Описание:
Жизнь забавная штука. Когда кажется, что ты на пределе и конец близок, она вновь удивляет тебя. Не факт, конечно, что тебе ВСЁ понравится, но скучно уж точно не будет.

***


Тварь, тварь, тварь... билось у меня в мозгу.
Я находил его красивым, а голос завораживающим? Я был не в себе, заявляю официально. Ничего красивого в нем нет. Обычный смазливый мерзавец. Меня просто распирало от ненависти, но лицо мое было все так же невозмутимо. Никогда не думал, но теперь скажу: спасибо, тетя Агата, за науку, век буду благодарен, не будь Вас, хрен бы я смог спокойно стоять и слушать все это.
-Неужели ты не рад меня видеть? А я так старался. - Исмаэль притворно вздохнул. И продолжил столь же ласково. - Каково тебе, Салеб? Каково тебе чувствовать себя таким беспомощным? Неспособным помочь даже себе, не говоря уже о других, а?
Краем глаза я видел, как вздулись мышцы на руках капитана в тщетной попытке разорвать веревки. Но он молчал. А Исмаэль обратил свое внимание на меня.
-Какой хорошенький рыженький цыпленочек.
Пальцами приподняв мое лицо за подбородок, он с интересом энтомолога принялся меня разглядывать. Смотри, смотри, сволочь, лапки только не отрывай. Я постарался принять самый наивный, самый трогательный вид. Что-то мне подсказывало, что роль безмозглой, но красивой и главное? послушной куклы сейчас для меня самая подходящая. Если выпадет шанс помочь брату, а он обязательно выпадет, я им воспользуюсь. А для этого надо, чтобы меня не опасались. Но кто же воспримет всерьез глупую, слабую куклу? Так что добавив в глаза трепетности, я? в свою очередь принялся разглядывать козла, по имени Исмаэль. Руки мои были связаны за спиной и пальцами я смог свободно и незаметно стащить резинку с косы. Через пару минут я буду похож на Белоснежку. Правда, на рыжую Белоснежку, но в этом есть особое очарование, как мне говорили. При всех этих манипуляциях я не сводил нежного взгляда с лица Исмаэля, всем своим видом подчеркивая свою беззащитность и беспомощность.
-Даже не могу представить себе другого применения сего восхитительного экземпляра. - Засранец с улыбкой посмотрел на капитана. - Как трогательно вы обнимались в каюте. Я прям прослезился.
Освободив мой подбородок, он с усмешкой запустил свою лапу мне в волосы. Ласкающее взъерошив, эта скотина сжала мою гриву в кулаке так, что натянулась кожа на висках и пара слезинок скатилась из уголков глаз. Что впрочем, очень удачно вписалось в роль, кто б знал из-за чего я плачу. Я прикрыл глаза, не в силах иначе спрятать слепящее бешенство, и, стиснув зубы, попытался загнать его подальше. Мне сейчас была нужна холодная голова. Поистерю я потом, когда эта тварь будет жрать землю, а мой ботинок уютно устроится на его шее.
Волосы расплелись и окутали меня мягким облаком. Его пальцы разжались, ослабляя жесткую хватку, нежно, будто непроизвольно погладили пряди, и... словно обжегшись, Исмаэль отдернул руку.
Писк рации прервал такой интересный разговор.
-Капитан Тонг, команда схвачена, все по списку проверены. Ждем дальнейших указаний.
Отойдя на пару шагов от нас с капитаном, он холодно ответил:
-Команду запереть в камерах, двоих на охрану. В рубке оставить Хариса и Раэля. Корабль пойдет по привязке за нами.
Потом, обращаясь к нашим бугаям, продолжил:
-Капитана Салеба привязать в моей спальне. - И уже повернувшись к брату, добавил. - Там есть очень удобный крюк, тебе понравится. Я покажу тебе, каково наблюдать, как то, что тебе дорого втаптывают в грязь и не иметь возможности помочь. А потом, когда твое сердце еще кровоточит, услышать от лучшего друга обвинения в своем бездействии.Конечно, сравнивать твою игрушку и Эйлинэ глупо, но ты поймешь,хотя бы чуть-чуть, что я чувствовал тогда.Твоя кукла довольна мила, с ней может быть забавно. И я заставлю тебя смотреть на это. Возможно, ты даже получишь удовольствие.
