойдет на роль Наири. В те годы мы могли прошерстить ваш мир в поисках носителя нужной праны, совместимой практически со всеми Домами Эстрайи. Теперь же это почти невозможно - переход дается слишком тяжело. Так, из рорагов здесь только я.
- А Лаир?
- Её родители нашли способ сюда отправить. Она из простой семьи, но после жизни в вашем мире имеет шанс выйти замуж в знатный род - гарантированно родит.
- Для остальных, значит, гарантии нет... А почему? Что там случилось с вашей Наири?
На лицо Эйра словно туча набежала:
- Она погибла.
- А... другие? Ты говорил, были еще люди?
- Семьсот восемьдесят два человека. Из них четыреста семь - мужчины.
- И.. все умерли? А дети?
- Дети тоже.
Антон присвистнул. И спросил первое, что пришло в голову врачу:
- Эпидемия?
Эйр тут же замкнулся. Чашка звякнула и распалась на две половинки, поцеловавшись с блюдцем. Чай растекся по столу полупрозрачной кляксой.
- Значит, не эпидемия, - Антон подался вперед, чтобы видеть лицо Эйра, и потребовал:
- Рассказывай!
- А что рассказывать... Убили их.
- Как убили? Прямо... всех?
Эйр кивнул, стараясь не смотреть на Антона.
- Погоди. Ты же говорил, что Наири для вас - вроде богини, так?
- Да. "Дарующая жизнь".
- И... вы её не уберегли? И вообще, как...
Эйр вкинул потемневший взгляд. Желваки перекатывались под кожей, но голос звучал на удивление ровно:
- Вот так. Не досмотрели. Выживших телохранителей и служанок наказали. Всех. Только толку от этого, - губы инкуба искривила горькая усмешка, - Эстрайя осталась без Наири.
- Чудно! Просто волшебно!
Антон взвился, голова Эйра, схваченного за грудки, дернулась.
- Хочешь сказать, что вы профукали свое величайшее сокровище, а теперь ты тащишь в этот проклятый мир Аньку? И думаешь, я её отпущу?
- Пока жива Наири - Эстрайя не проклята. Чем угодно поклянусь - ни один волосок не упадет с её головы, я позабочусь об этом.
- Да, конечно, - Антон разжал пальцы. - Те телохранители тоже клялись? Чего глаза отводишь? Погоди... А эти покушения на Анну - они с вашим миром связаны! Ты притащил сюда убийц!
- Не я. Сариты. Им, в отличие от инкубов, проще пройти рубеж. Тем более, что люди зачастую сами открывают проход.
- Хрен редьки не слаще, - Антон растер лицо ладонями, - У вас больше семисот человек убили, а вы ничего сделать не смогли. Нет, говори что хочешь, делай, что хочешь, но Анька останется тут!
- Вам меня не остановить, Антон. В назначенный час мы уйдем в мой мир, и Наири займет предназначенное ей место.
- Опять двадцать пять... Убийц хоть поймали? Или так... проглотили?
Эйр с интересом принялся рассматривать стену за спиной собеседника. Антон усмехнулся:
- Проглотили, значит.
- Я... понимаю вашу обеспокоенность. Но вы же понимаете, что со мной не справитесь, - Эйр старался говорить предельно вежливо, и очень аккуратно подбирал слова. - Я все равно заберу Наири. Контракт должен быть выполнен. То, что она его лично не подписывала, значения не имеет. Но одно могу сказать точно - я сделаю все для её безопасности.
- Ну да. По-вашему, это должно меня успокоить? Черт! - Антон вскочил, зажимая кровоточащую руку. В пылу спора он забыл о разбитой чашке и со всего маху опустил кулак прямо в осколки.
- Лаир! - Эйр даже головы не повернул в сторону двери, но девушка словно ждала зова.
- Господин, подождите минуту, я обработаю рану.
Делала она это весьма умело. Антон смотрел на сидящую у его ног девушку. Лаир склонила голову, отчего волосы распались на пряди, открыв белоснежную шею... Длинное платье на узких бретелях не скрывало спину, и белоснежная кожа казалась шелковистой, мягкой, светящейся...
- Я сам. Спасибо, - сглотнул Антон и забрал у Лаир перекись.
Жидкость запузырилась, вымывая из раны крохотные осколки стекла и грязь. Антон промокнул руку и перевязал рану, неловко действуя одной рукой. Потом встал:
- Пойду, проверю Аню.
Эйр с кривой усмешкой смотрел ему в след - реакция человека была предсказуемой.
Антон поднялся по лестнице, прыгая через ступеньку, и прислушался. Из-за двери доносились странные звуки - словно Анна была не одна.
Ручка повернулась бесшумно, впуская мужчину в комнату.
Луч света пробивался между плохо задернутых занавесок и падал прямо на кровать. По ней металась Анна. Простыня сбилась, открывая взгляду задравшуюся сорочку, а руки двигались по телу, касаясь самых интимных мест. С губ то и дело слетали стоны, переходящие в хриплое дыхание.
Антон замер. Со стороны казалось, что женщине снится чертовски приятный сон. Но мужчина слишком хорошо знал свою подругу. Она стонала не от наслаждения, а от брезгливости, от страха, от боли... И не ласкала себя, а пыталась снять с тела что-то невидимое.
- Аня! Анюта! - потряс он её за плечо.
Мутный взгляд заметался по комнате, постепенно проясняясь. Узнав Антона, Анна откинулась на подушки и спокойно поправила ночную рубашку.
- Простыню дай, - попросила хрипло.
В шкафу нашлась чистая, и Антон привычно накрыл ей Анну.
- Снова кошмары?
- Угумс, - кивнула Анна и отвернулась. - В последнее время все чаще.
- Из-за стресса. Как самочувствие? - Антон присел на край кровати, нащупал под одеялом запястье и проверил пульс, - Дерганный. Сейчас валерьянки накапаю...
- Не надо. Само пройдет, - Анна помолчала, а потом пожаловалась: - Я испугалась.
- Не удивительно. Я тоже.
- Нет, ты не понял. Нужно было после схватки проверить, как Эйр. Все ли в порядке, может, ранен... Перевязать, в конце концов! Но... Хреновый я врач, да?
- А ну, посмотри на меня!
Антон вгляделся в светло-карие глаза и нахмурился:
- Хватит себя корить. Все в порядке. Ты хороший врач, Аня.
- Я "скоростник", Антон. Я не имела права паниковать. Я никогда не боялась, даже в критических ситуациях. И в наркопритоне, когда тот парень на меня со шприцем кинулся. А тут...
- Аня... - Антон поймал её взгляд, зацепил своим. - Анюта, ты помнишь наш уговор? Как мы живем, когда не видим выхода из сложившейся ситуации? А?
- Постепенно, - она вдруг стала очень послушной, - За рассветом следует день, а им на смену приходят сумерки и тьма. Но утром мы живем только им, не ожидая полдня, а вечером не вспоминаем ночь. Один день. У нас есть настоящее, и не стоит думать о будущем...
- Умница. Давай, так и будем жить? Одним днем... Пока все не придет в норму.
- А оно придет?
- Обязательно. Я обещаю. И.. знаешь что? Я тоже... хреновый врач.
Анна уставилась на друга. Заниженной самооценкой он никогда не страдал. Иногда у его друзей даже возникало желание поправить ему корону лопатой. Останавливала боязнь лишить мира высококлассного специалиста.
- Чего смотришь? Удивлена?
- Рассказывай.
- Любопытничаешь? Это хорошо, не сдаешься, - улыбнулся Антон. - Только выливать свои проблемы на тебя я не стану. Потому как, Анька, ты сейчас мой пациент. В другой раз как-нибудь. За бутылочкой хорошего вина.
Мечты прервала распахнувшаяся дверь. На пороге возник Эйр:
- Наири, простите, что прерываю... но уже поздно. Вашему гостю пора.
- Выгоняешь? - Антон выпрямился, расправив плечи, навис над Эйром, глядя сверху вниз. - А если я не уеду?
- Господин Антон, хоть вы и друг Наири, вам лучше следить за своей речью, - холодно отозвался инкуб.
- Антон, не надо... - одновременно с ним попросила Анна.
- А что, я не прав? Оставить тебя с инку... - выражение лица неожиданно поменялось, Антон даже хихикнул. - Слушай, а неплохая идея, как думаешь?
Подушка почти попала в цель. Но Антон вовремя сделал шаг в сторону, и удар в очередной раз достался Эйру. Тот даже не покачнулся. Поднял "снаряд", положил на место и продолжил свое:
- Вам пора.
- Вот неумолимый! Ладно, я уеду. Но учти - завтра вернусь. И если Ани тут не будет... Я тебя из-под земли достану. Достану - а потом снова... закопаю.
Анна смотрела на мужчин, открыв рот. В таком состоянии Антона она видела всего один раз. И тогда все закончилось очень плохо... для его противника.
- До Перехода еще долго, - задумчиво протянул Эйр. - Если есть желание, приезжайте завтра.
Антон ободряюще посмотрел на Анну и вышел.
