Ангелы стучатся — 8

ОН ПРОСНУЛСЯ СРЕДИ НОЧИ, будто от какого-то толчка. Зад невообразимо саднило, мышцы пульсировали болью - видимо он задел их, когда ворочался. А как же противно ломило все кости от коленей до плеч!.. Он двинулся, и резкая боль пронзила тело так, что он не удержался от стона. И вдруг почувствовал пустоту рядом - его звереныша не было.
Постепенно приходя в себя, он не слишком взволновался. Независимая и проворная, словно ласка, девчонка обычно бродила сама по себе, исчезая и появляясь, когда ей вздумается. Он прикрыл глаза, пытаясь вернуть себе необходимое забытье.
И тут он услышал справа, выше его головы, какую-то возню, а потом приглушенные подскуливающие причмокивания и звук равномерных ерзающих поскрипываний по гнилой соломе. Он напрягся от тошнотворного предчувствия - это были очевидные звуки греховного сладострастия. Превозмогая тягостную боль во всем теле, Джейми медленно запрокинул голову и посмотрел вверх.
В тусклом предрассветном свете девчонка лежала на спине, широко раздвинув ноги, и спокойно, по-деловому уплетала кусок лепешки. Казалось, ее совершенно не волновало то, что между ног её примостился один из рабов неопределенного возраста. Он энергично елозил задом и дышал сладостно, с тонкими взвизгиваниями и охами.
Джейми замер, пораженный до острых покалываний в кончиках пальцев. В этой картине было столько обыденности и столько пронзительной безысходности, что он забыл, как дышать.
Внезапно, глаза их встретились. Но она не отвела взгляда, а смотрела на него совершенно спокойно, без всякого выражения, будто зверь, которого застали за естественным для него делом, и, как-то снисходительно усмехнувшись его оторопи, продолжала откусывать и жевать. Джейми поймал себя на мысли, что часто наблюдал такую картину среди животных, в лесу или на ферме, и давно уже не видел в ней ничего особенного. Но от вида практично раздвинутых костлявых коленок сердце его обожгло огнем. Он скорее отвел взгляд и замер, боясь пошевелиться.
Наконец, мужичок сделал свое дело и, жалобно выдохнув, откатился в сторону, натягивая штаны, а она молча подползла шотландцу под бок.
Полежав немного спиной к нему, пигалица вдруг развернулась и нашла в полумраке его руку. Он почувствовал, как она раздвигает его стиснутый кулак и что-то просовывает в его ладонь. Запахло заплесневелым, но съедобным. Он поднес руку к самым глазам. Это был хлеб.

Я ОПЕШИЛА И СОДРОГНУЛАСЬ. Лицо мое невольно исказилось от отвращения.
- Ты съел хлеб, заработанный таким образом, Джейми?
- Я съел, - спокойно и холодно ответил он и отвернулся, глядя куда-то, в одному ему ведомую даль.
По моим внутренностям вдруг прокатилась лавина огненного жара. Я покраснела до самых корней волос. Как я могла судить его, побывавшего на той стороне, прошедшего сквозь семь кругов ада?
Каждую секунду пребывая под страхом мучительной смерти и унижений, они сошлись, эти две потерпевших крушение человеческих крупинки в огромном хаосе безжалостной стихии, пытаясь поддержать друг друга, не дать исчезнуть.
Что я могла знать об этом? Как я могла лезть к нему с нравоучениями?
Это мне должно было быть стыдно. И мне стало. Я облилась горячим потом, боясь, что обидела его своим менторством.
- Джейми, милый... Прости...
Он молчал.
Я положила ему на плечо и тихонько тряхнула.
- Джейми...
- Понимаешь, я задавался этим вопросом, почему я его съел. И... я не знаю, Саксоночка... правда... - тихо сказал он. - Наверное, я не мог не съесть, ведь это было от чистого сердца.
Я представила, как он жует этот заплесневелый, чёрствый кусок, молча, в темноте, добытый маленькой грязной шлюшкой... с большим сердцем.
В душе все сжалось, слезы набрякли и покатились по щекам.
- Наверное, я понимаю, Джейми... Я понимаю.
Погруженные каждый в свои мысли, мы долго молчали, трясясь по каменистой дороге и рассеянно разглядывая густую тропическую растительность вокруг, сквозь которую уже пробивались знойные лучи утреннего солнца, заставляя воздух благоухать тягучими насыщенными ароматами нагретой зелени, сладкой пыльцы и гнили. Наконец, я очнулась и легонько повела пальцем по ободранной щеке Джейми, стараясь не касаться ее.
- За что они так избили тебя? Что ты сделал?
- Это случилось через пару дней, кажется... когда появился покупатель...