Ой, что-то мне нехорошо. Похоже, для меня подготовлена культурная программа. Одно радует, эта тварь не воспринимает меня всерьез, значит, шанс у нас пока есть.
- А тебя, лапочка, я попрошу подготовиться. - Его пальцы нежно скользнули по моей щеке, задержавшись на губах. Мои ресницы все также служили мне паранджой, помогая скрывать чувства. - Хочу посмотреть на твои танцы. В записи они восхитительны, но мне кажется, вживую будет намного интереснее.
Его пальцы наконец-то оставили в покое мои губы, нежно провели по шее, раздвигая ворот рубашки, и огладили ремешок блокиратора.
-А вот это, очень любопытная вещь. Я бы даже сказал увлекательная,... но это потом. Сегодня я хочу видеть на тебе те милые черные штанишки, да и все остальное, впрочем, тоже.
Вновь сжав мои волосы, он запрокинул мне голову, пытливо вглядываясь в лицо.
-Что надо сказать, детка?
Мое лицо было безмятежным, а взгляд ласков.
-Слушаюсь, господин.

***


Команду заперли в камерах на уровне Ич, капитана увели на корабль Исмаэля, носящий гордое имя "Зулисса", по названию какой-то редкой, ядовитой гадины, которую хрен поймаешь. А я, в компании двух громил, шел за реквизитом в свою каюту.
На корабле царила тишина, нарушаемая лишь эхом наших шагов. Оставив охрану на нижнем уровне и двоих в рубке на контроле, группа захвата покинула "Тень". По мне так странно, но видимо у них свои резоны. Я по-прежнему сохранял равнодушно-безмятежный вид, но внутри все сжималось от напряжения. Мысли метались в поисках выхода. В голову лезла всякая хрень, начиная от Бетмэна и заканчивая почему-то конной полицией. Меня неудержимо перло на хи-хи, видимо нервы совсем ни к черту. Видит Бог, выйду живым из этой передряги, упьюсь валерьянкой.
Подойдя к двери своей каюты, я нацепил взгляд Белоснежки и тормознул бугаев, собравшихся пройти внутрь.
-Мне нужно уединение, чтобы подготовиться. Я должен понравиться Господину, для этого мне нужно немного времени и покой. Вы можете подождать меня здесь у входа.
Конвоиры молча переглянулись, один из них прошел внутрь, легким движением руки взломав замок, а второй придержал меня за плечо, ответив:
-Постой, Рок проверит, и пойдешь готовиться.
Что ж они все такие здоровые-то? Эти были выше меня на голову и шире раза в два, но пальму первенства держал все-таки Исмаэль. Он был даже выше Салеба, но при всех своих габаритах двигался легко и изящно. Скотина. Я здесь со своими размерами только на роль болонки могу претендовать.
Через пару минут Рок вышел, кивнул второму, и меня запустили в каюту. Не знаю, что он здесь пытался найти, но все было основательно перевернуто. За пару минут навести такой бардак, я мысленно присвистнул, да мужик талантлив.
Торопливо, но без суеты, я начал сборы. Быстрый душ, сушка волос и одевание. ТАК я еще никогда не извращался. Я даже достал косметику, которой разжился в свое время на складе. Подчеркнуть форму глаз и длину ресниц, слегка мазнуть блеском по губам, расчесать гриву до зеркального блеска, все заняло минут двадцать. Одевался уже не торопясь, шальвары, пояс, украшения. Зайдя в ванную, я замер на некоторое время. Из глубины зеркала на меня смотрела кукла, шикарная, невообразимо прекрасная кукла на миллион баксов. Золотистая пудра таинственно мерцала на груди и руках, взгляд с поволокой обещал что-то донельзя неприличное, чуть припухшие губы призывно блестели. Кто бы знал, что подступающие слезы и искусанные в панике губы дадут такой эффект.
