Кили и Тауриэль

Смотрю уже несколько вечеров третью часть Хоббита. Смотрим медленно, по полчаса, перед сном, всей семьей. У меня там один из любимых героев: Кили. Даже если бы не их любовь с Тауриэль, введенная режиссером, он все равно был бы в числе любимых ;) Просто потому что мой любимый типаж мужчины по характеру))))

Ну и вообще он милый ;)

Но именно вот после просмотра этого фильма я всегда испытываю настоятельное желание написать фанфик... Потому что я считаю, что вот это правильно:

Фанфиков на эту тему в сети не мало, так что писать я ничего не буду))))) Меня удовлетворил даже не весь фанфик, а отрывок из него:

Объединившееся войско эльфов, гномов и людей схлестнулось с орками к северу от Дейла. А на самой Вороньей скале Азог насмехался над Торином, держа за шиворот полуоглушённого Фили.
- Этот дурень умрёт первым, - хохотал орк, - Затем его брат. А затем ты, Торин Дубощит. Ты умрёшь последним.
Тело брата, пронзённое мечом, рухнуло у ног Кили. Он боли и ярости он забыл обо всём и рванулся вверх по лестнице, желая лишь одного – мести.
Всех попавшихся по дороге орков он рубил нещадно, стремясь как можно скорее добраться до вершины полуразрушенной башни, перерезать глотку мерзавцу Азогу даже ценой своей жизни.
Тауриэль ещё с моста увидела полчища летучих мышей. И как Кили на выступе полуразрушенной башни сражается с орками, каждую секунду рискуя упасть. Опасаясь, что её видение сбудется, девушка рванулась к нему, рубя орков в переходах и на лестницах.
- Кили! – позвала она его, почти ничего не видя в поднимающемся тумане.
- Тауриэль! – отозвался гном, всадив короткий меч в очередного орка, - Я здесь!
Кили снова пришлось выбирать. Убийца брата, бледный орк Азог, был где-то там, наверху. А голос Тауриэли слышался снизу. На долю секунды сердце гнома словно разорвалось надвое. Одна половина стремилась вверх, мстить и убивать, а вторая – вниз, защищать и оберегать. Но снизу снова раздался лязг клинков, и почти сразу же – болезненный вскрик Тауриэли. Сомнения Кили разом исчезли. Он понёсся вниз, уже не помня себя. Неужели сбудется его сон? Неужели он не успеет? Гном бежал по лестнице, перепрыгивая ступеньки, рискуя сломать шею на льду.

* * *

Болг с наглой ухмылкой поднял эльфийку за шею. Тауриэль задыхалась, но сопротивлялась изо всех сил. Ей почти удалось вырваться, когда Болг швырнул её на камни. Тауриэль сильно ударилась спиной об острый выступ скалы и от боли на какое-то время потеряла способность двигаться. Она смотрела на приближающегося огромного орка, понимая, что это конец. Она мысленно уже прощалась с Кили, когда тот прыгнул на Болга сверху, с пролёта полуразрушенной лестницы. Невысокий и ловкий гном вертелся вокруг орка, нанося удар за ударом, уклоняясь от тяжёлого меча. Болг быстро выдыхался, ему было всё тяжелей сражаться с маленьким и юрким противником. Однако Кили подвели старые гномские ботинки – изрядно стоптанная подошва вдруг скользнула на льду, он не успел увернуться, и Болг ударил Кили в лицо кулаком. Железные крючья рассекли кожу, перед глазами гнома на секунду вспыхнули яркие огни. Он помотал головой, пытаясь остановить вращение белых, чёрных и красных пятен, и увидел, что огромный тяжёлый меч орка направлен ему в грудь. Хватка Болга была мёртвой, Кили не мог ни вырваться, ни защититься мечом. Он поискал глазами Тауриэль, но зелёного пятна не было в том месте, где раньше лежала эльфийка. «Она успела уйти», - с облегчением подумал Кили, - «Я выиграл ей достаточно времени. Прощай, любимая…» За долю секунды до того, как меч вошёл в грудь Кили, гном инстинктивно поднял руку, словно пытаясь защититься. Его обдало жаркой болью, он услышал хруст ломающейся кости, словно со стороны, и в грудь вошло ледяное лезвие. Откуда-то издалека он услышал безумный крик Тауриэли.

