Два дня, подарившие мне счастье

2day

— Лорд Нарильян, вызывали?
— Вайенвайрт? Проходи.
Юноша с опаской вошел в кабинет высокого начальства. Здесь он был второй раз в жизни. Первый состоялся два месяца назад, когда он только был принят, или скорее распределен в Жандармерию — службу безопасности Алагейзии. Тогда ему очень доходчиво объяснили всю степень его везения. Ему — полукровке, бастарду всемилостивейше предоставлена драгоценная возможность служить Его Величеству и родному королевству. И не просто служить, а сделать карьеру, и неплохо зарабатывать, что для него, нищего сироты, нахлебника родни, конечно, очень важно.

Гелен не посмел возразить, что родня уже давно отправила его в Гвардейскую школу, и не разу с тех пор, он не получил от них ни медяка. Не посмел, потому что знал, учеба в Гвардейской школе, это тоже драгоценная возможность и оказанная ему милость. Возможность для него, нищего сироты, получить образование, профессию бесплатно и находиться все эти годы на полном государственном обеспечении. Впрочем, лорд Нарильян — командир хороший, только постращать подчиненных любит, чтобы не расслаблялись. И сейчас Гелен старательно перебирал в уме все события этих двух месяцев. Пытался понять, чем он сумел привлечь начальственное внимание. Безуспешно.
— Ты, наверное, думаешь, зачем я тебя позвал?
Шеф жандармерии, наконец, оторвался от бумаг и внимательно посмотрел на Вайенвайрта.
— Ну?
— Так точно, милорд.
— Боишься?
— Милорд, я ничего постыдного не совершал, зачем мне бояться?
— Молодец, — старик встал и медленно обошел парня. — У меня есть для тебя задание.
— Рад служить Королю и Алагейзии!
— Его Высочество отправляется в поездку по стране. Инкогнито. — Нарильян внимательно наблюдал за выражением лица Гелена. — И ты будешь его охранять. Тайно. Тайно от него самого.
Внутри парня все дернулось. Это задание могло обеспечить ему будущее, а могло могилу. И что значит охранять принца тайно от него самого? Как это делать-то? Но его лицо осталось совершенно спокойным, интерес, радость, но не шок и страх.
Командир удовлетворенно отвернулся. Этот мальчик должен был подойти.
— Милорд, как мне охранять Его Высочество тайно от него самого?
— Как хочешь. Главное результат. Выезжаешь завтра на рассвете, через Западные ворота. Постарайся догнать его как можно быстрее. Портрет не предлагаю, так узнаешь. Деньги получишь в канцелярии, официально у тебя командировка. И смотри никому ни слова. Сейчас свободен. Собирайся.
— Разрешите идти?
— Иди.
Козырнув, парень резко повернулся через левое плечо и строевым шагом вышел из кабинета.
Нарильян задумчиво смотрел ему вслед.

1 день

Лавандовые поля простирались по обе стороны от дороги, почти от самого Розалиса. Навязчивый душный запах пропитал все вокруг. Многих он успокаивал, но Адельмана с детства раздражал. Хотя, нечего сказать, красиво. Лаванда росла здесь вовсе не для услаждения взоров проезжих, из нее делали масло, которое экспортировали и в Орлеттскую империю и через океан, в Лакерту, союзным нифам и вечным врагам – ящерам.
Ехавший неподалеку всадник чуть прибавил шаг и поравнялся с Адельманом.
— Добрый день! Простите, если помешал, но мы двигаемся рядом уже два часа, и я подумал, может, стоит познакомиться?
Попутчик лучезарно улыбнулся, наивно похлопывая длиннющими ресницами. Светловолосый, с диковинными голубовато-сиреневатыми глазами, совсем мальчишка и очень смазливый. Едва ли такой может представлять опасность. И на человека графа Нарильяна не похож, его соглядатаи, наверняка, прячутся за кустами.
— Давайте познакомимся: Лорд Адельман Таллиан.
— Лорд Гелен Вайенвайрт, выпускник Гвардейской школы. Еду к родне в Кошачьи земли, в Калигард. А вы куда направляетесь, может нам по пути?
— В моей семье есть традиция путешествовать по стране после окончания обучения. Так, что не куда конкретно, но сейчас я выбрал западное направление, вплоть до порта Маргиас. Нам действительно по пути. Предлагаете ехать вместе?
— Почему нет? И веселей, и безопасней.
— Пожалуй. Вы родственник князя оборотней?
— Благодаря фамилии это абсолютно очевидно. Племянник. Но не стоит ничего вспоминать обо мне, бесполезно, я бастард.
— Бастард?.. Наверное, мне не стоило поднимать эту тему?
— Я сам сказал об этом, вы не спрашивали.
Несколько минут попутчики провели в молчании, а потом Адельмана осенило.
— Сын Эльзеара Вайенвайрта?
— Вы вращаетесь в дипломатических кругах?
— Да. Там все помнят лорда Эльзеара. Невероятная личность, ведь это фактически он заключил союз с Нифией.
— Достаточно нетрадиционным методом, благодаря роману с наследной принцессой Самирой.
— Какая разница, каким образом подписан договор? Главное, подписан. Это самый блестящий успех нашей дипломатии за последние пять веков!
— Теперь моя мать королева. Она мне пишет иногда, шлет подарки, — взгляд парня стал рассеянным и слегка печальным.
— Вы сын королевы Самиры? Но ведь в Нифии совершенно другое отношение к браку. Там каждый мужчина, которого женщина удостоила вниманием, ее законный наложник, а на какой срок, зависит от нее. Получается, по их традиция, вы ни какой не бастард.
— Да, только мама решила, что в Алагейзии мне будет лучше. Мне исполнилось три года, когда она отправила меня к отцу. Она не знала, что за месяц до моего приезда, он погиб.
— Очень жаль! Ему пророчили блестящее будущее на дипломатической арене, но не сложилось. Но он умер достойно, как герой: защищал мирных граждан от пиратов, пока не подошла береговая охрана, а сам ведь даже не был воином. Вы жили у родни?
— У дяди до семи лет. Потом поехал учиться в Гвардейскую школу.
— Да, жизнью вы не обласканы.
— Бросьте, у многих, курсантов той же школы, все куда печальней. Мне не на что жаловаться.
— Но история рождения сына лорда и горничной, не так романтична и вызывает меньше внимания.
— О, да, романтики в моей биографии предостаточно, — блондин весело рассмеялся.