Эйр сдержал слово - ночью они не уехали. Антон нашел подругу в саду. Она, удобно устроившись в мягком кресле, внимательно рассматривала планшет. На экране мелькали фотографии.
- Знаешь, а Эстрайя не такая уж и страшная.
Антон взглянул на картинки:
- Типичный земной вид.
- Эйр говорит, в Эстрайе иной уровень развития. Наша техника не работает. Так что накачал мне картинок из Интернета. Сказал, пейзажи точь-в-точь, как у них.
- Картинок я тебе каких угодно накидаю.
- Тоже верно... Слушай, а что это вчера был за приступ самоуничижения?
- Ну, - Антон смутился. - Не только же тебе ныть. Я тоже иногда срываюсь. Рассказывай, как самочувствие?
- Паршиво, - Анна отложила планшет и встала. - Домой хочу. Так все это надоело. Веришь - я даже по работе соскучилась.
- Наири нужно больше отдыхать.
В комнату вплыла Лаир. Складки длинного платья, струились по телу, обнимая ноги. Высокая прическа открывала изгиб стройной шеи.
Антон покраснел и поспешно отвернулся, делая вид, что разглядывает сад.
Лаир поставила поднос на стол и разложила принесенные предметы. Анна узнала лишь чайник и чашку.
- Продолжим обучение? - на веранду вышел Эйр. - Я расскажу о Малой чайной церемонии.
Он открыл маленькую коробочку, наполненную серо-зелеными шариками.
- Это цветы дерева нуи. Оно растет только на южном склоне Скалистых гор. Большую часть года дерево спит, спасаясь от холодных ветров. Но весной, когда начинает таять снежная шапка, укрывающая вершины, могучие корни доставляют воду к извитым ветвям. Вскоре они покрываются жесткой листвой, которая служат защитой сокровищу - цветку из тысячи лепестков. Его жизнь коротка - ветры срывают листья с веток и гонят прочь. И тогда, чтобы дождаться следующей весны и превратиться в плод, цветок укутывается корой. Но если бросить его в горячую воду...
Инкуб осторожно и очень медленно подхватил шарик деревянными щипцами и опустил на дно широкой чаши. Тонкая струйка кипятка ударилась о грубую поверхность спящего цветка, и словно расколола скорлупу. По коре заструились едва заметные трещины. Они становились все глубже и темнее, и вдруг шарик взорвался. Множество тонких, бледно-розовых лепестков вырвались из плена, заполнив чашу. Аромат цветка смешался с паром и в воздухе запахло сладко и свежо.
- Добраться до зарослей нуи могут немногие. В основном, это жители гор. С раннего детства они карабкаются по скалам и знают, как вернуться живыми. И им неплохо платят за их риски... Но вот заваривать чай из цветков нуи разрешено лишь королевской семье и Наири. Строго говоря, сейчас я совершаю преступление. Но это мне простится - здесь нет никого, кто знает церемонию.
Белоснежный фарфоровый черпачок потревожил поверхность воды. Лепестки качнулись в её толще. Эйр аккуратно наполнил крохотную чашечку и поставил перед Анной:
- Пить следует маленькими глотками, наслаждаясь вкусом и ароматом. Попробуйте.
- А мне? - Антон с любопытством разглядывал зеленоватую жидкость. - Пахнет интересно...
- Заваривать чай обязана Наири. А вот попробовать его вольна пригласить кого угодно.
- Ань?
- Да Бога ради. Только пей скорее - у меня от запаха голова кружится.
Эйр казался недовольным:
- Малая церемония очень важна. Наири проводит ритуал два раза в месяц, и дважды - принимает участие в чаепитии, которое устраивает королева. Вы должны выучить все как следует. Возьмите чашку.
- Что мне в том ритуале, если от одного запаха голова болит?
- Но...
- Тщщ, - Антон решил выступить в роли третейского судьи. - Время от времени это можно выдержать. А для учебы использовать другой сорт чая. Что скажешь, Эйр?
- Нельзя. Созерцание раскрывающегося цветка - значительная часть церемонии.
- Ну, Аня будет любоваться. Но на настоящем чаепитии. А пока... Может, пока меня поучишь? Твоя Наири не против, чтобы я её порцию выпил.
Эйр попытался призвать Анну к порядку, но она стоически выдержала укоризненный взгляд. Инкуб смирился:
- Наири, прошу, смотрите внимательно! Антон, сядьте прямо напротив стола. Чашку нужно держать в правой руке, подставив ладонь левой под донышко. Да, вот так... Теперь насладитесь ароматом и сделайте глоток... Нет! Лаир, покажи, как правильно.
Девушка тут же подошла и осторожно прикасаясь, направила движения рук Антона. Невзначай мягкая грудь коснулась мужского плеча, и он поперхнулся. Лаир похлопала бедолагу по спине.
- Не так! - Анна вскочила.
Но прежде, чем она добралась до пострадавшего, тот уже продышался. Суккуб протянула ему белый платок.
- Прошу прощения, господин.
Легкий поклон в сторону Антона, глубокий - Анне. Получив в ответ разрешающий кивок Эйра, Лаир умчалась. Рораг последовал за ней.
Анна фыркнула им в след. Антон рассмеялся:
- Не знай я тебя так хорошо, решил бы, что ревнуешь!
- Я тоже знаю тебя, как облупленного. Плохо ты себя ведешь. Для женатого мужчины.
К Антону тут же вернулась серьезность:
- Я тоже не дурак, все понимаю. И мне страшно.
- Я же говорила тебе - уходи. Ты видел… его. Да и её тоже. На что они способны.
- Боюсь, это не все. Аня, знаешь, эти ощущения… Странные. Это не любовь. Даже не страсть, - Антон замолчал, переплел пальцы рук и решился продолжить: - Стыдно, но сказать должен! Понимаешь, когда я вижу Лаир, меня словно волной накрывает. В этом потоке я себя теряю. Все глубинные, дикие инстинкты прорываются наружу… Я тону в них. Ты же… ты не чувствуешь такого, когда Эйр рядом?
- Ничего из описанного. Но за тебя я боюсь. Кажется, он может и на мужчин воздействовать. Уезжай.
- Ты это себе как представляешь? Антон сел в машину и уехал, а Аньку оставил? И увезти тебя страшно. Налетят демоны, я их не остановлю. А Эйр - сумеет.
- Мы знаем это только со слов инкуба! Может, они меня убить хотят, чтобы ему досадить? Уедем - и нас в покое оставят?
- Сомневаюсь. А кроме того… Прости, Аня, но я еще и твой врач. Возможно, это шанс излечить тебя полностью.
- Я могу как-то помочь в лечении Наири? - спросил вернувшийся Эйр.
- Нет, - Анна поморщилась, адресуя гримасу Антону. - Меня все в себе устраивает. И то, что мой врач называет "проблемой" - больше, чем остальное. Мне очень комфортно!
- О чем говорит Наири? - Эйр решил напирать на Антона.
- Ну… как бы сказать…
- Скажешь - и я тресну тебя чем-то тяжелым.
- Хорошо, тресни, - согласился Антон. - Только, Ань, пойми, я не могу пройти мимо этого шанса вернуть своему пациенту нормальную жизнь. Кроме того, подумай сама - возможно, твоя болезнь делает тебя непригодной для выполнения отведенной роли. Они, - Антон кивнул в сторону Эйра - имеют право это знать! В общем, у вашей Наири сексуальная агедония.
- Убью! - возмущенная Анна вскочила, опрокинув чашку.
Румянец залил щеки, перебрался на лоб и шею. Руки закрыли лицо:
- Зачем ты так?
Антон спрятал взгляд, а Эйр остался невозмутимым.
- Не знаю, что это такое. Болезнь опасна?
- Как сказать. Я уже говорил - у Ани муж козлом был. Ну, и заработала она с ним за годы совместной жизни сексуальное расстройство. В общем, Аня равнодушна к сексу. Совсем.
Эйр изменился в лице.
- Мы… можем поговорить наедине? Наири, пожалуйста, вернитесь в свою комнату - одной вам оставаться нельзя.
Анна безропотно выполнила просьбу. Щеки её полыхали, в глазах стояли слезы. Она уже отвыкла от подобных унижений и искренне считала, что все в прошлом, развеялось, ушло из жизни вместе с бывшим мужем. И не ожидала удара в спину. В комнате бросилась на кровать и отвернулась от двери, обняв кружевную подушку. Ей снова захотелось умереть.
Антон и Эйр уединились в кабинете. Строгая отделка мореным дубом, массивный стол с компьютером и пустые книжные полки - рораг черпал информацию из Интернета.
Вот и теперь он набрал в поисковике интересующее его словосочетание. Антон посмотрел на подборку ссылок.
- Да что ты у железки спрашиваешь? Лучше меня спроси - я пока Аньку лечил, чуть в сексологи не перепрофилировался. Хочешь знать, насколько все плохо?
Эйр кивнул. Вышел из-за стола, снял с полки графин и два тяжелых стакана.
- Вы любите бренди?