Тихий шорох чуть не довел меня до инфаркта. Одна из панелей немного отошла, и хрипловатый голос еле слышно прошептал:
- Тихо, тихо. Алис, это я, Ниро.
-Ниро, мать твою, меня чуть родимчик не хватил! - Сердце билось где-то в горле, норовя выскочить. Нервно оглянувшись на дверь, я прошипел:
-Значит, тебя не поймали! Ха! Придурки отчитывались по списку.
-Алис, я механик или где? - Самодовольно хихикнул Уго.
-Уго, и ты здесь?! - Меня захлестнула эйфория, друзья на свободе! Я уже не один! - Ребята, вы в курсе вообще, что происходит?
-Алис, мы...
С грохотом распахнувшаяся дверь прервала разговор. Я все также стоял на пороге ванной у зеркала. Мой конвой замер на пороге. Не дав им опомниться, я спокойно сказал:
-Мне нужно еще немного времени. Вы позволите?
Мужики все так же стояли, не сводя с меня глаз.
Я добавил во взгляд недоумения и чуть вздернул левую бровь.
Мужики дружно сглотнули, синхронно развернувшись, шагнули за порог и аккуратно прикрыли за собой разломанную дверь.
-Силен. - Чуть слышно хихикнул Уго. - Алис, мы знаем, что капитан у них, и тебя сейчас поведут туда же. Мы здесь с Ниро красавцев упакуем, нам хватит полчаса. Но нужно отвлечь народ на "Зулиссе", поэтому устрой там концерт. Они наверняка столпятся в рубке и будут подглядывать за вами, а мы будем следить за ними. Как только выдастся момент, хватай капитана и дуй к шлюзам, мы с парнями вас прикроем. Все понял? Тогда мы поползли.
Я только кивал и лихорадочно соображал, что надо устроить, чтоб команда приросла к мониторам. На трезвую голову мне это не осилить. Решительно подойдя к столу, я забрался в нижний ящик и достал экспериментальный образец. Гару дождалась-таки своего звездного часа. Быстро ощипал веточку, одной я думаю хватит, последний взгляд в зеркало.
Ну что, красавец, хочешь культурную программу? Ты ее получишь. Мой приватный танец вы до конца жизни помнить будете.
Глубокий вдох. Волосы сзади перехвачены лентой у самых кончиков, одно нужное движение и рассыплются душистой волной. Плащ оставляем в каюте. Из одежды на мне шелковые штанишки, парчовые тапочки и килограмм бус. Идеально.
Через шлюзы меня несли на руках.
Я плавно скользил по коридору, деликатно покачивая бедрами, волосы огненной волной спускались до самых бедер, в уголках губ таилась улыбка, а трепещущие ресницы прикрывали нежный взор полный злобного ехидства.
Мои громилы хранили напряженное молчание, встречные мужики сворачивали шеи, провожая меня взглядом. Каждый норовил уточнить, кто я, чей и куда ведут. Думаю, мое выступление будут смотреть сегодня все.
Белоснежка, к бою!


Заведя меня в спальню капитана Исмаэля, бугаи получили разрешающий кивок и быстро удалились, торопливый грохот их сапог ненавязчиво намекал на некое неотложное дело. И что-то мне подсказывало, что этим делом занята сейчас вся команда.
Быстрый взгляд из-под ресниц, оценить обстановку. Кровать, тьфу-тьфу. Крюк, вбитый в стену, на нем за руки подвешен Салеб. Лицо бледное до зелени, губы закушены, испарина на лбу. Ну, ничего, ничего, потерпи, братик. Большое удобное кресло, в нем наш красавец сидит с комфортом, у ног низкий столик, на нем бутылка вина и один бокал. В центре ковер и места свободного метра два, вот это хорошо, мне как раз хватит.