* * *

Следующие часы пути он развлекал Адельмана байками из жизни Гвардейской школы.
— Был у нас один сержант-наставник, тип очень неприятный, косоглазый и с кривым носом. Уж не знаю, из-за ущерба внешности он так зверствовал или еще из-за чего. Но все ему было не так, придирался постоянно, ко всем и по любым пустякам. Но это было бы еще ничего, так он привычку завел, каждую ночь по тревоге нас поднимал. Сна никого, отдыхать невозможно, а мы ведь живые. Терпели-терпели, за полгода терпение иссякло. Тут проверка должна была быть, неожиданное посещение школы высоким начальством. Ну, как неожиданное, все заранее, надраено-начищено, построено-научено….
— Если проверка неожиданная, откуда о ней знали?
— Такие вопросы решаются подарками соответствующим людям. Договорились мы, значит, отомстить. Сержант по вечерам чай пил с коньяком, вряд ли это хорошо влияло на сон, но коньяка было немного, он не пьянел. Мы его отвлекли, и в чайник заварочный подлили Нежный сон Эвринеля, а это снотворное хоть и легкое, но в сочетание с алкоголем усиливает его эффект во много раз. Выпил он того коньяка всего ничего, а опьянел преизрядно. Утром проснулся, с сильным похмельем, проспал, выпить отрезвляющие не успел. Пахло от него ужасно, да вообще видно было, невооруженным взглядом, что пил накануне. А вместе с большим начальством приехал Его Величество, такого мы, конечно, не ожидали, и родную школу позорить не хотели. Скандал вышел жуткий.
Скандал это Адельман вспомнил: «Да, не знал отец, чьих лап это дело было».
— Его уволили?
— Ну, что вы… на такую зарплату, человека еще найти нужно. Оставили.
— И что дальше?
— Дальше? Он, конечно, обо всем догадался, издеваться стал больше прежнего. Придумал тренировку: по ночам пускал коней, и нам велел с ними бегать наперегонки.
— Оно того стоило?
— Месть эта? Гонок с конями, пожалуй, что и стоила. Но у одного парня сердце не выдержало, он умер, прямо там, на плацу. А сержант сказал, что, дескать, не страшно, хорошим офицером он бы все равно не стал с плохим здоровьем. А парень этот, он не участвовал даже, хороший был, добрый. Такая вот история.
Повисло тяжелое молчание. Этого отец Адельмана тоже не знал, в Гвардейской школе явно многое нуждалось в реформах.
— «Золотой петух» — красивое название.
Таверна, к которой они подъехали, не слишком располагала к остановке, зато вывеска гордо гласила — отель.
— Смеркается. До Вирфельда приличные постоялые дворы вряд ли будут, а этот все лучше, чем ночевать в лесу. Рискнем? — Гелен вопросительно посмотрел на притихшего спутника.
— А что, еще остается?
Отдав поводья и пару медяков подбежавшему мальчику, спутники вошли в таверну.
Внутри «Золотого петуха» было, не протолкнутся. Почти все столики оказались заняты. Каждый посетитель почему-то кричал. По залу кто-то постоянно сновал.
— Две комнаты можно?
С трудом протиснувшись к стойке, Вайенвайрт решил взять снятие ночлега на себя.
— А нету их, — неказистая содержательница меланхолично протирала бокалы, к счастью, чистой тряпкой.
— Что вообще нет комнат?
— Почему? Есть одна, самая дорогая.
Гелен нерешительно посмотрел на Адельмана.
— Какая там кровать? — решил тот подать голос.
— Большая, конечно. Я же сказала, самая дорогая комната.
— Можно меч посередине положить. У меня есть рапира, — весело объявил блондин. — Берем?
— Давайте, — провозгласил он, дождавшись утвердительного кивка товарища.
Спутники заказали еды, рассчитались с женщиной и уселись за стол, с большим трудом найденный свободным.
— Гелен, — торжественно начал Адельман, взяв в руки бутылку игристого вина. — Мы с вами знакомы уже целый день и этой ночью даже разделим постель. Нам ехать вместе, деля все трудности и горести пути ближайшую неделю. Ну, почти неделю. Поэтому я предлагаю вам выпить на брудершафт и перейти на ты. Что скажете?
— Согласен.
Скрытый принц разлил вино, по чудесным образом нашедшимся, здесь фужерам и протянул один новому другу. Сплетя руки, они встали напротив, и как это приписывает старинные обычай закрепления дружбы, смотря в глаза товарищу, выпили вино. Дальше должен был идти братский поцелуй, но неожиданно на этом месте возникли проблемы. Адельман смотрел на блондина и не мог заставить себя поцеловать его. Совершенно неожиданно он понял, что испытывает к Гелену вовсе не братские чувства. Виной ли тому было нифское происхождение того, а у нифов, как известно однополые интимные отношения норма, или его излишне женственный облик, или виновато было вино, но… Гелен сам коснулся его губ, нежно, медленно и слишком коротко. Губы полукровки оказались мягкими, теплыми и кажется, даже пахли вишней.
«Помадой он, что ли пользуется?» — раздраженно подумал инфант. Но нервничал он, от того что поцелуй оказался недолгим, а него от того, что губы друга сладко пахли ягодами, и в этом принц вполне отдавал себе отчет, и это его совсем не радовало.
Отстранившись, блондин спокойно улыбнулся, пришлось и Адельману взять себя в руки и приступить к еде, которая против ожидания, оказалась весьма приличной.