- Не рановато? А, наливай. Не на сухую же тебе Аньку с потрохами сдавать. Взамен ты расскажешь мне все, что я хочу знать. Как на исповеди. Лады?
Эйра передернуло, но он кивнул и наполнил стаканы. Себе - едва на дно плеснул, Антону же налил почти до краев.
- Льда нет. Я люблю теплый.
- А лед не только для холода добавляется, так что самое то… без него. - Антон одним глотком осушил стакан и налил еще.
- В общем, болячка Анькина лечится. Правда, тяжело и долго. Я, грешным делом, даже обрадовался, когда понял, что ты на самом деле - инкуб.
Эйр уставился на Антона, приготовившись запомнить все до слова.
- И не смотри так - раздражает.
Эйр снова кивнул, но взгляда не опустил. Антон пожал плечами и продолжил:
- Обрадовался, что ты сможешь в ней страсть разбудить.
- Наири не отреагировала на мою магию. Да и я её желания не чувствую.
- Плохо, - Антон повертел в руках стакан. - Вопросы есть?
- Как это вылечить?
- Терпением. Аня должна возродиться. Понять, что может сводить с ума, кружить головы... Что она желанна... А главное - поверить в это.
- Значит, пока Наири больна, удовольствия от близости не будет?
- Почему же? Агедония не подразумевает отказа от всех радостей жизни. Просто… Ане безразлично, есть у неё секс, или нет.
- Тогда ничего страшного, - Эйр тут же успокоился и пригубил бренди. - Для нас это не критично.
Антон вздохнул:
- Не торопись делать выводы. Если пустить болезнь на самотек, наплевать на желания Аньки, получим аноргазмию. К тому же подозреваю, она не все мне рассказала. Возможно, у неё есть козыри в рукаве... Например, некоторые женщины, пока мужчина пыхтит, старается, лежат себе и думают, какая сумочка подойдет к новым туфелькам. И плевать им на плотские радости.
Эйр кивал, не забывая подливать собеседнику бренди. И ждал.
Антон опьянел быстро. Уже сам подставлял стакан, выпивал залпом.
- Ты понимаешь, что я сейчас творю? Нееет, не понимаешь. Я разглашаю врачебную тайну. А значит, грош мне цена как специалисту. Но… - Антон вдруг передумал пить, оттолкнул стакан так, что тот проехался по полированной столешнице и замер у края. - Но я еще и друг. И надеюсь на излечение Аньки. Иначе фиг бы ты из меня хоть слово вытянул!
Действие спиртного усиливалось с каждым глотком. Антон задремал. Эйр прислушался к дыханию и бесшумно пошел к двери.
- Ты куда направился? А уговор?
Эйр развернулся, принимая боевую стойку. И встретился с ясным взглядом Антона.
- Решил напоить, чтобы неудобных вопросов не задавал? Или выведать что хочешь? Только вот у меня резистентность к алкоголю высокая, не пьянею я. Так что теперь твоя очередь отвечать.
Эйр вернулся. Уселся напротив Антона и серьезно спросил:
- Что вы хотите знать?
- Да все то же. Кто убил вашу Наири. И кто охотится за Аней. Это... одни и те же люди?
- Не люди - демоны. Сариты.
Эйр устало вернулся в кресло.
- Наверное, сначала стоит рассказать об устройстве нашего мира. И о демонах. Ваше представление о нас чаще всего ложно.
- И об инкубах тоже?
- Нууу… Например, тут знают, что демоны делятся на высших и низших, а вот дальше начинается темный лес.
А вам известно, что мы, низшие, живем в своем собственном мире, который к преисподней никакого отношения не имеет? И что мы смертны? Конечно, убить нас труднее, чем человека. Да и срок жизни не сопоставим, и все же… И с высшими мы ничего общего не имеем. Даже не видели их. Примерно, как люди - ангелов. Ходят слухи, что они существуют, но в основном в легендах. Вот так и у нас.
- И после смерти вы отправляетесь в ад? Или для вас это рай?
- Если бы, - губы Эйра скривились в горькой усмешке. - Мы не имеем бессмертной души. А значит, лишены посмертия. Кстати, именно это вызывает у некоторых лютую зависть к роду людскому. Демоны - сильные, обладающие многими знаниями, уступают в итоге слабым, никчемным людям, срок земной жизни которых ничтожен.
- Не такие же мы и никчемные…
Эйр услышал бормотание и резко ответил:
- Это все философия. Сейчас о другом говорим. Устройство нашего мира, если не брать во внимание некоторые нюансы, очень напоминает ваше. Такие же горы, равнины, моря… И государства. Только у вас нации, а в нашем мире гнезда. Они делятся на Дома.
- Погоди. Так Эстрайя - это что? Мир, или страна?
- Государство инкубов. Надеюсь, обо всей географии не спросишь?
- Хотелось бы, но не сейчас. Почему Аню убить хотят? Самоубийцы у вас там, что ли?
- Это не мы. Для нас прана необходима для продолжения рода. Но у других демонов все иначе. Не всем им нужны люди. А вот земли… У вас же бывали войны за новые территории?- дождавшись кивка от Антона, Эйр продолжил: - Та же история. Но гнездо инкубов сильно, в открытом противостоянии мы немало врагов с собой прихватим. Поэтому они пошли на хитрость. Без Наири... Пройдет несколько столетий, и Эстрайя опустеет.
- Недолго ждать придется?
- Что демонам с десяток-другой веков?
- Так время же на вас играет! Можно найти выход…
- Мы и нашли. Анну. Но теперь сариты охотятся за ней. Сумеют - уничтожат. А заодно, если получится, и весь людской род. Они не на энергию человеческую заточены, а на души. Знаешь, это такой энергетический сгусток, который отделяется от тела в момент смерти? Тогда, кроме Эстрайи, саритам еще и Земля под ноги ляжет.
- Точно самоубийцы! Души иссякнут, где они запасы пополнят? Или этот ресурс неисчерпаем?
- Если бы! Я тут поглядел немного... в этом мире основные войны велись за определенные ресурсы - золото, платину... Сейчас вот - нефть. И сосредоточены основные запасы, как правило, в руках нескольких кланов. Я все верно понял?
- Ну, в общем - да.
- Вот так и сариты. Оставят некоторое количество людей "на племя", и будут держать как скот. Ну, и сражаться за него.
- Подавятся, - буркнул Антон.
- Не будьте столь самоуверенным! Хотя против демонов у вас есть оружие...
- И что же это?
- Вера. Чистая, непоколебимая. Но не слепая. Правда, немногие так умеют. Чаще в крайность впадают, становятся или атеистами, или религиозными фанатиками. Поэтому ваш мир обречен, если Эстрайю не отстоим.
- Вот значит, как...
Мужчины вздрогнули. В дверях стояла Анна. Сонная и сбитая с толку.
- Ты пытаешься найти союзника среди моих друзей? - грустно обратилась она к инкубу. - Думаешь, получится?
- Нет, Наири. Я просто рассказал, как есть.
Эйр не опустил взгляда, не смутился. И в этот момент Антон поверил ему безоговорочно.
В блестящих глазах Анны обида смешалась со слезами. Многомесячные мытарства по больницам, похищение из родного дома, а теперь еще и предательство близкого человека рыданиями вырвались наружу. Эйр побледнел, не зная, что делать. Антон же оказался в своей стихии. И очень обрадовался истерике:
- Плачь. Плачь. Навзрыд. Станет легче.
Его сильные руки обхватили Анну за плечи, прижали к груди, нежно гладили по растрепавшимся волосам... Но Анна возмутилась. То, что она позволяла другу, для предателя было слишком. Когда оттолкнуть Антона не получилось, змейкой выскользнула из его объятий и отвесила звонкую пощечину:
- Ты не только звание врача опозорил. Ты испоганил дружбу. Убирайся! Эйр! - имя инкуба она прокричала навзрыд, теряя силы от плача: - Вышвырни его отсюда!
- Подожди!
Эйр остановился на полпути.
- Я сам уйду. Но сначала... Аня, пойми - здесь, в этом мире, тебя некому защитить. Они разорвут тебя на клочки, ты сама видела, как это бывает...
- И поэтому я должна стать искупительной жертвой? Отправиться в эту проклятую Эстрайю? Спасти наш мир? А заодно - и их? Так вот, Антон. Я не святая. И не мученица. И мне плевать на Эстрайю. Мне даже плевать, что будет с нашим миром, если ценой его спасенья - я сама. Я жить хочу, понимаете вы? Просто жить. В своей маленькой квартирке. Работать, пусть и по сумасшедшему графику. Отдыхать с друзьями, выезжать на шашлыки, купаться в море... Я не желаю становиться Спасителем.
- Анечка! - Антон все же сумел обнять её снова. - Ну, о чем ты говоришь? Какой Спаситель? Тебя саму спасать надо. И от болезни, и от демонов. Кто в этом мире сможет это сделать? Скажи мне, я найду его и приведу к тебе. Но боюсь, между тобой и смертью стоит только Эйр и эти, как их... рораги?