НАУТРО ОН, СОВСЕМ ИЗМОЖДЕННЫЙ, привычно выполз во двор, превозмогая слабость и кромешную боль во всем теле. Сидеть было теперь слишком затруднительно, и, когда его приковали, он растянулся ничком на земле, зарывшись лицом в скрещенные перед собой руки. И заставил себя отрешиться от всего вокруг. Но долго прохлаждаться ему не дали...
Сигвард, проходя мимо, крепко пнул его башмаком в ребра:
- Завтра торги, ублюдок, если сегодня тебя не купят, - пойдешь на торги.
Он вмиг напрягся, ощущая, как острый страх опять скрутил его живот. Клэр так купила своего раба, на аукционе. И торговец делал с ним... ужасные, унизительные вещи. На потеху покупателей... Она рассказала... Он сжал челюсти и стал молиться.
Аукцион повышал его шансы быть проданным, если только... он не будет выглядеть совершенно непригодным для покупки. Значит, надо будет постараться...
Но ему даже не пришлось ничего предпринимать.
С утра людей было довольно много, все торопились сделать дела до полуденной жары. Они шли мимо рабов, лениво чиркая по ним взглядом, словно по кучке непримечательных отбросов. Лишь изредка кто-то задерживался, более внимательно присматриваясь к товару, но, в основном, интересуясь темнокожими. Купили пару самых молодых и выносливых, но белые, непривычные к климату доходяги, завшивевшие и измученные, мало кого интересовали. Сигвард яростно торговался и был в хорошем настроении от удачной продажи, ему удалось взять хорошую цену. В результате, раззадоренный везением, он набросился на жалкую кучку белых, прикованных особняком, щедро раздавая удары хлыста.
- Эй вы, дармоеды хреновы, ну-ка глядите бодрячком, иначе на вас совсем нет спроса. Улыбайтесь покупателям! Твари!..
Все неохотно зашевелились - а что им еще оставалось? - и попробовали напустить на себя счастливый вид, больше напоминающий вымученный оскал.
Джейми, получив свою порцию пинков и ударов, нехотя сел. Вид у него был, понятно, не самый презентабельный.
- А ну, улыбайся, засранец, - Сигвард стеганул его по лицу плоским концом хлыста. Щека вспыхнула и загорелась. Так, что глаз заслезился. Шотландец стиснул зубы и бросил мрачный предостерегающий взгляд на Сигварда. Как встревоженное животное, когда оно глухо рычит, предупреждая о намерениях. Но осторожность Сигварда притупилась от азарта и самодовольства.
Он присел и, нагнувшись к самому его носу, прошипел.
- Сиди и улыбайся. Раб.
Ничего не выражающие, безжалостные глаза, были настолько бесцветны и пусты, что становилось действительно страшно, и Джейми на всякий случай опустил веки, пытаясь скрыть закипавшую ярость.
- То-то же... Еще пара отличных уроков от дядюшки Сигварда, и упрямый гадкий малыш будет как шелковый... - насмешливо пропел ирландец и крепко потрепал его по горевшей щеке. Только огромным усилием воли Джейми заставил себя не отклониться.

Опубликовано: 16.05.2018

Автор: Amanda Roy

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 15 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 9 человек:

  1. Спасибо за начало очень интересной истории. Такое впечатление, что большинство людей, как рабов, так и работорговцев потеряли человеческий облик.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Тупая обреченность. Только потребность в еде и похоть имеющих чуть больше остальных.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Жуть-жуткая

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • В чем? Можете уточнить?
      Плохо написано?

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Написано очень хорошо :). Я просто в тот момент так была под впечатлением от описанных реалий вашего мира что не могла больше никак выразить свои эмоции. Вы пишете так что я полностью погружаюсь в описываемые события. а когда такое случается я чувствую, ощущаю сразу за всех участников событий…(поэтому ужасы и триллеры я не читаю вдруг автор очень хорошо умеет передавать атмосферу)

        Оцени комментарий: Thumb up +1

        • О, спасибо. Теперь понятно.))
          Наверное, мы с Вами похожи в этом плане. Я тоже слишком переживаю за всех, поэтому не смотрю ужасы, триллеры и наши новости на ТВ.)))
          Но тут, мне кажется, все события оправданы, поскольку даны не сами по себе, а для того чтобы высветить силу духа героев, которые не ломаются ни при каких, самых ужасных обстоятельствах. Кстати, сам роман Дианы «Чужестранка» тоже в этом плане написан хорошо так, по-честному реалистично.

          Оцени комментарий: Thumb up +1