* * *

— Все знают, что Рыжий Марк держит слово! Сказал, отдам долг, значит, отдам! — голоса в трактире звучали со всех сторон. Нет-нет, да и посвящая окружающих в дела соседей по столику.
— Гелен, все спросить хочу, тебя, куда после школы распределили?
— Граф Нарильян обещался почтить милостью, но не знаю, вспомнит ли.
Адельман дернулся: «Все-таки охранник? Нет, тогда бы молчал о жандармерии».
— Чем это ты его привлек? Говорят туда трудно попасть.
— Я чтец.
— Серьезно? Невероятно. Это же такая редкость, даже в Орлетте, а уж там-то с магами проблем нет. Чтец в жандармерии нужен. Только, я слышал, это очень неприятно. Ты уже читал кого-нибудь?
— Да, учился. Что тут может быть приятного, осознавать себя другим человеком, еще и преступником каким-нибудь?
— Менталистика к одному считываю сознания, ведь не сводится.
— К счастью.
— А что еще можешь?
Адельман совсем успокоился, Нарильян единственного чтеца на полевое задание не отправит.
— Менталист я средненький.
— Было бы с кем сравнивать.
— Это да. Еще я боевик и зельевар. Здесь, говорят, талантами не обделен. И оборотень, конечно, куда ж без этого? В общем, грех мне на судьбу жаловаться, только Творца гневить.
— Да, талантами ты действительно не обделен. Тебе их, наверное, вместо тепла родительского очага дали.
— Похоже на то.
— А я говорю, никакой это не маниак! — за соседним столом послышался возмущенный голос. — Маниаки, чай, девок насильничают, а что этот изувер делает, ты видел?
Адельман поморщился от очередного всплеска шума, в такой обстановке принцу было очень не комфортно. Зато Гелен, кажется, прислушался к разговору:
— Ты что ли видел?
— А, вот и да! Случилось мне. Девка эта была вся рисунками изрезана.
— Это как?
— Так. Ножом. Я слышал, как полицаи говорили, что это-то какие-то векторы Силы, не знаю чего это такое. Но маниаки их точно не рисуют. Но это еще ничего, оно вся сухая была. Вот!
— Это как, сухая? Чего она мокрая должна быть? Иль ты имеешь в виду, что не гнила?
— Она и не гнила. Она как яблоко сушеное была, полицаи так и сказали, сухофрукт!
— Да-а, на маньяка что-то не слишком похоже. Чего ж он с ними делает-то?
— Я слышал, — сидящий за соседним столиком, мужик привстал и наклонился к соседу, — Темный Круг, во!
— Темный Круг…
Теперь тема разговора заинтересовала и инфанта:
— До Вирфельда далеко? — поинтересовался он у Вайенвайрта.
— Если не быстро и не целый день скакать, то два дня. Если ехать подольше и побыстрее, можно и за один успеть. Стороной объехать хочешь?
— Нет, наоборот, мне интересно.
— Адельман, ты что?! А если там и правда маг Темный Круг строит? Туда полиция отряд жандармов из столицы вызовет. Куда ты полезешь?
— Я не собираюсь темного искать и воевать с ним. Я просто хочу послушать, что люди говорят. Три дня езды от столицы и уже такое творится, уму непостижимо.
— Приедем завтра, послушаешь. Спать пойдем?
— Да, пора.