Поток слез казался неиссякаемым. Агрессивность пропала, Анна плакала, прижавшись к груди Антона. Вскоре рубашка стала совсем мокрой, но он не обращал на это внимания. Шептал ласковые слова, гладил по плечам, спине, успокаивал, как ребенка. Эйр отступил и наблюдал за ними со стороны, не вмешиваясь.
Наконец Анна, всхлипнув в последний раз, вытерла глаза. Антон повернул её к свету и укоризненно покачал головой:
- Ну, посмотри, на кого ты похожа. Лицо опухло, глаза - щелочки... Пойдем, умоемся.
Властный голос Эйра прервал идиллию.
- Лаир! Проводи Наири и помоги ей. А вас, господин Антон...
- А господин Антон сейчас позвонит жене и предупредит её, что сегодня вряд ли домой вернется - работа, - Антон приготовился действовать.
- Наири приказала...
- Наири передумала. Не веришь - спроси сам. Неужели ты думаешь, я её в таком состоянии оставлю? Она же на грани срыва. Кстати, вы все лекарства купили?
- Да, по списку.
- Хорошо. Надеюсь, обойдемся таблетками, до уколов не дойдет. А теперь... Эйр, подтверди, что поступаю правильно? Что не отдаю Аньку на мучения?
- Вы мне не верите?
- Пока не совсем. Расскажи мне еще о вашем мире...
Грохот заглушил слова Антона.
- Что это? Кто-то стену пробил?
Но Эйр уже его не слушал - он мчался вверх по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Антон кинулся следом.
Из развороченного дверного проема доносились крики и рычание. Антон осторожно заглянул в комнату.
Окна, которое занимало всю стену, больше не было. В образовавшейся дыре скалились искореженные перила когда-то изящного балкона.
За перевернутой кроватью лежала, вжавшись в пол, Анна. Её визг рвал барабанные перепонки, но по сравнению с ревом, доносящимся снаружи, казался комариным писком.
На первый взгляд, опасность ей не угрожала. Антон подобрался к окну. Под ногами хрустело стекло - осколки окна, люстры и остатки мелких, милых женскому сердцу мелочей. Раскуроченная мебель мешала пройти. Анна постепенно затихла. Визг сменился всхлипами. Антон быстро развернулся и перехватил подругу, не давая подойти к окну. Происходящее во дворе могло окончательно угробить и без того пошатнувшуюся психику.
Внизу катался клыкасто-зубастый клубок. Сплетенные тела то и дело ударялись о деревья, отчего стволы с треском ломались. Вывороченная плитка валялась по двору осколками былой роскоши.
Вокруг всего этого безобразия прыгала Лаир, пытаясь достать врага черными когтями. Но слишком близко не подходила даже она.
От очередного удара содрогнулась беседка. Наткнувшись на препятствие, которое устояло перед натиском, клубок распался на две фигуры. Антон узнал Эйра в боевой трансформации, второго демона он видел впервые. Но что-то неуловимо знакомое было в движениях, в повороте головы и манере держать спину.
Хриплый звук дыхания долетал до второго этажа. Анна его тоже услышала, и, вывернувшись, все-таки пробилась к окну. И тут же отпрянула. Но рычание и треск ломающихся костей настиг её в углу, в котором она пыталась спрятаться от действительности.
- Аня, Анечка... - кинулся к ней Антон. - Ну что ты, не бойся. Эйр защитит тебя, он обещал...
- Да при чем тут Эйр!
Светло-карие глаза широко распахнулись. В глубине, из озера слез, поднимался темный ужас, грозя затопить сознание.
- Ты на второго посмотри...
- А что? Такой же демон...
- Не узнаешь? Это... Инна Петровна!
Антон выглянул на улицу. Инну Петровну он видел всего один раз, но пожилая женщина произвела сильное впечатление умением себя держать. Холодея, Антон понял, что именно её и напоминало чудовище.
Рядом с инкубом она казалась малышкой. Но на самом деле рост Инны Петровны превышал обычный человеческий. Черты лица исказились до неузнаваемости, в глазах словно адское пламя полыхало. Изящные когда-то руки превратились в уродливые лапы, и каждый палец заканчивался толстым загнутым когтем.
Волосы, в прошлый раз уложенные в аккуратный пучок, сейчас растрепались, взлетали в движении, напоминая клубы темно-пепельного дыма. Ниже плеч "дым" темнел, укутывая силуэт призрачным плащом. И эту завесу Инна Петровна мастерски использовала. Передвигалась, скрывая движения, делала стремительные выпады. Эйр то и дело пропускал удары, ему приходилось несладко. Помощь Лаир пришлась кстати – она отвлекала внимание, давала возможность рорагу перевести дыхание.
- А он не так уж и силен, - Антон отвел Анну подальше от окна. – Как он собрался тебя защищать?
Анна не ответила. Она обхватила голову руками и затихла. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы последние месяцы оказались кошмарным сном. Удушающим, заставляющим проснуться в холодном поту и слезах, но – сном.
Однако раны все еще болели, и шум со двора не давал шанса забыть, что все происходящее – реальность.
- Ты куда? – Антон попытался перехватить вскочившую Анну, - Сиди, где сидишь!
- Хватит, надоело! Только и слышу – сделайте это, сделайте то… Ощущение, что моя жизнь от меня больше не зависит. Ну уж дудки! Я буду жить так, как хочу, и плевать мне на всех инкубов, суккубов и прочую нечисть. А будут приставать – в монастыре спрячусь.
Антон тут же представил Анну в монашеской рясе. Помотал головой, отгоняя бредовое видение.
- Ты сама себя слышишь?
Но она не ответила – по лестнице простучали шаги, хлопнула входная дверь. Чертыхнувшись, Антон кинулся следом – оставлять Анну в таком состоянии одну было чревато.
Но в этот раз она не планировала безумств. Просто оббежала дом, выскользнула в приоткрытую калитку и заторопилась к трассе – уехать. Антон вскочил в свою машину:
- Садись давай. И не шуми. Попробуем смыться.
Попытка не удалась. Едва взревел мотор, железные ворота содрогнулись от мощного удара. Второй снес их с петель. В зеркале заднего вида отобразилась окутанная дымным туманом фигура, распластавшаяся над асфальтом. Инна Петровна кинулась в погоню.
Антон вдавил в пол педаль газа, нарушая все правила. Демон не отставал, расстояние между ним и машиной сокращалось. Когтистые лапы уже тянулись к бамперу, как сверху подоспела помощь. Распахнув крылья, Эйр рухнул на голову Инны Петровны и остался лежать на асфальте. Но и его противник распластался, оглушенный неожиданным нападением. Антон не стал выяснять, кто из них очнется первым, вывернул руль и «Шевроле» едва вписался в крутой поворот.
- Быстрее! - взвизгнула Анна.
- У меня не болид «Формулы один». Ты лучше скажи, камер много собрали? Хоть к штрафам приготовиться.
Анна фыркнула:
- Нашел о чем беспокоиться! Фиг с тобой - вытащишь меня отсюда, сама все твои штрафы оплачу.
- Так уж и все?
- А у тебя что, их много?
Анна усмехнулась и снова отвернулась к заднему окну, посмотреть, нет ли погони. Антон тоже то и дело поглядывал в зеркало. Дорога оставалась пустынной и, успокоенный, он не заметил пешехода.
- Черт!
Ругательство заглушил визг тормозов. Запахло жженой резиной - задымились покрышки. Машину развернуло, и она застыла на обочине.
Эйра перепуганные пассажиры не смутили. Он легко открыл дверь и уселся на заднее сиденье.
- Антон, я благодарю вас за заботу о Наири. А теперь, пожалуйста, верните её назад. Госпоже больше ничего не угрожает.
- Ты как вообще тут оказался? - Антон быстро отошел от шока. - Да и дверь я вроде блокировал.
Эйр только улыбнулся и тут же обеспокоенно перевел взгляд на Анну:
- Вы в порядке, Наири? Торможение было очень резким, а ваши раны еще не полностью исцелились.
Анна сидела, сжав зубы. Ей хотелось кричать, и не от боли, хотя ремень безопасности потревожил только-только сросшиеся ребра. Отчаяние рвало душу куда сильнее, чем черная лента - тело.
- Да пошел ты…
- Наири, простите, я не в силах выполнить ваш приказ, - Эйр казался совершенно серьезным. Тогда вы останетесь совсем без защиты.
- Как будто с тобой безопаснее. С одной женщиной справиться не мог. Кстати, что ты сделал с Инной Петровной?
- Оторвал голову. Потом вспорол живот.
Анна ахнула и тут же повернулась к Антону - её привлекли характерные звуки.
- Открой дверь. И дыши носом. Глубже. Вот так. Полегчало?
Антон, подавив рвотные спазмы, кивнул.
- Теперь понимаешь, что я права? Ай, чего уж там... Эйр, выбирай - ты выходишь и оставляешь меня в покое. Или же я сейчас вылезу, дотопаю пешком до трассы, поймаю машину и поеду в ближайшую церковь. Там на тебя управу найдут.
- Простите, Наири. Ни одно из ваших предложений неприемлемо. До трассы далеко. И кто гарантирует, что первый встречный водитель не окажется демоном?