Два шага от порога, чтобы встать на ковер, изящно опуститься на колени, замерев в глубоком поклоне. Чуть двинуть головой, заставив огненной рекой стечь волосы на правое плечо, оголяя спину и поясницу. Пояс шальвар сидит низко, но надежно, намекнуть намекнет и даже поддразнит, но пока не надо - не свалится. Ну же, тварь, смотри, как я хорош, внимательно смотри, когда еще такая халява привалит.
Исмаэль молчит, я почти лежу в поклоне. Мне по роли подниматься без разрешения не положено, а он-то чего молчит? Лежу, мне удобно, ковер мягкий, нигде не дует.
Тут Исмаэль прокашлялся и слегка хрипловато сказал:
-Салеб, у тебя прекрасный вкус. Какая дивная игрушка. Спасибо, друг, за дорогой подарок.
Я лишь хмыкнул про себя, ну-ну.
-Исмаэль, отпусти мальчика. Это наши с тобой разборки. Он ни при чем. - Брат напряжен, но держит себя в руках.
Мимо меня прошли замечательные сапоги капитана Тонга.
-Поднимись.
Так. А вот это уже мне. Слитным, текучим движением встаю, все также не поднимая глаз. Монисто мелодично позвякивает. Исмаэль за волосы запрокидывает мне голову, поворачивая к Салебу.
-Посмотри, он вовсе не против быть здесь. Он всем доволен. Что нужно сказать, детка?
-Конечно, Господин. - Чуть приподняв ресницы, встречаюсь взглядом с братом.
Все будет хорошо, верь мне.
В крови плещется азарт.
Оставив меня, Исмаэль вернулся в кресло. Налил себе в бокал, щелкнул пультом, и приглашающе повел рукой, ехидно улыбаясь.
-Приступай, детка.
С первых нот узнаЮ мелодию, под нее я часто танцевал на корабле, интересно, что у меня за импресарио объявился, что и запись танца Исмаэлю скинул и музыку. Мелодия была подходящая, длинная, с задорным, игривым началом и с медленным чувственным концом. То, что надо.
Приступим. Я ему эту "детку" в глотку вобью. Нежная, предвкушающая улыбка не сходила с моих губ.
Тягучие звуки флейты вызывают озноб по коже, нежные руки, плетущие в воздухе сеть для глупых мальков, бедра, завораживающе вздрагивая, заставляют петь монисто, в разрезах шальвар мелькают обнаженные ноги...
Музыка ускоряется, колокольчики на браслетах вторят барабанам, склонившаяся к плечу голова открывает беззащитную шею, губы призывно улыбаются, смотри...
Стон флейты, бубен, шаг, еще, летящие волосы, шаг, еще, вздох, еще, в груди жжет пожар...
Живот мелко вздрагивает, смотри, да, малыш, так, смотри, ближе, еще, еще, ускользаю... так, назад, бедра выделывают что-то совсем невообразимое, изгибаюсь, словно языки пламени на ветру, волосы, всплеском, дополняют картину. Скольжу к тебе ближе, ты еще держишь лицо, но на висках у тебя пот и губы пересохли... мелкий шаг в сторону, еще, чуть ближе, дразню тебя, я почти у тебя в руках, монисто звенят, так, да, малыш, смотри... куда руки тянешь, еще рано, ускользаю...
Музыка замедляется, поехали, плавный изгиб...выдох, разворот, ... прогиб в спине....замереть, отойти...
Смотри... летящие волосы, отражают блеск светильников, мелкая дрожь бедер перерастает в томные волны...
Чуть прикусываю губы, звон цимбал, смотри на меня, так, молодец, твой взгляд уже горит, тебе уже все равно, что вся команда пялится на нас, а я кожей чувствую их взгляды, они отдают холодом по позвоночнику...
Руками, пальцами, я маню тебя, ты мой... мой, никуда уже не денешься, смотри ...