* * *

Снятая комната была, конечно, не роскошной, но достаточно просторной и очень чистой. Ее украшала резная деревянная мебель, и вышитые, с кружевом по краю, шторы, скатерть и покрывало. Белье оказалось свежим, крахмальным и пахнущим нелюбимой Адельманом лавандой. Впрочем, он был не в претензии, он боялся, что чистое белье придется у хозяйки вытребовать. В общем, против всех ожиданий, «Золотой петух» оказался местом приличным, хотя первое впечатление и говорило об обратном. Не Большой Отель в Розалисе, но его роскоши никто и не ждал.
— Кто первый в ванную?
— Здесь и ванная есть?
— Да, за той дверью. — Гелен махнул рукой в сторону незаметной, притулившейся возле окна и беленой в цвет стены дверки. — Нормальная. Водопровод есть, горячая вода тоже, артефакт греет.
— Не такая хозяйка и бедная, что же она не наймет кого-нибудь, что бы дом в порядок привели, если в семье не кому?
— Кто знает. Может так лучше. Пьянчуги ремонт не испортят, кто победней зайти не побоится, а кто побогаче, все едино в лесу ночевать не пойдет. Мы же вот не пошли. А что достаток есть, это и так понятно, народу сколько. Какими бы не были расходы, что-то ей в любом случае остается. Так в ванну, кто?
— Иди ты.
— Как хочешь.
Гелен покопавшись в сумке, ушел, а Адельман присел в кресло и задумался.
Поразмыслить ему было над чем, потому что ситуация сложилась странная и сложная. Анализируя свои сегодняшние эмоции относительно Вайенвайрта, принц все больше и больше понимал, что случилось то, чего он никак не ожидал. Его заинтересовал мужчина, в самом что ни на есть физическом плане. Прямо слышатся голоса придворных: «Инфант воспылал страстью к мужчине!» Как звучит-то! Хотя, Гелен еще не мужчина, а юноша. Очень красивый юноша и именно в этом все дело. Небо дало ему настолько нежные, изящные, тонкие черты лица, что переодень его в женскую одежду, никто и не догадается. Только подбородок чуть тяжеловат, но Гела он не портит, да и девушку бы не испортил сильно. Адельман до сего дня даже не знал, что такое бывает. Несколько часов общения, дурацкая идея с питьем на брудершафт и теперь в голове стоит, и не хочет уходить сладкий образ полукровки, мягкие черты лица, огромные ярко-голубые глаза в обрамлении длинных ресниц и четких аккуратных бровей, розовые губки бантиком и золотые локоны, лежащие крупными волнами. Творец, зачем этому бастарду лицо, которому и многие девы позавидуют?! Но фигура у него далеко не женская, кость тонкая, но плечи широкие. Чего уж там, невероятно красивый парень. Еще и талантливый. И веселый. И явно умный. И это совсем не повод в него влюбляться. А что повод? А чего уж себя-то обманывать, просто Адельман увидел кого-то, отношения с кем не мечта, а вполне возможная реальность, и этот кто-то ему понравился. Остается узнать, понравился ему Адельман. Мелькнула мысль, что даже если и нет, он ведь принц, может многое предложить нищему сироте, Гелен на половину ниф, значит так уж против быть не должен, договорятся. Но нет, это не дело, на вторую-то половину парень оборотень, и вполне возможно будет очень даже против, и вообще это бесчестно. А узнать мнение объекта, конечно, желания можно, но не со способностями Адельмана к соблазнению. Остается главный вопрос, что делать с этим в целом? И конкретно, как пережить эту ночь?!
— Адельман, идешь?
Объект размышлений и желаний, нежный и изящный, кутался в полотенце. Быстро подхватив вещи, принц отправился в ванную, подальше от соблазнов.
А Гелен занял его место, и медленно разбирая мокрые пряди волос, высушивая их простеньким бытовым заклятием, тоже принялся размышлять. Ситуация складывалась интересная и в целом благоприятная. Инфант оказался вполне приличным парнем. Вообще с трудом верилось, что это наследник престола Алагейзии. Многие знакомые лорды вели себя куда более заносчиво и высокомерно даже в неформальной обстановке, при этом, будучи расположены к общению. Вели себя так не потому, что хотели подчеркнуть свой статус, а потому что их так воспитали, они и не умели подавать себя иначе. Адельман наоборот был достаточно прост и тактичен. В его характере было даже что-то женское, он не действовал, нахрапом, не форсировал, он словно бы делал пробный шаг, намекал, ожидая ответа собеседника. Только в особенных для него случаях он действовал сам, например, для него почему-то важно было сократить династию между ними, и он это сделал. Адельман не зря представился дипломатом, это поприще ему явно подходит. Похожим методом предпочитали действовать умные самостоятельные алагейзийки. Такую характеристику принца Гелен составил за этот день, а в людях он ошибался редко. Путешествие обещало быть спокойным и приятным, если бы не два, но: во-первых, большие опасения жандарма вызывал интерес принца к событиям в Вирфелде, подозрительно смахивающим на строительство Темного Кругу. Те, кто высасывает магическую Силу людей, а подчас и их жизненную энергию, чтобы усилить свои магические способности, способны на всю что угодно. Их устраняют боевики из жандармерии, и делать в этой заварушке инфанту нечего. Вторым нюансом, была неожиданная реакция самого Гелена на августейшую особу. Гел давно знал, что нормальных отношений с приличной алагейзийкой, у него, скорее всего, не получится. Слишком много в нем было от нифа. Женщин, умных достойных, он считал высшими существами, к ним мог испытывать только платоническую любовь, безграничное уважение и уж никак не страсть. Пожелай такая женщина его, он был бы счастлив ей отдаться. Но в Алагейзии все происходило совсем не так, здесь первый шаг всегда делал мужчина, а сделать его в отношениях с женщиной Гелен не осмелится никогда. Да, и женщины достойные здесь бывают редко, все больше полоумные, думающие лишь о собственной внешности, и о том, как мужа найти побогаче. Таких он к высшим существам не относил, и предпочитал не замечать. Он мог бы быть счастлив с мужчиной, Алагейзия не Морран, здесь к этому относятся нормально, но все же мужчин предпочитающих однополые отношения на острове мало. Да Гелена никто и не привлекал. До сего дня. Адельман был ровно таким, как Вайенвайрт мечтал: он был красив и мужественен, не очень напорист и даже стеснителен, это Гела более чем устраивало, он вовсе не собирался уступать активность другому мужчине. Сладкая Сила принца сводила его с ума, он как менталист отчетливо видел красивую лазурную ауру, тонко пахнущую розой. Да, ауры имели запах, правда, ощущали его не все, и эта пахла просто потрясающе. В общем, в Адельмане Гелена привлекало все, он пробуждал всю его смешанную кровь, кошачью натуру нисколько не смущало, что это мужчина, хотелось обернуться и ласкаться. Только вот, зачем он нужен инфанту? Вокруг него наверняка крутятся десятки красавиц. А если подпоить во время путешествия и соблазнить? Но что потом сделает с подчиненным граф Нарильян? Лучше не стоит. Но как провести эту ночь в одной с принцем постели и не опозорится? Когда они взяли одну комнату, жандарм был даже рад, он очень переживал, как охранять инфанта ночью, если комнаты будут далеко. Спать под дверью? То-то, он удивится. В обычной ситуации это было нормально, но у них не обычная, у них тайны. Так, что можно сказать: повезло. Но как спать спокойно, решительно не понятно.
Задумчиво посмотрев на дверь, за которой скрылся принц, Гелен решил не ждать его, а сразу ложиться.
Вышел Адельман скоро. С длинных темных волос стекали на пол капли. Мокрый, он совсем не казался благородным принцем. Тонкое хлопковое полотенце облегало все, что только могло.
Гелен накрылся одеялом и отвернулся.
— Спокойной ночи!
— Доброй ночи, Адельман!
Понятное дело он не уснул, так и лежал, неподвижно, чтобы не разбудить принца и прислушивался к его мерному дыханию.
Сначала небо за окном посерело, а когда окуталось розовой дымкой, жандарм аккуратно встал с постели и закрылся в ванной. Ему определенно нужен был холодный душ.