- Как-то за тридцать два года жизни я с ними редко встречалась. Пока ты не появился.
Машина плавно тронулась с места. Антон возвращался в коттедж.
- Антон! Что ты...- рассердилась Анна, и в гневе повернулась к инкубу: - Это ты на него воздействуешь?
Тот только плечами пожал.
- Никто на меня не воздействует, успокойся, - встрял в разговор Антон. - Скажи, у нас есть альтернатива? Этот... инкуб не пощадил бедную женщину...
- Она больше не была человеком. Её телом завладели демоны. И, надо сказать, в вашем мире они сильнее меня. Мне нелегко пришлось. Простите, Наири. Но нам надо вернуться в Эстрайю как можно быстрее, пока все не повторилось.
- Хочешь сказать, такое будет еще раз? - деревья за окном ускорили бег навстречу машине.
- Обязательно! - Эйр задумчиво кивнул. - Меня больше другое беспокоит. Дом раскурочен. Как я могу привести туда Наири? Могу вас попросить немного потерпеть? Жить в развалинах не удобно, но есть и целые комнаты. А к завтрашнему дню я найду другое жилище…
После ответа Антона Анна демонстративно не обращала на инкуба внимания. Но теперь она резко отстегнула мешающий ремень и повернулась, готовая убивать. Несколько минут буравила Эйра взглядом, потом обратилась к Антону:
- Остановись.
- Зачем?
- Езжай к дому! - велел инкуб.
- Я сказала - стой! - гнула свое Анна.
Голос звучал ровно и очень спокойно. Так она разговаривала, сталкиваясь с тяжелым случаем на работе. И чем страшнее была катастрофа, тем тише - голос. Антон знал эту особенность и послушно свернул к обочине.
- Аптечка где? Эйр, выйти из машины сможешь? Раздевайся.
- Наири?
- Вот только не говори мне, что вся кровь на тебе принадлежит Инне Петровне.
- Нет, - Эйр неожиданно легко согласился. - Большая часть - демонов.
- И твоя. Не корчи из себя героя. Я очень хочу, чтобы мы оказались на разных концах географии, но смотреть, как ты истекаешь кровью... Черт, кто составлял эту аптечку! - Анна лихорадочно копалась в недрах жесткой сумки с красным крестом.
- Стандартная, Ань.
- Вижу, что не реанимационная укладка. Половины нужного нет. Напомни потом, чтобы я тебе список составила, чем дополнить. А пока обойдусь. Эйр, я кому сказала?
- Наири, в этом нет необходимости...
- Это ты у себя командовать будешь. Запомни: я не жрица чего-то там, я - врач!
Антон рассмеялся, глядя на упрямое выражение лица инкуба:
- Лучше слушай, что она говорит. Когда дело касается больных...
Антон осекся, наблюдая, как Эйр снимает рубашку. Выверенные, и в то же время очень плавные, чувственные движения приковывали взгляд, заставляли забыть об окружающем. Мускулистое, но не перекаченное тело пересекало множество шрамов, совершенно не портя впечатление. Да что там, даже кровоточащие раны не казались чем-то кошмарным.
- Музыку включить? Сразу и стриптиз...
Голос Анны вернул Антона в реальность. Смутившись, он отвел взгляд, резко заинтересовавшись старой царапиной на дверце машины.
А Анна совершено спокойно, словно не она только что устраивала истерику, открыла бутылку с перекисью. Жидкость зашипела, запузырилась, очищая раны. Эйр даже не поморщился, позволяя Анне делать все, что ей угодно.
- Бинтов мало. Дома надо будет еще раз обработать. Поехали.
Лаир ждала у ворот. Она успела принять обычный облик, а разодранное платье сменил голубой брючный костюм. Книксен в такой одежде выглядел довольно нелепо, но Анна не обратила на приветствие внимания. Быстро вошла во двор, отдавая по пути приказ:
- Принеси чистой кипяченой воды, перекись, хлоргексидин, или что там в аптечке есть. Да все тащи, что найдешь. И бинты. Как можно больше.
Перекиси и бинтов оказалось немного. Анна ураганом прошлась по развороченному дому в поисках равноценной замены. Нашла ветхую, но чистую хлопковую простыню. Сунула Антону:
- Нарежь на полосы сантиметров по десять-пятнадцать шириной. Да, рвать легче, чем ножницами клацать.
Антон тут же убедился в её правоте. Мягкая ткань с тихим треском расходилась на куски.
Эйр сопротивлялся, пока Анна не пригрозила привязать его к стулу. И грозно взглянула на Лаир, которая хрюкнула, пытаясь сдержать смех. Антон подмигнул смутившейся девушке и ехидно посмотрел на инкуба - во время работы Анна не терпела возражений. Ей было плевать на возраст и статус пациента, за нежелание получать необходимую первую помощь одинаково огребали как наркоманы, так и весьма солидные руководители крупных фирм.
Перекись пошла на самые грязные раны. Остальные Анна промыла кипяченой водой и хлоргексидином. И нахмурилась, оценив масштаб:
- Тут бы швы наложить…
- Достаточно повязки, Наири. Поверьте, и так все заживет очень быстро.
- Ну, вариантов у нас нет.
На смуглой коже ткань казалась белоснежной. Как сливочный пломбир в хрустящем, чуть пригоревшем вафельном стаканчике. Антон с трудом отвел взгляд от перебинтованного Эйра, и тут же наткнулся на Лаир. Девушка с невозмутимым видом убирала обратно в коробку лекарства, безжалостно раскиданные Анной по столу.
- Вот, выпей. Это обезболивающее, - Анна протянула инкубу зеленую таблетку.
- Благодарю, Наири. Но мне не стоит его пить.
Эйр поклонился, вставая со стула. Ножки скользнули по заляпанному кровью ковру. Анна задумчиво оглядела таблетки, лежащие на ладони:
- Ты прав. Я же не знаю твою физиологию. У демонов она, наверное, другая.
- Отличий меньше, чем кажется.
- Тогда… - Анна было воспрянула духом, но Эйр остался непреклонным:
- Пусть Наири примет мою безмерную благодарность за то, что она снизошла до такого, как я. Этого вполне достаточно. Раны не настолько серьезные, чтобы вы беспокоились о них и дальше.
Ответом ему был яростный взгляд, но лечение Анна свернула.
- Если станет плохо – лучше сразу скажи. Не хочу вытаскивать с того света чело… демона, которого с удовольствием туда сама бы отправила.
- На все воля Наири. Если она желает, чтобы я умер, я передам это Его Величеству. Возможно, он выполнит вашу просьбу. Но до того времени придется потерпеть. Кстати, о потерпеть. Боюсь, эта ночь будет не очень комфортной. Ваша комната пострадала. Можете занять мою.
- Я против. Ты ранен, тебе нужен отдых.
- Наири, вам угрожает опасность. В таком состоянии я не смогу совершить Переход, да и рано еще. Поэтому…
- А вот тут я с Аней полностью согласен, - Антон решил вмешаться в перепалку. – В таком состоянии много не наохраняешь. Давай сделаем так – сейчас ты пойдешь спать, а я и Лаир побудем с Аней. Если что-то случится…
- Неприемлемо. Рораг не может…
- Значит, хороший рораг – мертвый рораг?
Эйр уставился на Анну. Смысл переиначенной фразы ускользнула от демона.
- Ты тут полтора часа втираешь нам о своем желании умереть. Что же, извини, если помешала. Больше не буду.
- Наири…
Но Анна уже потеряла интерес к и принялась за Антона:
- А теперь ты мне скажи – что это было? Зачем поехал обратно? Договорились же…
- Ань, я не смог. Эти твари не отстали бы. Безопасность тебе только Эйр может обеспечить, - Антон горько усмехнулся. – Я тут как младенец, помощи от меня… Не мешаю - и ладно.
- Антоооон, - менторский настрой Анны мгновенно угас, она обняла друга за шею. – Ну какой же ты дурак! Ну, понимаю, меня Эйру вернул. Но сам почему остался? Я же сейчас как бомба замедленного действия. А у тебя семья. Уезжай. Я тут сама разберусь. И свяжусь с тобой, когда все закончится.
Антон резко вырвался из кольца обнимающих рук. В глазах полыхнул гнев. От злого крика вздрогнули стены:
- «Разберусь»? «Сама»? Ты меня за кого принимаешь? Ты…
- Антооон! – от гнева Анны и следа не осталось, теперь она пыталась успокоить разбушевавшегося друга. – Но и ты меня пойми: как я буду в глаза…
- А я? Как я буду смотреть ей в глаза? А тебе? Да я на свое отражение в зеркале взглянуть не посмею. Мужик – бросил женщину одну с черт знает чем разбираться.
- Как ты разговариваешь с Наири? взревел Эйр и протянул руку к Антону.
Но ничего не успел сделать. Анна моментально перешла от защиты к нападению и инкубу досталось сполна:
- Ты еще тут? Кому было велено отдыхать? Я, как твой врач, просто настаиваю на этом! Лаир, уведи уже его!