Гибкие руки обнимают невидимого любовника, прогибаюсь в спине, доставая волосами до пола, сквозь ресницы не свожу с тебя взгляда, ловя малейший оттенок прорывающихся чувств. А они прорываются, ты уже не можешь их сдерживать, твои глаза отливают бешеным огнем, нет места на моем теле, которое бы они не обласкали взором...
Мягкой карамелью расстилаюсь по полу, синтар поет, лукавая улыбка на губах, прогибаясь в пояснице, откидываюсь назад, практически ложась лопатками на пол, поднимаюсь, взмах головы, волосы накрывают меня сверкающим водопадом, гнусь лозой, руки тянуться к тебе, мой...
Кошкой ползу к тебе, это ты думаешь, что ты хозяин,.... милый, какой же ты наивный..... змеей вползаю между твоих колен, оглаживая их, чуть надавливая ногтями, ловя твою ответную дрожь. Обвиваюсь вокруг тебя... резкий выдох в шею, чуть прикусить, совсем не больно.... Окутать волосами, отгородить от всего мира...
Твои руки судорожно сжимают меня, не вырваться, да я и не хочу.... Твой рот добирается до моего лица, нет милый, целоваться мы с тобой не будем...
Стягиваю с тебя рубашку... ощущение чужих взглядов пропадает, значит, пора сворачивать концертную программу, интересно кто такой совестливый, что отключил камеры? Памятник ему, посмертный.
Обнимаю твои бедра ногами, плотно прижимаюсь, ощущая твое напряжение, изгибаясь, отклоняюсь назад, открывая свой беззащитный живот... чем ты и пользуешься, прижимаясь губами... да, милый, так, тони, тони во мне...
Нащупываю твою недопитую бутылку и с размаху опускаю ее тебе на голову. Все.
Музыка еще играет, ты лежишь, не шевелясь, твои губы все так же касаются моей обнаженной кожи. Давлю всхлип в зародыше. Твоя голова в крови. Плакать буду дома.
Я с трудом выползаю из-под Исмаэля. Расслабляться рано.
-Алис? Алис, ты в порядке? - Голос брата прорывает пелену, окутавшую мой разум.
В последний раз окидываю взглядом Исмаэля и бегу к Салебу.
-Алис, скорей, у нас мало времени.
-Да. Да, как расстегивается эта штука?
Крюк высоко, мне пришлось подтащить пуфик, чтобы достать до него.
-Алис, там должен быть рычажок, это стандартный зажим. Скорее!
-Да, да, сейчас. - То ли я такой слабый, то ли эту хрень заело. - Да Боже ты мой, открывайся, сволочь!
Щелчок, секундой брат снимает с крюка руки. Бля, он еще и в наручниках!
-С ними-то что делать?!
-Спокойней. Нужно оружие. Сейчас.
Салеб кидается к неподвижно лежащему Исмаэлю.
-Есть.
Я срываю с себя бусы, попутно рассказывая план Уго, браслеты и пояс тоже вон, штаны не потеряю, а быть ходячей сигнализацией, нет уж, увольте. Стягиваю волосы какой-то тряпкой, не хватало еще запутаться. Слышу сухой щелчок и подняв глаза, вижу как брат со свободными руками замер у двери, аккуратно выглядывая в щелку.
-Все чисто, Алис, за мной.
Выскальзываю за ним, мазнув взглядом по Исмаэлю. Разумеется, чтобы убедиться, что он все так же неподвижен. Он неподвижен.
Мы крадемся по коридору. Как-то незаметно я оказываюсь впереди, указывая путь. Меня словно ведет какое-то наитие. Я просто нюхом чую, куда надо свернуть, а когда затаиться, пережидая опасность. И, кажется, я знаю, кому сказать спасибо, за этот нюх. С нежностью вспоминаю мышонка, и в ответ приходит теплая волна, словно он ластится, мягкой шерсткой щекоча ладонь. Мы выдвигаемся на финишную прямую и переходим на бег.
Мы почти успели, когда сзади послышался дикий крик.