2 день

По дороге до Вирфелда они говорили мало. Обоим было неуютно. Да и ехали быстро, большую часть дороги галопом, не перекрикиваться же?
Добрались под вечер. Город встретил их шумом и смесью тысячи запахов, в основном неприятных. Вирфелд издревле стоял на оживленном тракте, в нем всегда кипела жизнь.
— Давай, собирать слухи ты будешь завтра? — жандарм предпочел бы, что бы он вовсе этого не делал, но ситуацию нужно узнать самому, если здесь, правда, строится Темный круг, надо докладывать наверх.
Адельман молча кивнул, дорога вымотала их обоих.
Они выбрали самый дорогой отель прямо напротив городской ратуши. Комнаты к счастью нашлись по соседству. Правда, Гелен все равно сомневался, что не проведет всю ночь, фланируя по коридору.
В ванной, куда парень пошел смывать дорожную пыль, из зеркала на него посмотрело бледное чудо. Нет, он знал, что смазливостью Творец его не обидел только вот преимущество ли это?
Плеснув в лицо холодной водой, оборотень вздохнул: какая разница, как он выглядит?
— Гелен, я пойду в ресторан! — послышался голос Адельмана.
Прошипев проклятие, жандарм принялся быстро одеваться, куда он принца одного отпустит?
Однако, не смотря на то, что спустился вниз он ненамного позже него, нашел он спутника уже в компании местной красотки. Куртизанка, конечно, но именно куртизанка: ухоженная, хорошо одета и ведет себя прилично.
Надо бы проверить ее, но как?
Чтобы не мешать, Гелен сел за другой столик, но взгляда, от принца не отводил. Женщина даже стала удивленно посматривать на него, а вот Адельман так ничего и не заметил.
Вино здесь, кстати, плохое, даром, что претензия на приличное место.
Принц с девицей начали о чем-то спорить. Говорили тихо, в зале отвратительно пели под аккомпанемент несчастного рояля, что происходит, Гелен не мог разобрать даже со своим звериным слухом.
Через некоторое время он понял, что дамочка уговаривает принца куда-то пойти, кто бы сомневался куда? А тот, похоже, против. Жандарм уже хотел вмешаться, когда куртизанка ушла, а за ней последовал и Адельман.
Вздохнув, он глотнул еще местной гадости. Напиться что-ли? Примет, если что отрезвляющего. Нет, не сейчас, когда дамочка уйдет, а объект уляжется спать.
Бросив мелочь на стол, Гелен поднялся наверх. Походил по комнате, но уж слишком странные эмоции чувствовались через стену, выйдя в коридор, онподошел к двери принца. Прислушавшись, втянул запах из комнаты.
Звуков не было, а пахло очень странно: солью, или нет, слезами? Но Адельман один, это точно.
Жандарм рванул дверь, открывая замок и разрывая охранное плетение. Хорошее, кстати. Принц на кровати нервно дернулся и поднял испуганный взгляд.
— Что? Уйди, — махнув на дверь, парень упал обратно на кровать.
Гелен не ошибся: он лежал полностью одетый, а на вроде бы спокойном лице влажно мерцали тонкие следы.
— Что случилось? — уходить он никуда не собирался, хотя и понимал, что позор ему потом вряд ли простят.
— Пошел вон! — в глазах принца блеснула ярость, но оборотень опустился на кровать рядом с ним и, не реагируя на возражения, прижал к груди.
— Не нормальный, как ты смеешь?
— Сам не знаю… — он приник к губам принца. Граф будет в ярости, это если он доживет до встречи с ним и его не прибьет с утра сам инфант. Но, если останется жив, всегда можно попросить политическое убежище у мамы, а если нет, то и не жалко.
Стягивая сюртук и сорочку с принца, оборотень безостановочно покрывал его поцелуями. Адельман растаял быстро и прекратил биться в хрупких, неожиданно оказавшихся железными руках.
— Адан, свет мой… — Гелен потянулся к ширинке, но неожиданно вновь получил отпор.
— Не бойся, я ничего не сделаю. Не трону, обещаю, — но принц все равно пытался сопротивляться. — Адан…
Жандарм все-таки сладил и, стянув с инфанта брюки, замер в шоке.
— А ты думал, все просто?
Гелен ничего не думал, но все, правда, оказалось нелегко.
— Местная дама была разочарована. Столичные тоже.
Оборотень поморщился и наклонился к гениталиям принца. Алагейзийские красавицы может, и были расстроены, но вот он благополучно обойдется.
Нежно лизнув вполне здоровую мошонку, Гелен облизал яички, а затем аккуратно взял в рот член, небольшой и недоразвитый. Тем не менее, он все-таки среагировал на старания и через какое-то время оборотень почувствовал на языке вкус спермы.
Взгляд принца был мутный и расфокусированный.
— Мой свет, — парень нежно поцеловал руки любовника, — если бы они хотели…
В темно-серые фамильные глаза Аллентаров вернулся разум, инфант потянулся к брюкам Гелена, но тот вернул его на подушку.
— Не надо, драгоценный, все хорошо. — Скинув сюртук и сапоги, он лег и, уложив принца к себе на грудь, погасил свет.

* * *

Проснувшись, Вайенвайрт обнаружил, что за окном темно и Адельмана в комнате нет. Часы показывали два часа пополуночи. Сосредоточившись жандарм постарался найти принца. Не таким хорошим он был менталистом, и не таким сильным магом был Адан, но все-таки нужная точка нашлась. К сожалению, далеко за пределами отеля. Телепортировав рапиру из своей комнаты, Гелен открыл портал к принцу.