* * *

Эльфийка не теряла даром ни секунды времени, которое выиграл для неё Кили. Вот только бежать и спасаться Тауриэль не собиралась. С огромным трудом справившись с ещё ватным после падения телом, она доползла до своего оброненного кинжала, а затем так же осторожно и незаметно стала подниматься по полуразрушенной лестнице – такого огромного орка можно атаковать только сверху. Добравшись до нужной высоты, Тауриэль обернулась. От увиденного она невольно закричала – Болг уже занёс меч над Кили, гном поднял руку, защищаясь. Тауриэль не успевала на долю секунды. Она прыгнула на Болга, целясь кинжалом в затылок, где не было железных пластин. Болг заорал, завертелся волчком на месте, но эльфийка вцепилась в него, словно дикая кошка, всё глубже загоняя кинжал. Она отпустила рукоять только тогда, когда уже мёртвый орк стал валиться с края площадки в пропасть. Тауриэли удалось спрыгнуть на обледеневшую лестницу, она кубарем скатилась ещё на пролёт и распласталась на краю обрыва. Она дышала тяжело, грудь вздымалась неровно – наверняка пара рёбер была сломана, и в позвоночнике что-то явно сместилось, поскольку отступившая было боль снова вернулась. Тауриэль смотрела в белёсое небо и не могла заставить себя встать. Она уже не понимала, обычный ли туман скрывает от неё вершину Вороньей скалы, или эта пелена – в её собственных глазах. Из полузабытья ей вырвал знакомый голос. Тауриэль не поверила своим ушам и со стоном попыталась приподняться.
- Лежи, - на плечо ей легла горячая ладонь, - Моя героиня…
Последние слова были сказаны с таким теплом, что у Тауриэли не осталось сомнений – это правда Кили склонился над ней, это не наваждение и не бред.
- Но как… - ошеломлённо прошептала она, - Я же видела, как Болг тебя…
- Не убил, - улыбка гнома почти прежней, только чуть перекошенной из-за рассечённой на скуле кожи, - Он хотел, но ты меня спасла.
Тауриэль посмотрела на искалеченную руку гнома, потом на рану на его груди – куртка была по-прежнему расстёгнута. Рубаха промокла от крови, но эта рана не могла быть глубокой.
- Орк целился тебе в сердце… - она всё ещё не могла понять, как возможно такое чудо.
- Благодаря тебе он туда не попал. Меч зацепил мою руку, сломал кость и пригвоздил руку к груди. Но тут ты прыгнула на эту сволочь, он не дожал клинок, и отшвырнул меня. Я очнулся, когда ты падала, и думал, что потерял тебя. Ты лежала, как мёртвая, глядя в небо пустыми глазами. Больше никогда меня так не пугай, хорошо? – Кили коснулся её щеки пальцами здоровой руки.
- А ты – меня, - попросила в ответ Тауриэль, прижимаясь щекой к его ладони.
- За меня не бойся, - улыбнулся Кили, - Мы, гномы, крепкий народ. Говорят же, что мы сделаны из камня.
- Мы, эльфы, тоже не слабый народ, когда защищаем то, что нам дорого, - улыбнулась Тауриэль в ответ.
Поморщившись от боли, она вытащила из внутреннего кармашка гномий камешек с рунами и вложила его в ладонь Кили.
- Видишь, я вернулась к тебе.
- Клянусь, этот камень больше нам не понадобится. Мы больше не расстанемся, что бы ни случилось, - пообещал Кили, глядя в распахнутые зелёные глаза своей любимой спасительницы.
Гном сидел рядом с эльфийкой на краю пропасти. Они смотрели, как над полем боя кружат орлы, и понимали, что Свет всё же победил.

(с) Автор: sterverus


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 8 человек:

  1. Да это чёртова книга будущего! Немного класнючего текста и движущиеся картинки!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Это что, кто-то уже фанфик написал? У Профессора такого точно не было))

    Оцени комментарий: Thumb up 0


  3. Долго хихикала))))

    Оцени комментарий: Thumb up +2