-Не стрелять! Брать живыми!!!
Мы бежали сломя голову.
Грохот сапог за спиной все ближе.
Шлюзовая дверь открылась, мы не успели даже притормозить, впечатываясь в стену.Спасибо, Уго.
Корабли все еще были соединены "рукавом". Влетев в рукав, Салеб принялся закрывать резервный механический замок, похожий на штурвал парохода. А я стоял у шлюзового окна и смотрел. Подбежавшие парни пытались что-то сделать с той стороны, но брат уже запер замок и заблокировал его лазерным ружьем, что он прихватил в каюте Исмаэля.
А я смотрел на подходящего капитана Тонга. Какой-то мужик суетился возле него, пытаясь оттереть кровь, но Исмаэль лишь отмахивался от него как от надоевшей мухи. И смотрел на меня. И взгляд его был страшен.
-Алис, уходим. Заканчивай смотрины.
Вместо того, чтобы поторопиться, я подошел ближе к окну.
Положив вздрагивающие пальцы на стекло и не разрывая зрительного контакта с Исмаэлем, я прикрыл глаза. Одевая маску любимого наложника, я чуть облизнул губы, с удовольствием отмечая, как напряженно он следит за каждым моим действием. Немного помедлив, наслаждаясь своей игрой и его реакцией, я резко открываю глаза, отстраняясь и позволив скользнуть на лицо насмешливой улыбке. Левая бровь ехидно приподнялась, губы растянулись в хищном оскале и пальцы сами собой сложились в замечательную комбинацию. И пусть он не поймет земного посыла, думаю, общий смысл оскорбления до него дошел. Так как лицо у Исмаэля стало... стало... в общем... с таким лицом убивают.
Мы с братом бежали по "рукаву", впереди я уже видел наших парней, открывших шлюзовую дверь, а я смеялся. Я хохотал, откинув голову и захлебываясь смехом. Перед глазами все еще стояло удивленно-оскорбленное лицо Исмаэля.
Подавись "деткой", малыш!


Даже во сне мне не было от Исмаэля покоя. Проснуться, давясь всхлипами, в испарине и томной дрожи, продолжая видеть его глаза, полные жаркой страсти, это такое свинство. Собственное тело предавало меня, хотя его можно понять, этот Исмаэль такой... такой... тьфу! Да что за нахер!
На подгибающихся ногах я выполз из постели, и как сомнамбула поплелся в душ привести себя в порядок. В глазах двоилось, троилось, тени какие-то виделись, пить хотелось нестерпимо, но еще больше почему-то хотелось тех "ананасиков". Какой-то у меня отходняк после гару прикольный. То ночью поесть тянет и дикий сушняк, то глюки какие-то мерещатся. Постоял еще у входной двери, но шебуршавшая тень больше не появилась, жаль, занятный выверт сознания. Я все-таки решил доползти до камбуза. Может там есть что-нибудь съедобное, заодно и "ананасы" поищу.
Корабль спал, тишина была такая уютная, что я по пути даже умудрился задремать, только этим я могу объяснить, почему забрел в рубку. Ну, так, слегка ошибся дверью. В рубке было сумрачно, лишь ярко горел свет у пульта управления, да кто-то сидел в кресле пилота. Я уже было
повернулся уйти, как услышал голос Салеба.
-Ты сам-то понял, что сказал?
-Он мне нужен, уступи парнишку, я думаю, в цене мы сойдемся. - Мягкий, обволакивающий голос трудно было не узнать.
-Исмаэль, да ты охренел? Я не торгую рабами, тем более не продаю Близких Сердцу.
-С каких это пор постельные игрушки, пусть даже такие... живенькие, стали у нас Близкими? - Голос этой скотины был полон нарочитого недоумения.
Тихо подходя, я уже видел его лицо на мониторе. Эти скульптурные черты, этот надменный взгляд, эта ехидно заломленная бровь.
-Он не игрушка, Мэль, и он действительно дорог мне. Так что давай...