Бедная суккуб заметалась. Нарушить приказ Анны она не смела, но и пойти против воли рорага считала невозможным. Антон, глядя, как фиалковые глаза наполняются слезами, вздохнул:
- Наверное, нам всем следует успокоиться и поговорить. Пока мы не услышим друг друга, так и будем воевать.
- Вы правы, - Эйр накинул рубашку и поморщился от боли. - Мы не в том положении, чтобы ссориться. Наири, пожалуйста, прислушайтесь к этим словам.
- Почему нет? - Анна пожала плечами. - В конце концов, это и в моих интересах. Антон, я тебе уже говорила, что ты очень умный?
- Хм. Слышал только, как дураком обозвала.
Анна пропустила шпильку мимо ушей. Удобно устроилась на стуле и вопросительно посмотрела на мужчин.
- Ну как есть - примерная школьница. Еще руки перед собой на столе сложи!
Анна немедленно последовала совету, и вдобавок, скорчила невинную рожицу:
- Ну, мне долго вас ждать? Эх, флажков не хватает!
- Каких флажков?
- Как на переговорах - флаги стран и корпораций. И прессы.
- Думаешь, надо?
- Наири, я считаю, что присутствие кого-либо при нашей беседе излишне, - Эйр занял стул напротив Анны.
- Скучный ты...
- Не обращай внимания, - усмехнулся Антон, глядя на метания инкуба. - Она сейчас еще и анекдоты рассказывать начнет. Анька всегда на стрессе так. Защитная реакция - шутит и смеется, хотя ей совсем не весело.
- Нервное, - Эйр понимающе кивнул. - Может, принести успокоительного?
- Нет! - Анна тут же перестала зубоскалить. - Решать свою судьбу я хочу в трезвом уме, а не под кайфом! Чего уставились?
- Знаешь, Ань, тебе так больше идет.
- Что? – Анна уставилась на Антона.
- Это вытащило тебя в прошлый раз, помогло и теперь. Работа, Аня. Ты врач до мозга костей. Посмотри, начала – и остановиться не можешь. Эйра у тебя отнимать пришлось, - Антон улыбался, но был готов отскочить в любой момент. – Ну, чего остановилась? Хочешь чем-нибудь в меня кинуть?
- Хочу! – Анна раздраженно мотнула головой. – Закончил язвить? Выкладывайте теперь свои планы на меня. Кто первый докладчиком будет?
- Если Наири позволит – я.
Эйр молчал какое-то время, собираясь с мыслями. Что сказать этой женщине, чтобы она успокоилась и полностью доверилась ему? Нрав будущей Наири пугал, да еще это бесстрашие... Сариты тоже словно обезумели, это надо же - вселить демонов в тело человека! Значит, опасаются возвращения госпожи. В фантазии врага рораг не сомневался, и сейчас, сидя напротив Анны, очень боялся не справиться. Все же один против многих. И совсем без магии, которая в этом мире почти не действует, несмотря на то, что от праны воздух буквально светится... Хорошо еще, о трансформации думать не надо - она проходит мгновенно. Остается молиться только об одном - не опоздать, быть рядом во время нападения... Эстрайе нужна эта женщина.
Измученный постоянными бросками стул скрипнул, когда инкуб сел ровно, собираясь говорить.
- Все уже поняли, что демонам нужна вы? Но гарантировать безопасность Наири я могу только в Белом Храме Эстрайи. Там я буду не один. Да и вся страна поднимется на вашу защиту.
Ладонь Антона сжала плечо Анны, не давая ей вскочить.
- Он прав. Аня, подумай. Сомневаюсь я, что все священники нашего мира сумеют их остановить.
- Конфессий много. Христиане, мусульмане, буддисты. Языческих верований сколько... Какая-нибудь да поможет.
- Нет, Наири. Вы ведь… не верующая? А в этом мире с саритами может справиться только вера. Искренняя, чистая, безудержная. Враги рано или поздно доберутся до вас. И у скольких людей они заберут жизни, я не знаю. Могу лишь предполагать, что много.
- Я не верю, - Анна убрала руки на колени, чтобы собеседники не увидели, как длинные ногти до крови вонзаются в ладони.
- Воля ваша, Наири. Но я говорю то, что думаю. Только в Эстрайе есть достаточно обученных воинов, чтобы противостоять врагам и сохранить вам жизнь.
Антон молча кивал, слушая уговоры. Но Анна не решалась.
- То есть, я должна бросить все: дом, работу, друзей… Да какое там – вы мне всю жизнь коту под хвост пустить предлагаете! Ради чего? Хотите сказать, что эти вот твари, черт бы их побрал, могут вынудить меня драпать?
- Наири, они не успокоятся… Здесь с ними не справиться. Только в Эстрайе…
- Что я там буду делать? Скучать о былой жизни и спать со всеми инкубами подряд? Или думаешь, я забыла, зачем ты за мной сюда приперся?
Эйр ничуть не смутился.
- Нет, Наири. Вы сами выберете себе пару. Человек, инкуб или иной демон… Если он вам понравится – он будет ваш. Но никто и никогда не посмеет требовать любви Наири против её воли.
- В общем, за спасение жизни мне предлагают стать проституткой. Антон, как думаешь, справедливая цена? Ты бы согласился на такую судьбу для Ольги?
Антон отвел взгляд. Он разрывался между желанием спасти жизнь Анны, и ценой за это.
- Наири… Вы не правы, - продолжил уговоры Эйр.
- Заткнись. В общем, я решила – никуда я не пойду. Забирай Лаир и возвращайтесь в свой мир. А тебя, Антон, очень прошу – забудь о нашем знакомстве. Ты прекрасный друг, но сейчас рядом со мной опасно. Я не хочу, чтобы твоя смерть была на моей совести.
- А… ты что будешь делать?
- Попробую выжить. Не получится – значит, судьба такая.
- Сама себя слышишь? - зло спросил Антон.
- Это недопустимо, - кулаки Эйра сжались так, что побелели пальцы. - Наири - последняя в роду. И - последняя надежда Эстрайи.
- Тогда предлагай что-то реальное! Но о той своей идее забудь - я на такое не подпишусь!
Анна уперлась подбородком в сложенные ладони. Пристальный взгляд разве что дыру не сверлил в инкубе.
Эйр задумался. А потом тихо попросил:
- Наири, найти подходящего человека на вашу роль нелегко. Для этого нужно время. А до тех пор нам нельзя рисковать. Возможно, вы согласитесь отправиться в Эстрайю лишь на время? Я обещаю, если не приживетесь - мы найдем замену. Я лично искать буду. А вы вернетесь в свой мир.
- В чем подвох?
Ножки стула заскребли по истерзанному паркету, когда Эйр резко встал. Вытянулся в струнку, прижал правую руку к груди. Речь его изменилась - он говорил, четко формулируя фразы:
- Я, рораг королевского Дома даю слово - никто не посмеет требовать от вас больше, чем вы согласитесь дать сами.
- Почему я должна тебе верить?
- Залогом клятвы рорага - его жизнь.
- И все это время я буду... - Анна взмахнула рукой, жестом формулируя фразу.
- Нет. Я уже дал слово - никто не прикоснется к вам без вашего согласия. Мы будем терпеливо ждать. Я умоляю, - голос Эйра сорвался, а он сам упал на колено. - Я молю вас, сжальтесь над моей бедной страной. Верните ей если не жизнь, то хотя бы надежду.
Анна спрятала лицо в ладонях. Тяжелый вздох заставил колыхнуться выбившуюся прядь длинной челки.
Само время словно замерло, не решаясь прервать беседу.
Антон молчал. Эйр застыл, готовый скорее умереть, чем подняться без согласия Анны отправиться с ним.
- Как же все это достало! Ну отстаньте вы от меня, а? Ну пожалуйста!
Плачущий, усталый голос совершенно не напоминал тот, которым Анна отдавала указания еще совсем недавно, во время перевязки. Антон встревожился – такая быстрая перемена настроения тревожила.
- Ань? Аня?
- Ну что вам еще надо?
С осунувшегося лица смотрели усталые глаза. Ни блеска, ни озорных чертенят, что всегда резвились где-то в глубине. Перед Антоном сидела забитая, потерявшая веру в жизнь женщина.
- Анют, ну нельзя так. Давай, ты сейчас отдохнешь, выспишься… Хочешь, я тебе «коктейль дервиша» накапаю? Вот так… - Антон протянул Анне ложку с лекарством. – А потом, как успокоишься, мы снова соберемся, и поговорим. Ведь это не к спеху, верно, Эйр? Сейчас же отправляться никто не заставляет?
Эйр дернулся было возразить, но тяжелый взгляд Антона пригвоздил его к месту. Инкуб торопливо закивал:
- Сейчас нельзя. Наири должна прийти в Эстрайю в благоприятный для этого день. А до него ждать еще около месяца.
- О нет! – тяжелый стон-вскрик вырвался из груди измученной Анны. – Терпеть все это еще целый месяц! Но хоть его-то дайте мне прожить спокойно!