* * *

Адельман задремал, но долго не проспал. Чувство на душе царило неоднозначное. Нет, он был благодарен и очень рад. Да он был рад, не важно, что скажет отец, он придумает что-нибудь. Юноша поцеловал в висок своего блондина, он казался таким нежным. Это ему положено быть маленьким и тонким, похожим на девушку, но нет. Нет. Как отец пережил это, Адан не понимал. Единственный наследник и такой удар. Нет, теоритически он был фертилен, а вот практически. «Если бы они хотели». Да, кому он нужен? Урод. Только вот Гел проявил необъяснимое милосердие.
Решив проветриться, принц вышел на улицу. Тихая летняя ночь, где-то пел сверчок.
С этой атмосферой резко контрастировал короткий женский вскрик. Естественно Адельман должен был узнать, что происходит.
Два крупных мужчины укладывали в карету его несостоявшуюся любовницу, она безвольно висела на их руках. Никто бы не удивился, мало ли куда везут даму совсем не тяжелого поведения. Но толи ночь пьянила, толи разговор в придорожной гостинице упал на плодородную почву. А только выбрав момент, принц залез на запятки кареты и затаился.
Они покинули городские стены и въехали в небольшую усадьбу.
— Кого вы притащили? — из дома к ним вышел мужчина. Точнее по голосу мужчина, а лица видно не было, говоривший был закутан в дорогой черный плащ.
— Шлюху, как ты и сказал, — один из приехавших мужчина сплюнул на землю.
— Я не о ней.
За короткую паузу Адан оценил ситуацию: двое были в карете, еще один сейчас появился. Есть ли еще кто-то?
— Мальчик, ты зачем здесь?
— Я случайно, простите, — глупый ответ, не такой он и мальчик. А так соглядатай не доделанный.
В этот момент в усадьбе появился Вайенвайрт.
Практически сразу в него полетела несколько заклинаний. Однако до него они не долетели. Гелен с благодарностью глянул на Адельмана.
Людей здесь оказалось не трое, а около десяти. Адан никогда раньше не видел, бой и честно говоря, не хотел больше видеть.
Магические удары летели в них, не прекращаясь даже на секунду, Гел отвечал, но один против десяти, он справлялся не очень. Точнее дело было не в количестве. Они были очень, не естественно сильны, такими бывают только орлеттские лорды.
— Адан, — Вайенвайрт говорил шепотом, почти не шевеля губами, — очень медленно иди ко мне. Если они поставят противопортальный щит, я его не прорву.
— Здесь женщина.
Оборотень ничего не ответил, выбрав короткую паузу между залпами заклятий, он резко метнулся к принцу и, прижав, его к груди открыл портал.
Последние заклятия пришлись на щит Адана.
Они оказались в приемной графа Нарильяна. Несмотря на ночь, здесь кипела работа.
«Все-таки охранник», — мелькнула мысль. Но, честно говоря, это уже не имела значения.
Выйдя из портала, оборотень, бледный, как мел, осел на пол. Растерянный Адан даже не успел его подхватить.
— Что?! Что случилось, Адельман? — это вскочил из кабинета граф.
— Я не знаю, они не могли, они не пробили мой щит.
— Щит?!! Кто они?! Что там у вас случилось?
Спешно сбегающиеся люди засуетились вокруг принца и его охранника.
До Адельмана дошло, что открыв сюда портал, они задели охранное плетение, и сработала тревога.
— Ваша светлость, он не ранен! Это что-то, я не знаю… — глядя круглыми от удивления глазами на начальство, бормотал молодой жандарм.
— Это скверна мальчик. Менталисты так реагируют на скверну. И где же вы нашли скверну, Ваше Высочество! — вновь повернулся к Адельману Нарильян.

* * *

— Как ты себя чувствуешь, мальчик?
— Ваша светлость? — Гелен попытался вскочить с кровати.
— Лежи-лежи. Я не просто так пришел, — старик присел на стул рядом с кроватью парня. Завтра тебя хочет видеть Его Величество.
— Мне очень жаль, Ваша светлость, я не смог справиться со своими обязанностями.
— Это ты о том, что Адан ночью удрал искать приключения? Ну, ты же успел найти его раньше, чем они.
— Я бы не сказал так, милорд.
— Главное, что все хорошо. Вон темных обезвредили. К сожалению, мы не всю секту смогли поймать, придется еще поискать. Ладно, завтра к полудню во дворец.
Идти на аудиенцию было страшно. Нет, если король был разгневан тем, что за инфантом не уследили, граф бы дал об этом знать. Но их с принцем короткое знакомство успело зайти немного не туда.
Темный круг или Круг Вечности, как его называют ящеры, в народе, Скверна – самый страшный в магических науках ритуал. Маги не равны по силе. Увеличить свою нельзя, она ограничена определенными рамками. Для людей. Ящеры могут ее пополнять неограниченно. Силу можно восполнить разными способами, но самый практичный, забрать ее у кого-то. Это метод пополнения магической силы ящеров, те из людей, кто очень хотел увеличить собственную силу, приспособили его для людей. Если очень надо, можно стать даже Высшим магом, только для этого надо буквально искупать в крови. Совершено буквально. Вся сложная практика строилась на человеческой крови. После ритуала оставались пустые, сухие трупы, в которых не было больше ни жизни, ни влаги, ни крови, ни силы. И их надо много, очень много. Кроме значительно добавления в силе, ритуал разрушает человеческую ауру, то есть разрушает родную силу, изменяет ее. По ощущениям менталистов превращает в гниющую субстанцию. Скверну. Вблизи от Круга, места построения ритуала чтецы теряют сознания от боли и окружающей мерзости. Да, там никому не по себе, просто менталисты лучше чувствуют.
На следующий день в полдень Гелен пришел во дворец. За все время жизни в столице, здесь он еще не был.
В кабинет короля, его в пустил секретарь. Юноша поклонился и замер, вытянувшись в струнку.
— Красивый мальчик. Даже слишком красивый. Граф, и вот что я ему скажу?
Короля блистательно и великолепного Гелен уже видел, не так близко, конечно. Адан, кстати, это запредельное благородство не перенял.
— Пойдемте со мной, молодой человек. Не будем никого смущать. Моя идея, мне и отдуваться.
Вайенвайрт войдя, не посмел разглядывать кабинет, короля и граф Нарильяна, замершего за его креслом, он видел. А женщину нет, но ее духи и третью ауру он чувствовал.
Внутри парня все замерло, не смотря ни на что, это женщина вызывала в нем больше эмоций, чем его повелитель. Кровь есть кровь. Это женщина вообще всех вызывала много эмоций. Королева сердец. Леди Альетта Элиот Легре, маркиза Конийская и графиня Лафинарская. Фаворитка короля.
— Юноша, пойдемте.
Она была прекрасна. Нежная роза Алагейзии, даром, что не законная королева. Ее весь народ обожал. Трудно было не любить женщину в дни мора, устроившую госпиталь в своем доме, в дни засухи, открывшую свои амбары. За двадцать лет король не подарил ей ничего примечательного. И многочисленной родни, жаждущей должностей у нее не было. Она просто была со своим королем и со своим народом. Всегда. Там, где должна было быть королева, и где она не была.
Взмахом руки она позвала его за собой.
Шелковые юбки шелестели по мраморному полу. Гелену Альетта доставала только до груди, но это отнюдь не убавляло величия в прекраснейшей из женщин их острова.
— Садитесь, — судя по всему, она привела его в свои апартаменты. — Чай? Розовый, красный, синий?
— Розовый, пожалуйста, госпожа. — Неловко он опустился в указанное ему кресло, на самый край, сложил руки на коленях и принялся рассматривать носки собственных начищенных сапогов.
— Не смущайтесь так, ничего ведь особенного не происходит.
Гелен был совсем не согласен с этим утверждением.
Женщина вздохнула.
— Мне кажется, вы короля смущались меньше.
— Простите, госпожа!
Альетта внимательно посмотрела на парня.
— Тебе нравится Адан?
Не удержавшись, Гелен вскинул голову и поймал серьезный вопросительный взгляд маркизы.
— Простите, госпожа, как мне может нравиться или не нравится мой принц?
— Как любовник?
— Госпожа! — взгляд парня сделался несчастным. — Вина моя неоспорима, я могу только молить о прощении. Я…
— С нашей стороны, это было несколько подло, но у нас уже не осталась выхода. Адан очень тяжело переносит всю эту ситуацию.
— У него ведь могут быть дети. При должном старании.
— Дело не в этом, а в самом Адельмане. Гоар вынужден опасаться за рассудок мальчика. Он, конечно, не сойдет с ума, но начать пить или употреблять дурман вполне может. Решить эту проблему мы пытались долго, старались подобрать женщину. Адан очень стеснительный, во многом из-за дефекта, но это еще и характер. И вот однажды мы пришли к мысли, что быть может, нам нужна не женщина? Ведь главное, чтобы мальчику было комфортно. Рассмотрели разные кандидатуры, вша мать, Гелен нифа, у них ведь такие отношения в порядке вещей. Конечно, отец оборотень, но мы же вас не заставляли. Адан давно просился в эту поездку и Нарильян придумал поступить так.
— То есть Адельман ничего не знает? — голос парня слегка осип от волнения.
— Что ты, и не надо ему знать! Тебе жизни не хватит, чтобы убедить его в чистоте своих помыслов.
— Значит… А он сам-то как к этому относится?
Альетта удивленно посмотрела на молодого жандарма:
— Так у него и спроси.
— Как я могу? Он же принц.
— И что? У на здесь не Карнос, и даже не Орлетта. Иди и спроси. Гелен, он не будет уговаривать тебя, пойми, не тот это человек. Прояви активность сам.
— За такую активность усекновением головы отделаюсь? А то по закону…
— Гоар согласен. Если вдруг сильно испортишь отношения с Аданом, у тебя будет достаточно времени куда-нибудь эмигрировать. Собственно Гоар намеревался тебе все это сказать, но ему духу не хватило, сам понимаешь, ситуация сложная.
— Госпожа, — вскочив юноша, опустился на колени рядом с креслом женщины и поднес к губам край ее платья. — Я могу идти?
Женщина сидела в легком шоке:
— Да, конечно, иди.
Альетта покачала головой, когда пятящийся юноша закрыл за собой дверь.
Даром, что котенок, все равно типичный ниф.