-У меня есть информация, Сали, за которую ты отдашь не только его, но и весь корабль в придачу. - Исмаэль подался вперед, буквально прожигая своими глазищами. Затем усмехнувшись, откинулся назад в кресло и добавил. - Это касается Эйлинэ.
Салеб дрогнул лицом, и я отчетливо слышал, как до хруста сжали его руки подлокотники кресла.
-Меня это не интересует. - Несмотря ни на что, голос Салеба был спокоен и ровен, но я, стоя в темноте, видел побелевшие костяшки на его сжатых кулаках.
-Неужели? Позволь усомниться.
-Мэль, Эйлинэ - это очень дорогое мне, но все же прошлое. А Алис...
-Хочешь сказать, он твое настоящее? - Буквально прошипел Исмаэль, лицо его застыло, побелевшие губы плотно сжались. - Я думаю, ты изменишь свое мнение, когда...
-Нет. Я сказал - нет. Алис подойди сюда.
И как спрашивается он меня засек? Я подошел, сверкая своими пижамными штанами и влажными волосами, небрежно заколотыми в узел на макушке. А нефиг устраивать заговоры во внеурочное время. Кому не нравится, пусть не смотрит. Но Исмаэль смотрел, смотрел так пристально, что у меня мурашки по голой груди табуном проскакали.
-Алис, говорю тебе в присутствии Исмаэля, ты - свободный гражданин Гархара. Никто не имеет права продавать тебя. На имперском корабле "Тень Айюмы" мной, как капитаном корабля, будет оказана тебе всевозможная защита и поддержка.
-А если я сделаю встречное предложение. - Чуть прикрытые глаза капитана Тонга обожгли меня пламенем. - Мой корабль не менее уютен, а какая у тебя, Алис, будет поддержка... ммм.
Его интонация недвусмысленно намекала, какого рода поддержку он мне обещает. Скотина. С таким голосом только "Камасутру" рекламировать.
-И что мне с твоей поддержки? С чего вообще такая реакция? Танец зацепил? - Я понимающе улыбнулся. - Так твоя проблема решается очень просто. Или на корабле желающих не нашлось?
А что, мы тоже умеем брови саркастически поднимать. Хищно улыбнувшись, я наклонился ближе к монитору и ехидно заметил:
-Малыш, если тебе нечем заняться ночью, это твоя забота, но у меня есть свои планы. И ты в них не вписываешься.
С этими словами я скользнул к Салебу на колени, спиной к монитору. Обхватив его ногами за бедра, я чуть слышно прошептал:
-Подыграй мне.
Поймав его понимающую ухмылку, я откинулся назад, прогнувшись в спине, глядя прямо в сузившиеся глаза Исмаэля. Мечтательно опустив ресницы, ощущая поддержку брата, я медленно, с чувством облизнулся и, потянувшись, провел пальцами по монитору, касаясь губ Исмаэля... и отключил связь.

***


Капитан Тонг шел по коридору с каменным лицом. Опытные сослуживцы понимали, что это не к добру, и почтительно прятались по всем щелям. Внутри Исмаэля бушевал смерч. После представления, устроенного этим паршивцем, кровь до сих пор тяжело билась в висках. Красное марево вставало перед его глазами, лишь он вспоминал Алиса на коленях у Сали. В точно такой же позе, как тогда он сидел у него самого. Мэль до сих пор помнил тот жар и томительное наслаждение, которым походя одарил его этот мальчишка. Чем он его так зацепил, Мэль не знал, но понимал твердо - Алис принадлежит ему. Даже если сам он сейчас об этом не догадывается. И это знание сверкающей звездой озаряло разум Исмаэля. Как и понимание того, чем сейчас занят Алис. И с кем.
Едва дверь отгородила его от остального мира, Исмаэль сорвался. Команда десятой дорогой обходила каюту, которую сейчас громил их капитан.

Все произведение этого автора вы можете прочесть на Книге фанфиков.



На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*