- Невозможно, Наири. Сбить демона со следа нелегко. И ваш они точно не потеряют. Сариты искали вас параллельно с нами, и нашли одновременно. При том, что информации у нас было больше.
- Прекрасно. Мои убийцы опытнее моих защитников. Конечно, это меня должно успокоить. Антон, где там коктейль? Наверное, одной ложки будет мало.
Анна забрала пузырек с лекарством и глотнула прямо из него. Закашлялась, задохнувшись спиртовой настойкой и долго ругалась, выпуская пар. Но «коктейль дервиша» начал действовать. Голос становился все тише, и вскоре Анну сморило. Она перебралась на диванчик, стоящий тут же, и отрубилась.
- Думаю, проспит часа три, - Антон убрал лекарство в сумку. - Укрыть бы – она всегда во сне мерзнет, даже в жару.
Эйр тихо позвал Лаир. Девушка принесла мягкое покрывало и бережно укутала спящую. Потом так же бесшумно вышла.
- Ты, я так понимаю, отдыхать не намерен? – Антон устроился на стуле напротив инкуба.
Тот покачал головой:
- Невозможно. Наири сейчас угрожают, нельзя пропустить очередное покушение.
- Понятно, - Антон вздохнул, потом резко посерьезнел. – Ты гарантируешь, что выполнишь все обещания?
- Я дал слово рорага. Но и без него с головы Наири не упадет ни один волосок.
- Волосок… А сама голова? Её ведь можно снять, не повредив прическу.
- Человек! – Эйр взревел, но тут же затих, опасаясь разбудить Анну.
- Да тише ты! – Антон поспешил успокоить инкуба. – Понимаю, неприятно слышать, но… это может оказаться правдой. Ты тут клялся всем на свете, что пока жив, не позволишь никому причинить ей вред. А если с тобой что случиться? Или ты бессмертный?
- Нет, конечно. Но слово главы королевских телохранителей не перестает действовать с его смертью. За его выполнением следят остальные рораги.
- Все равно. Гарантии. У Ани они есть? Как она сможет вернуться, если ты вдруг нарушишь слово? Не кипятись, я так, варианты просчитываю.
- Можешь не трудиться. – Эйр перешел на «ты». - Нет других гарантий. Все расписки… их уничтожить легко, да и в чужих руках они приведут к катастрофе. А научить Наири открывать Туннель невозможно. Для этого надо демоном неслабым быть. Я, например, не могу.
- Интересно, - Антон пошарил в уцелевшем баре и плеснул себе виски. Лед растаял, пришлось пить так. – И к какой катастрофе может привести подписание бумажки?
- Я так понимаю, обычная подпись тебя не устроит.
- Верно.
- А если запечатать магией… сильный демон, или достаточно умелый маг смогут через энергетический след выйти на стороны договора. И подумай сам, что в итоге получиться может…
- И все же, хоть какие-то гарантии.
- Они того стоит?
- Не знаю, - Антон одним глотком допил виски и сменил тему. – Ты дом не покупал ведь? Как с хозяином разбираться будешь?
Эйр пожал плечами:
- Не проблема. Золота хватит, чтобы с десяток таких коттеджей купить. Кстати, а где полиция? Пол улицы в хлам…
- Скоро будут. Что им скажем?
- Я найду, что. А вот вас с Наири к тому моменту тут быть не должно. Можешь увести её и Лаир в гостиницу?
- Могу. Хотя нет. Я выпил. Чтоб ты мне десятью минутами раньше сказал...
- Ну, выпил ты немного... Поэтому поторопись. Лаир! Собери все необходимое, но быстро. Наири пока не буди, пусть отдыхает.
- А прав лишат? Или, то хуже - влечу в кого? Под градусом ведь!
Эйр отмахнулся. Он собирал раскиданные по столу бумаги. Часть сжег тут же, на металлическом подносе.
Антон уже собирался выйти, как с диванчика раздался стон. Анна двигалась во сне, оглаживая тело руками. Казалось, одежда ей мешает, и она старалась раздеться.
- Опять кошмары, - Антон протянул руку, чтобы разбудить подругу. - Немудрено, что депрессия возвращается. Эйр... Эй ты чего?
Инкуб перехватил Антона за запястье и крепко сжимал, не позволяя прикоснуться к Анне. На его губах впервые за долгое время играла улыбка.
- Это не депрессия. И вообще - не болезнь. В госпоже пробуждается Лилит!
- Что за хрень ты тут городишь! - вырвал Антон руку. - Думаешь, она от удовольствия стонет? или ласкает сама себя? Проснется опять в слезах. Пойми ты - Анька чужие прикосновения на дух не переносит. Даже друзей, и то не всех терпит. Поэтому хватит нести чушь!
- Не буди! - взмолился Эйр. - Уставшая она. Я лучше сам ей в машину перенесу.
- Ага. Посмотри на себя. Еще упадешь. Тебе ничего, восстановишься, а Ане полет по ступенькам противопоказан.
- Тогда ты?
- А я жить хочу. Анька если узнает, что я её на руках таскал, как кисейную барышню, голову мне оторвет. Ты лучше подушку в машину отнеси – она наверняка всю дорогу проспит.
Так и вышло. Едва оказавшись в машине, Аня снова заснула, даже не поняв, что её куда-то везут. Лаир, положив две большие сумки в багажник, устроилась рядом с Антоном.
Эйр долго смотрел вслед машине, потом вернулся в дом. Впереди были неприятный разговор с полицией, разборки в хозяином дома и скандал с соседями. Еще предстояло подыскать новое жилье. Эйр возблагодарил небеса, что кабель Интернета не пострадал. Мобильный телефон, это хорошо. Но в данном случае ноутбук удобнее.
Но, щелкая по вкладкам, инкуб ни на минуту не переставал беспокоиться - ему пришлось выпустить Анну из поля зрения. На Лаир он больших надежд не возлагал. А еще раздражал Антон - не будь его, Наири уже давно бы сдалась. Люди очень часто бесили Эйра настолько, что он с трудом сдерживал эмоции - тратить силы на бесполезное занятие инкуб не имел права.
Антон выбирал гостиницу на свой страх и риск. Эйр со всем согласился заранее:
- Все равно, сколько они запросят за номер. Главное, гостиница должна быть приличной, с вышколенной обслугой. И хорошей кухней.
Загородная «Усадьба» подошла как нельзя лучше. Двухэтажный особняк за высоким ажурным забором. Просторный номер с двумя спальнями, большой гостиной и крохотной кухонькой, на которой можно было разве что сварить кофе и быстренько сделать бутерброды. Анна, придерживаемая под руку Антоном, добралась до кровати и рухнула досыпать. Сам он без сил опустился в кресло, спрятав лицо в ладони - он прекрасно сознавал риск, садясь за руль не совсем трезвым, поэтому ехал как никогда аккуратно. И радовался нервной дрожи - она помогала протрезветь.
- Комнат мало, - Лаир по хозяйски осмотрелась. – И готовить негде.
- Тут хороший ресторан, можно заказать еду в номер.
Лаир не ответила. Но взглядом выразила все, что думает о стряпне людей. И продолжала настаивать:
- Комнат мало. Одна спальня – для Наири. Вторая – господину Эйру. Мне придется ютиться на кухне. Не могу же я занять гостиную!
Антон нерешительно осмотрелся:
- Может, снять еще номер?
- Зачем? Господин Эйр не отойдет от Наири, да и мне нужно быть рядом с ней. К тому же, это не надолго, мы скоро переедем в достойное госпожи жилье. А пока… вы можете позвонить и заказать несколько видов сока и молока? Наири проснется, пить захочет. Не воду же ей предлагать!
Антон послушно поднял телефонную трубку. Сделав заказ, направился в комнату, отведенную инкубу.
Лаир приводила её в жилой вид. Распахнула занавески на высоком окне, и теперь раскладывала вещи, которые Эйр отправил с ними.
Склоняющееся к закату солнце золотом обливало тонкую фигурку. Паркет блестел под босыми ногами Лаир, а она поднявшись на цыпочки, тянулась к верхним полкам шкафа. Антон застыл – свет из окна бил в глаза, мешая смотреть, зато насквозь просвечивал летнее платье, превращая тонкий хлопок в невесомую кисею. В волосах Лаир, разметавшихся по плечам, запутались солнечные зайчики.
Услышав, что кто-то вошел, она повернулась. Золотой свет заходящего солнца тут же облил высокие скулы. Миндалевидные глаза затянуло поволокой, по мягким губам пробежался кончик языка и быстро спрятался за влажными жемчужинами зубов.
Не помня себя, Антон шагнул в комнату, закрывая дверь. Лаир подалась навстречу, дыхание приподнимало высокую грудь и тихий, неразборчивый, но такой мелодичный шепот заглушил остатки здравого смысла.
Тело плавилось в руках. Капли пота утренней росой сверкали в лучах нескромного солнца. Пряное дыхание Лаир касалось лица, скользило по губам, проникало в легкие, кружа голову. Жаркое марево страсти скрывало реальность, и звук, пробивший грезы, был чем-то чужеродным. Он казался таким незначительным, но Антон ухватился за него, чтобы вырваться из водоворота. Реальность на миг вернула разум, но Лаир обвила его шею руками, выдохнув прямо в губы протяжный стон, и остановиться оказалось невозможным.