У Гелена кружилась голова. Мог ли он надеяться? Но что скажет сам Адельман. Местоположение апартаментов принца он узнал у стражи, но владельца там не оказалось. Оборотня отправили в сад.
Адана он заметил издалека, он играл в мяч с красивой девочкой лет двенадцать, похожей на леди Альетту. Аньес, понял Вайенвайрт, незаконнорожденная дочь короля.
Заметив гостя, инфант, что-то сказал сестре, та бросила любопытный взгляд на Гелена и убежала. А принц отошел в заросшую глицинией беседку.
Войдя туда, юноша упал на колени.
— Государь!
Взгляд Адельмана оставался прохладным и вопросительным.
Оборотень прикинул шансы: если наследник престола захочет его казнить, у него уже есть все основания.
Вскочив, Вайенвайрт опустился на край стола и притянул к себе принца, прильнув к его губам. Тот отреагировал спокойно, обнимая любовника и отвечая на поцелуй.
— Гелен, — Адан слегка отстранился.
— Что, свет мой?
— Я не знаю, как отреагирует отец. Я постараюсь, решить этот вопрос, но…
— Брось, — Вайенвайрт упал на скамейку и усадил принца к себе на колени. — Если бы Его Величество хотели убить меня, то уже бы это сделали.
— За что?
Оборотень понял, что тайны здесь многоуровневые и вообще все сильно запутано.
— Ты можешь превращаться в зверя?
— Конечно.
— Покажешь?
Гелен улыбнулся, и через мгновение Адан оказался сидящим на теле огромного снежного барса. Голубоглазый кот ласково лизнул его куда-то возле носа. Принц зарылся пальцами в белую шерсть.
Он понимал, конечно, что у молодого жандарма могут быть меркантильные интересы, но не в его положении выбирать. Гел нежный и внимательный, и вообще он есть, отношения с неполноценным мужчиной счастье сильно на любителя.
Обернувшись обратно, блондин опять полез целоваться.
— Что ты придумал, свет мой?
— Ничего, все хорошо.
— Ага, конечно.
Гелен вздохнул и мысленно вознес молитву Творцу.
«Ничего, он справится».

Профиль автора на сайте ЛитЭра - Вира Дмитриева.

Автор: Virineya

,


На плюшки музам и на хостинг сайту:


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 23 человека:

  1. Замечательное чтиво, хотелось бы продолжения спасибо автору!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо за отзыв! У меня есть некоторые планы, то есть я знаю, что там должно быть, но вот буду ли писать это, не уверена. Я всегда придумываю наметки сюжета в разные стороны и времена, иначе не смогу описать «современность». Если писать про этих героев, то это должно быть лет на десять позже описанных здесь событий. Адан должен как раз стать королем, Гел — шефом местной ЧК. Интриги всякие, политика, тут и мама Гела должна засветиться и мачеха Адана (ну, она не жена, а любовница короля), еще ее дочь и сестра Адана. С оборотнями там интересно было… как-то так)
      Вообще, можно прочитать основную часть, там многое засвечено (по ссылке на имя под рассказом). Но это гет и без эротики. И да, умные люди так не делают, но что я могу, если кто-то мальчик и девочка и еще маленькие (относительно), а кто-то мальчик и мальчик? К тому же, я ведь не для пиара и денег, а для себя.

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  2. Класно! От если бы еще расписать)
    О дальнейшей жисзи и о матери Гелена.

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо! У меня есть некоторые планы, то есть я знаю, что там должно быть, но вот буду ли писать это, не уверена. Я всегда придумываю наметки сюжета в разные стороны и времена, иначе не смогу описать «современность». Если писать про этих героев, то это должно быть лет на десять позже описанных здесь событий. Адан должен как раз стать королем, Гел — шефом местной ЧК. Интриги всякие, политика, тут и мама Гела должна засветиться и мачеха Адана (ну, она не жена, а любовница короля), еще ее дочь и сестра Адана. С оборотнями там интересно было… как-то так)
      Вообще, можно прочитать основную часть, там многое засвечено (по ссылке на имя под рассказом). Но это гет и без эротики. И да, умные люди так не делают, но что я могу, если кто-то мальчик и девочка и еще маленькие (относительно), а кто-то мальчик и мальчик? К тому же, я ведь не для пиара и денег, а для себя.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Милая и очень приятная история! Жаль, только короткая.Собственно даже если не придумывать продолжение, можно сделать путешествие подлиннее и детективную завязку покруче. Гелен ведь жандарм. Можно сыграть на несоответствии его внешности и профессиональной деятельности. Словом, тема мне кажется весьма перспективной.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Спасибо! Безусловно, здесь можно сделать даже детектив\боевик\триллер, но эта история спин-офф другой. Как я уже много раз писала, она просто пришла и все, хотя она мало сочетается с гетной и вовсе не рейтинговой основной частью, выгнать я ее не смогла. Я не планировала ее, она написалась ровно в том объеме и в тех красках в каких пришла. Когда я придумываю что-то, там всегда есть предыстория, причем возможно веков на десять назад), и целая куча лишних героев во все стороны. Вот эти герои потребовали чтобы про них что-то написали. Я не очень хотела, но пришлось. Голое вдохновение, как уж есть.

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  4. Вот и эпилог, спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Спасибо, приятный рассказ, ещё бы бонус в виде эпилога….

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо! Такая спонтанная вещь, что на чем закончилась, на том закончилась, это не вполне от меня зависело. С другой стороны, сейчас думаю, почему бы и нет? Только что писать в виде эпилога? Надо подумать.))
      Могу сказать: Геленчик последовательно подмял сначала Адана, а потом и Алагейзию. А потом… протянул свои длинные лапки и влез во внутреннюю политику потенциального (зачеркнуто) врага.
      И через Лазурное море — и влез во внутреннюю политику потенциального союзника. Точнее влез Адан, но проблемы разгребал Гел. Ну, там еще много, что было. Заговор был и Гел угрохал всю свою родню по папе (а вот нечего бунтовать). Драматическая история не сложившихся интеграционных планов с теми, кто на другом берегу Лазурного моря. Почти случившаяся война. Внуки, мда. Короче жили они долго и счастливо. Правда, все было не так уж мирно, но они все равно были счастливы.))

      Вообще, у меня есть в смутных планах нечто фемдомно-слэшное…

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  6. Так нежно … Здорово!
    Спасибо автору за произведкние! Люблю ХЭ!

    Оцени комментарий: Thumb up +3

  7. Спасибо. Очень мягкая легкая история. Редко встречаются такие мудрые отцы…

    Оцени комментарий: Thumb up +3

    • Спасибо! Ну, план не отцовский, но не важно. В любом случае он согласился с тем, что будет лучше, если сын станет жить с мужчиной, чем, например, сопьется или на дурман подсядет) Да и это все-таки не Россия. И не регионы в данном мире с похожим отношением к гомосексуализму. Там тоже не очень, но все-таки меньшее из зол. В Морране бы посчитали большим. Но это где-то в начале было)
      Спасибо за отзыв!

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  8. Милое и нежное произведение. Спасибо автору.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  9. Хороший сюжет, отличный стиль написания, не навязчивая история которая легко и быстро читается.

    Оцени комментарий: Thumb up +3

  10. Здравствуйте, спасибо большое , мило, нежно и оптимистично — когда встретились два одиночества и костер начал разгораться — очень приятное чтение

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо! Да, это зарисовка не о становлении любви, а о встрече двух одиноких людей. Короткая и светлая, без особых интриг и изысков. Очень приятно, что рассказ, который долго пылился в столе смог все-так подарить кому-то несколько минут отдыха)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Красиво, необычно-даже не фэнтезийностью, а характерами героев. Очень понравилось. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Огромное спасибо! Да, разве фэнтезийность сейчас необычна?)) Но это я так.
      Рада, что характеры показались… да, вообще показались. Потому что у меня есть ощущение, что они не слишком хорошо выписаны. Конечно, чтобы раскрыть этих героев, какими их знаю я, этого рассказа мало, не те ситуации. Но я подозреваю, что и в этих ситуациях могло бы быть лучше выписано.
      Очень рада, что кто-то познакомился с этими ребятами, я их очень люблю.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. Всем хочется, чтобы их любили, особенно тем, кто наделе властью.
    Надеюсь принцу повезло……..

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Спасибо огромное! Эта история спин-офф к роману 12+, очень умно, конечно, такие разноплановые вещи. Но мне очень хотелось этот рассказ. Вот спустя два года навязала Ирине.
      Когда у меня случился этот загиб фантазии, мне говорили: ну, почему нельзя было просто сделать его бесплодным? А у меня в голове сложилась именно эта история. Я не хотела писать про то, как два мужчины встретились и полюбили друг друга. Мне хотелось именно историю, о том, как два человека тянулись друг к другу, потому что им нужен был кто-то, а никого не было. По идее об этом можно и роман написать, но роман об этом я не хочу. Во всяком случае только об этом. А рассказ захотела. Я его написала, когда только начала писать, наверняка, что-то упустила. Да я и сейчас еще начинаю. И никто его не читал. Очень приятно, что кто-то пожалел моих мальчиков, в моей голове им отводится много больше места, чем этот рассказ, и я их очень люблю.
      Что касается конца истории: да, у них все хорошо. *от Гелена отделаешься, пожалуй*))

      Оцени комментарий: Thumb up +3