Сладкая нега. Смятые простыни. Зеркало – немой свидетель произошедшего - отразило все. Совесть заставляла корчиться в муках, но телу совсем не было стыдно. Антон оттолкнул от себя Лаир, ощутив жар её кожи. Наваждение уже прошло и, одевшись, он вышел, отводя глаза.
В гостиной царил полумрак – солнце успело скрыться, но в окно врывался свет уличного фонаря. Тревожили мысли о странном звуке. Послышалось, или действительно кто-то заглядывал в комнату?
- Она знает.
- Что?
Задумавшись, он не услышал, как Лаир вышла следом.
- Наири. Она все видела.
Антон оглянулся. Суккуб закинула руки за голову, закалывая волосы. Грудь от этого простого движения приподнялась, линии изогнувшейся спины поражали совершенством. Красивая кукла. Античная статуя, главная ценность музея. И все. Никаких чувств, кроме этих. Да и ей Антон был уже не нужен.
- Черт!
У Аниной двери он задержался. Рука замерла, не решаясь прикоснуться к шоколадного оттенка дереву. Антон понял, что боится. Если Лаир не соврала, как он посмотрит в глаза Анне? Врач, ратовавший за сдержанность, убеждающий пациентов, что все в их воле, и что всегда можно остановиться в полушаге от пропасти.
Он оглянулся на Лаир. Она уже ушла. Из ванной доносился плеск воды. Почувствовав себя одинокой песчинкой в космосе, Антон постучал. Шквал эмоций, которые обрушит на него Анна, лучше холодной пустоты, образовавшейся где-то в глубине живота.
Ответа он не дождался. Встревожившись, толкнул дверь. За ней его встретила темнота.
Опущенные жалюзи отсекали свет стилизованных «под старину» фонарей, в избытке понатыканных на пригостиничной территории. Нащупав выключатель, Антон нажал кнопку. Плоская витражная люстра усеяла комнату осколками радуги.
Анна сидела на кровати, обняв колени руками. Растрепавшаяся челка закрывала опущенное лицо плотным покрывалом. Женщина не пошевелилась, когда Антон подошел поближе.
- Ань?
Молчание. И - шлепок по протянутой руке.
- Прочь!
- Ты чего?
- Не догадываешься?
Антон разозлился. Он и так ругал себя последними словами за слабость. И как мужа, и как врача. Нашелся психолог – с примитивным инстинктом не совладал! О том, что эти «примитивные» инстинкты на деле оказываются самыми сильными, он решил забыть. И еще... Это Ольга Его жена могла кричать, обижаться, драться, наконец. Но не Анна! Она – всего лишь друг, и лезть в личные дела его семьи не имеет права!
- Прекрати ломать комедию. Ну, переспал, и…
- У тебя совесть есть?
Она подняла голову, глядя снизу вверх. Пряди волос сбились, открывая воспаленные глаза. Опять плакала.
-Ты хоть представляешь, что натворил? Антон, я, конечно, все понимаю. Лаир – суккуб, и, кажется, человеку на самом деле невозможно противостоять её чарам. Но ты мог хотя бы шифроваться получше? Как я теперь Ольге в глаза смотреть буду? После того, как видела тебя кувыркающегося с другой женщиной?
- Все верно, - голос у Антона охрип от волнения. - Это наваждение, по-другому и не сказать...
- Оправдания ищешь? Низко.
- Низко? - Антон пожал плечами. – Согласен! Но корить я себя буду потом. Сейчас нельзя расслабляться.
Он врал не Анне, он врал самому себе. И от понимания собственной лжи становилось только хуже. Не пожалеет он о случившемся. И ругать себя не будет. Свалит все на суккубскую сущность Лаир и успокоится.
- Чего усмехаешься? - шмыгнула носом Анна.
- Да так, раскладываю по полочкам свой внутренний мир. Глупо получилось. Но давай не будем об этом. У нас есть другие проблемы, посерьезнее. Ты выспалась? Успокоилась?
- Успокоишься тут…
- Тогда сейчас еще лекарства дам. Но сперва поешь. Я схожу гляну, что там в холодильнике есть. И заказ...
- Уже принесли,- Лаир спокойно вошла в комнату. – Наири, вы что желаете? Доставили вишневый сок и банановый нектар.
- Наири желает, чтобы ты вышла и не показывалась ей на глаза, - Анне удалось остаться нарочито-спокойной, но в сторону Лаир она старательно не смотрела. – Если мне что-то понадобится, я в состоянии сама себя обслужить.
Суккуб присела в поклоне и испарилась.
- Есть хочешь? Я закажу.
- Нет. Кофе хочется...
- Нельзя. Как твой лечащий врач…
- Антон, - голос Анны был тих и невзрачен. - Как мой лечащий врач… не пошел бы ты… далеко - далеко...
- Понял. Что хочешь? Латте, капучино, глясе?
- Очень крепкий, сладкий и со сливками. Помнишь, какой чудесный кофе варил Петя?
- Никифоров? - оживился Антон. - Помню. Все-таки зря он в медицинский пошел. Ему баристой быть - самое то. Ну, - Антон поднялся. – Как у Пети не обещаю, а вот хороший, крепкий и сладкий – вполне. А если еще и сливки найдутся… Черт!
Он замолчал. Вспомнил, что там, в кухне, обосновалась Лаир. Общаться сейчас с ней не было никакого желания.
- Боишься в глаза своей нечаянной любви взглянуть?
- Аня!
- Молчу. Пойду, сама сварю. Если есть, из чего.
- Я могу в магазин сбегать.
- Надо было что-то купить?
Одновременно с вопросом включился свет в гостиной. Эйр стоял, переводя взгляда с Анны на Антона. Потом одна бровь его поползла вверх. Но инкуб быстро справился с собой, и его лицо вновь стало непроницаемым.
- Аня кофе хочет.
- Можно заказать.
- Не надо. Незачем. Я просто хочу большую кружку сладкого кофе со сливками. Но ни к чему превращать это в китайскую церемонию!
Эйр еще раз оглядел людей и, легко поклонившись Анне, скрылся за дверью кухни.
Лаир сидела на высоком барном стуле. Перед ней стояла банка с растворимым кофе, сахарница и пакетик сливок.
- Тут все есть, господин Эйр.
- Вижу, - инкуб убедился, что дверь плотно закрыта и понизил голос. – Твоих рук дело?
- Мммм? - невинный взгляд был ему ответом.
- Они там напряжены, как порох. Тронь – взорвутся фейерверком. Зачем ты это сделала?
- Ну… я же не знала, что Наири будет недовольна.
Лаир стояла перед Эйром, как нашкодившая школьница.
- Господин Антон ей не любовник. К тому же, если все, что сказали о болезни Наири правда, то энергия лишней не будет. Кто знает, может, я смогу стать Матерью Многих Семей.
- Будущее зависит от того, насколько твердо ты идешь к цели. И все же, воздержись от действий, которые могут расстроить Наири. Это может привести к осложнениям в будущем. В этом мире много мужчин, но выбирай их подальше отсюда.
- Да, господин рораг, - Лаир поклонилась, ничуть не раскаиваясь. Да Эйр и не настаивал.
Он подхватил поднос и вернулся в комнату. Анна тут же добавила в кофе три ложки сахара, разбавила сливками и забралась с ногами на диван. Сидела молча, грея руки о чашку и кутаясь в плед.
Эйр встревожился:
- Вам нехорошо, Наири? Вы мерзнете?
- Это нервное, - Аня недовольно дернула плечом. - Пройдет. Лучше скажи - все в порядке?
- Да, я все уладил. И нашел безопасное место.
- А такое есть? Ты же уверял, что в этом мире...
- Убежище временное. Но вскоре демоны узнают о нем. И тогда придется снова переезжать.
Анна вздохнула. Плед уютно обнимал плечи. На языке отдавал сливками крепкий кофе. Тепло понемногу прогоняло озноб. Хотелось сидеть вот так, и ни о чем не думать.
- Проводить вас в спальню?
- Нет. Не трогайте меня, пожалуйста!
- Мне пора, - Антон взглянул на часы и поднялся.
- Да. Езжай. И... спасибо за все. Может, еще увидимся...
- Ань, ты...
- Антон! - Аня резко вынырнула из дремы. - Посмотри, что вокруг меня происходит! Я уже говорила - уходи, сама справлюсь. Прости, что втянула во все это. Ох, не стоило мне звонить!
- Если бы промолчала, я бы тебя из-под земли достал и снова закопал. Так что я приеду, как только смогу. Эйр, куда вы потом?
Инкуб молча нацарапал на клочке бумаги адрес и протянул Антону. Тот, не глядя, сунул записку в карман и, попрощавшись, вышел.

Опубликовано: 18.04.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 47 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. *тяжело вздохнул* Не. Всё. Дальше это читать — я пас. Одно притянутое за уши мозгоиздевательство…..

    Оцени комментарий: Thumb up 0